8 декабря
Загрузить еще

Глоссарий от СНБО: мост, который нельзя называть, и уроки СССР

Глоссарий от СНБО: мост, который нельзя называть, и уроки СССР
Фото: president.gov.ua

Всемогущий Совет национальной безопасности и обороны добрался до нашего словарного запаса и презентовал глоссарий из 64 пунктов. Над составлением документа, если верить вступительной части, работали 14 наиважнейших государственных институций, начиная от Национальной академии наук, Офиса президента и заканчивая СБУ и Минобороны.

Смысл большого труда сводится к борьбе с российской пропагандой относительно событий в Крыму и на востоке Украины: как и что нужно правильно называть.

«КП в Украине» углубилась в чтение и поинтересовалась мнением экспертов.

Юридические нюансы

Глоссарий – это такой вид словаря, где растолковываются специфические термины либо часто используемые выражения. В документе СНБО таковыми являются определения, которыми оперируют российские политики и СМИ. Наш глоссарий называет их фейками либо клише и предлагает идеологически выверенные аналоги. Их рекомендовано использовать чиновникам, дипломатической службе, а также общественным организациям и средствам массовой информации.

Большинство терминов не вызывают вопросов. Ну кто из здравомыслящих украинцев станет публично утверждать, что в 2014-м было «возвращение Крыма России», а не самая настоящая «вооруженная агрессия России против Украины в Крыму»? Или что на востоке Украины происходит «агрессия Украины против граждан Донбасса», а не наша «антитеррористическая операция/Операция объединенных сил». Либо называть события 2013-2014 года «государственным переворотом» вместо «Революции достоинства» и «Евромайдана»!

Международное гуманитарное право налагает на оккупирующую страну ряд обязательств: нельзя навязывать другое гражданство, конфисковать частную собственность, призывать в армию страны-оккупанта

Но по некоторым терминам вопросы все же есть. Например, почему в числе российских фейков оказалось понятие «аннексированные территории Украины», которое часто употребляется в международных заявлениях. И это, оказывается, неправильно. Согласно рекомендациям СНБО, следует говорить и писать «временно оккупированные территории».

- Со смысловой точки зрения между этими терминами вроде нет разницы. С правовой позиции она есть. Оккупация не изменяет юридический статус государства, аннексия означает его насильственное присоединение к другому государству. Говоря об аннексии Крыма, мы как бы соглашаемся, что его от Украины уже оторвали. -  разъясняет эксперт-международник Игорь Бедный. - Точные формулировки важны даже с точки зрения защиты прав населения. Международное гуманитарное право налагает на оккупирующую страну ряд обязательств: нельзя навязывать другое гражданство, конфисковать частную собственность, призывать в армию страны-оккупанта и так далее. Аннексия территории практически делает людей, которые на ней проживают, бесправными.

Запишите, а то забудете

Пожалуй, основная беда глоссария в том, что правильные по версии СНБО определения достаточно тяжеловесны, чтобы ими можно было легко оперировать. Например, вместо «закона об особом статусе Донбасса» следует говорить и писать «Закон Украины об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Для документа самое оно, а для разговорной речи затруднительно.

Или вот такое клише - «Крымский мост». Это снова неправильно. Упоминать о нем следует как о «незаконно построенном переходе между временно оккупированной АР Крым и РФ через Керченский пролив». На худой конец прибавлять слова «так называемый» Крымский мост. Но так называемый - это как бы есть и как бы нет. А мост - он стоит, и все тут.

Непросто будет, если речь зайдет о российском термине «блокада Крыма». Это у них за поребриком блокада, а у нас «временное (до деоккупации) прекращение товарооборота, электро- и водоснабжения в Крым». Впрочем, если не можете выучить, то Совбез допускает употребление слова «блокада», но с обязательным продолжением «в ответ на временную оккупацию полуострова Россией».

Вполне логично отрицание термина «народ Донбасса»! Это как говорить «народ Троещины» или «народ третьего подъезда». Есть «жители ОРДЛО, которые пребывают под временной оккупацией России». Допускается «Жители неподконтрольных правительству территорий Украины». А использовать принятый термин «население Донбасса» СНБО, видимо, не решился, потому что теперь непонятно, где наше население Донбасса, а где не наше.

