26 января
Загрузить еще

Надо ли власти бояться 1 декабря

Надо ли власти бояться 1 декабря
Фото: Полищук Максим / УНИАН

До государственного переворота осталось… Впрочем, в то, что путч запланирован на 1 декабря, как говорил на пресс-конференции президент Владимир Зеленский, мало кто верит. Однако первый день зимы-2021 действительно может оказаться знаковым.

Дальше пикета дело не пойдет. Если… не появится «черный лебедь»

С календарным началом зимы истекает 10-дневный срок, который президенту дали участники митинга 21 ноября. Тогда с Майдана Незалежности они пришли на Банковую и поставили ультиматум: или отставка Андрея Ермака в рамках «вагнергейта», или бессрочная акция протеста.

На пресс-конференции 26 ноября Владимир Зеленский заявил, что увольнять Ермака не собирается, потому что у того не было полномочий переносить спецоперацию по задержанию «вагнеровцев», и поэтому подобных приказов он никому не давал. 

Рассчитывать на компромисс, похоже, не приходится. «Демсокира» и «Рух» не те силы, с которыми власти пристало вести на равных переговоры. Но тут нелишне вспомнить, что восемь лет назад основные события на Майдане были связаны с «Правым сектором» - тогда мало кому известной силой, которую власть не посчитала опасной.

- Президент не отправит Ермака в отставку. Он связывает атаки на него с интригами своих политических противников, поэтому поддаваться давлению не намерен, - говорит политолог Кирилл Сазонов. - Акция протеста будет. Это право граждан, которое уважает любая власть. Но в Майдан и переворот эта акция не перерастет. Я не готов верить, что «Демсокирі» такое под силу или что идеей переворота можно увлечь Рината Ахметова.

По прогнозам эксперта, акция не будет долгой и особого внимания к себе не привлечет. Если… не появится «черный лебедь» - так называют труднопредсказуемые события, которые имеют глобальные последствия.

- Если бы в 2013-м митингующих за евроинтеграцию студентов никто не трогал, то они постояли бы какое-то время и разошлись, народ это особо не возбуждало, - считает Кирилл Сазонов. - Вот и сейчас, если власть будет реагировать спокойно, дальше пикета дело не пойдет.

Ждать до выборов не хотят

Организаторы грядущей акции обещают, что она будет сугубо мирной. В то же время лидер «Демсокири» Юрий Гудименко в передаче «Свобода слова» Савика Шустера дал понять, что жить до новых президентских выборов под окнами Офиса президента он со товарищи не намерен. Будет ставиться вопрос об импичменте. Ряд экспертов полагают, что в этом и кроется суть всей затеи.

- В противостоянии Зеленского и олигархов легитимные рычаги на его стороне. Он остается президентом еще 2,5 года. А его оппоненты не хотят столько ждать, - говорит эксперт Украинского института будущего, бывший депутат от «Радикальной партии» Игорь Попов. – Для этого нужна дестабилизация ситуации и уличные акции.

Более мягкий путь для оппозиции, по мнению политолога, это перекупить большинство в парламенте и создать свое правительство.

- Для начала им нужно выбить фигуру, на которой завязано много политических процессов. Потом будут создаваться новые информационные кампании для юридических шагов по переформированию парламента и смене президента, - резюмирует Игорь Попов.

Полиция учтет уроки прошлого

Политтехнолог Тарас Загородний считает, что импичмент – это уже не намек, а открытая угроза президенту.

- Третий Майдан вполне реален. Но он не будет таким, как в 2013-2014 годах - затяжным и кровавым. Полиция не решится стрелять в народ, поскольку хорошо усвоила уроки своих предшественников. И люди, учитывая, сколько оружия на руках, не позволят себя расстреливать. Майдан будет быстрым, и такие моменты, как уголовное дело против Юрия Бутусова, станут использоваться для нагнетания эмоций, - делает свой прогноз Тарас Загородний.

Эксперт обращает внимание на то, что среди митингующих есть активные и готовые к резким действиям люди, тогда как у Зеленского, таких нет. Грубо говоря, желающих идти на Антимайдан найдется мало. Опять же с учетами уроков прошлого.

После уступки потребуют новых

В отличии от Майдана 2013 года сегодняшняя повестка дня для простого обывателя сложнее. Он не сильно задается вопросом, чем нагрешил Ермак, и давно потерял интерес к вяло текущему «Вагнергейту».

Тем не менее, считает эксперт Украинского института политики Николай Спиридонов, в этих темах задействованы серьезные массмедиа, включая британский Bellingcat, они будут продолжаться и это еще не конец истории.

По мнению эксперта, Владимир Зеленский на пресс-конференции заговорил о государственном перевороте, чтобы перебить основную информационную повестку.

- Он открыто предупредил, что так воспринимает готовящуюся акцию. Что касается народного участия в ней, то если простому человеку трудно дается «Вагнергейт», у него может найтись свой собственный повод для недовольства властью. Он примкнет к протестам по личным соображениям или иллюзиям. Так, в 1917 году многие солдаты, выступая против временного правительства, ошибочно считали, что помогают свергнутому царю-батюшке, - отмечает Николай Спиридонов. – Нынешние требования только повод для новых ультиматумов. Любое требование к главе государства – это прощупывание почвы. Если президент пойдет на уступку, от него станут требовать новых.

Эксперт считает, что конфликт между президентом и оппозицией перешел в стадию эскалации. Какой из прогнозов начнет сбываться, покажет зима.

 

КСТАТИ

А при чем тут Ринат Ахметов

Как уже писала «КП в Украине» ранее, по мнению политолога Владимира Фесенко имя Рината Ахметова в связи с переворотом всплыло на пресс-конференции президента Владимира Зеленского не случайно.

- Несколько дней назад известный украинский политик, близкий к Ринату Ахметову, Олег Ляшко заявил, что на 1 декабря готовится введение чрезвычайного положения в Украине. Эта тема активно раздувается вместе с темой войны на Донбассе. Можно понять, что заявление Ляшко и информация, озвученная президентом, взаимосвязаны между собой, - считает политолог. - Скорее всего, что-то готовилось и готовится. Причастен ли к этому Ринат Леонидович – мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть. Но то, что его могли втягивать в это медийно, информационно, политически и ресурсно – вполне могло быть. Другое дело, что все это – рискованная авантюра. И президент сделал такое заявление как упреждающий сигнал Ахметову, мол, не надо заигрываться…