В СССР учили правильно

«Серед степу широкого, на Вкраїні милій…» Эх, не знал Тарас Шевченко, когда писал свой «Заповіт», что спустя двести лет после его смерти над предлогами «в» и «на» будут спорить не только филологи, но и политики. СНБО поставил точку: «в» Украине и «на» Донбассе.

- Тут все просто. Когда мы говорим про административно-территориальное образование - страну, город, село, то следует употреблять предлог «в». Если речь идет об исторической территории или местности без четких границ, то применяется предлог «на»,

разъясняет кандидат филологических наук Наталия Терещенко. 

Словосочетание «на Украине», которое обычно употребляется в российских СМИ, историки объясняют имперскими амбициями и попытками россиян позиционировать Украину как окраину России. 

К слову, в советских украиноязычных школах тоже учили писать и говорить «в Украине». И объясняли, что «на» придумано поганой царской Россией, которая не давала Украине самостоятельности, а советская власть дала.

Две войны

В список российских фейков-клише попали «Великая Отечественная война» и «Гражданская война в Украине». Первую рекомендуется заменить на «Вторую мировую», что под лозунгами десоветизации Рада решила еще в 2015-м.

Вместо «гражданской» СНБО рекомендует употреблять «вооруженная агрессия России против Украины», «акт российской агрессии в нарушение устава ООН» либо просто «российско-украинская война». Даже без слова «гибридная». Что соответствует действительности.

Ну и напоследок для пользы дела СНБО внес ясность в некоторые вопросы географии. Хотя, скорее, напомнил правила бог весть какой давности, которые в упор не приемлет российская пропаганда. «Прибалтика» или «Прибалтийские республики» - это «страны Балтии», потому что в 2017 году Латвия, Литва и Эстония публично обратились к СМИ с такой просьбой.

«Белоруссии» нет. Есть «Беларусь». Это официальное название страны и единственно правильный вариант.

Далее… «Приднепровская Молдавская Республика», «Республика Абхазия» и «Южная Осетия» такие же фейковые образования, как «ДНР» и «ЛНР» (простите ОРДЛО). Так вот есть «Приднестровский регион Молдовы» (можно добавлять «который находится под контролем России»), «оккупированная Россией грузинская территория Абхазия» и «оккупированная Россией территорией в Цхинвальском регионе Грузии». Кстати, такие же формулировки обозначены в грузинском законе об оккупированных территориях.

Комментарии экспертов

Кость Бондаренко, руководитель фонда «Украинская политика»:

- Если кому-то глоссарий и принесет пользу, то это аппарату СНБО. Они показали, за что получают зарплату, и, может быть, им выпишут к Новому году премии.

А жители Украины будут думать и говорить, как до глоссария думали и говорили. Существует много фраз и оборотов, которые уже устоялись и которые люди не станут менять в угоду ведомству Алексея Данилова. Навязанные словосочетания так же не приживутся, как «поетки» и «членкини».

Николай Спиридонов, эксперт Украинского института политики:

- С точки зрения противостояния российской пропаганде, может быть, это и нужно. Только термины, которые предлагает СНБО, не звучат как нейтральные. Они тоже по сути являются клише. Хотя «временно оккупированные», конечно, звучат оптимистичнее. Как и замена «блокады» на «временное прекращение».

Но главный момент в другом. В Африке, как вы знаете, налагалось табу на некоторые слова. Считалось, что, если их произнести, начнутся какие-то магические действия. Нечто подобное происходит и сейчас, что дает возможность оказывать давление на журналистов и политических экспертов. Произнес табуированное «клише», и можно объявлять агентом Кремля.

Алексей Якубин, кандидат политических наук:

- Если мы живем в демократической стране, то государственные структуры не должны заниматься формированием живого политического диспута. Нельзя спускать сверху указания, как надо говорить и писать, нельзя навязывать фокус-внимание. Для политического развития страны это ничего не даст, напротив, вызовет отторжение.

Не далее как весной Алексей Данилов говорил, что «никакого Донбасса не существует». А в глоссарии рекомендует говорить «на Донбассе». Так есть Донбасс или нет? Тем событиям, которые происходят сейчас, на уровне юридических документов даются разные толкования. Этот глоссарий не только не устраняет противоречивые моменты, но вносит еще большую путаницу. Могу предположить, что в СМИ начнется слежка-игра за словами политиков и представителей власти: смотрите, он говорит не по глоссарию!

Новости по теме: аннексия крыма СБУ оккупация