Дипломат Александр Чалый: Запад готов выполнять Будапештский меморандум, это украинские элиты забыли о нем

Дипломат Александр Чалый: Запад готов выполнять Будапештский меморандум, это украинские элиты забыли о нем

Комментарии: 1
Михаил Маркив / УНИАН

Среди 5 вопросов Владимира Зеленского, которые он хочет задать украинцам в день выборов 25 октября, есть такой: "Поддерживаете ли вы право Украины на использование гарантий безопасности, определенных Будапештским меморандумом, для восстановления ее государственного суверенитета и территориальной целостности?"

О том, как происходило подписание документа, почему его не использовали раньше и как его можно применить сейчас, "КП" в Украине" рассказал один из разработчиков Будапештского меморандума (см. "Справку "КП") , экс-первый заместитель министра иностранных дел Украины Александр Чалый. На момент подписания он был начальником договорно-правового управления украинского МИД.

"Нас никто не обманывал с Будапештским меморандумом"

- Леонид Кучма, который подписывал этот документ, впоследствии сказал, что западные партнеры обманули Украину "по полной", не выполнив своих обещаний по гарантиям нашей стране. А тогда, в 1994 году, в Будапеште, вы чувствовали какой-то подвох, что обманут и не выполнят обязательства?

- Нет, такого ощущения тогда не было. Наоборот, мы чувствовали, что нашли стратегическое решение, которое открывало для Украины перспективу позитивной повестки дня для дальнейшего развития страны.

А те, кто сейчас пытается судить ту ситуацию исходя из реалий сегодняшнего дня, совершенно не понимают, какая была обстановка тогда. Во-первых, в мире был большой энтузиазм по поводу окончания "холодной войны", и все ожидали, что впереди будет вечный мир и благополучие. С другой стороны, Украина находилась под беспрецедентным давлением США и России. И Вашингтон, и Москва очень сильно добивались нашего отказа от ядерного оружия.

Давайте представим, что было бы, если бы Украина не отказалась от него и не подписала Будапештский меморандум. Посмотрите на Северную Корею, ее статус, возможности. Вот такое же могло случиться и с нами. То есть у нас тогда был выбор, и мы сделали его абсолютно правильно. 

Но, к сожалению, Украина уже через пару лет после подписания Будапештского меморандума сама фактически положила этот документ "на полку" и не пыталась использовать его потенциал в международных отношениях. Даже после 2014-го, когда можно было явно констатировать, что одна из подписавших его сторон – Россия - явно нарушила свои обязательства.

- И почему Порошенко в 2014-м и последующих годах не активировал Будапештский меморандум, а согласился на "Минск"?

- Ответ очень простой. Будапештский меморандум не только давал Украине гарантии безопасности, но и накладывал на нее определенные обязательства. Я имею в виду, что нам нельзя было рассчитывать на обещанные гарантии, если с одной страной-гарантом ты играешь в стратегические игры против другой страны-гаранта. Иными словами, с НАТО против России в рамках Будапештского меморандума проводить внешнюю политику невозможно, если хочешь рассчитывать на эффективность предусмотренных в нем гарантий. Но тогдашняя украинская власть и элита хотели быть свободными от этих обязательств.  

- Это правда, что изначальный текст меморандума отличался от того, который был в конце концов подписан?

- Да, вначале было два текста - украинский и американский. Их различие в том, что мы в своем документе очень детально выписали все гарантии и механизмы их реализации. Мы также хотели, чтобы меморандум фиксировал юридические обязательства со стороны стран-гарантов. Американская же версия была очень общей. Они делали все возможное, чтобы документ не имел юридической силы по международному праву и чтобы в нем содержались минимальные механизмы реализации их гарантий.

Документ, который был в конце концов принят и подписан, – это итог очень тяжелой дипломатической работы, и мы добились очень позитивного результата для Украины. Хотя бы потому, что с точки зрения международного права данный документ бесспорно является юридически обязательным для всех государств, которые его подписали. Будапештский меморандум имеет все атрибуты международно-правового договора в свете положений Венской конвенции о праве международных договоров. 

Второе – мы смогли добиться и прописать в нем гарантии, касающиеся не только политических аспектов суверенитета и территориальной целостности Украины, но и распространили эти гарантии и на недопущение экономического давления на Украину. И последнее, и самое главное, - мы добились того, что в случае угрозы применения силы или агрессии Украина, согласно меморандуму, имеет право потребовать срочные консультации со странами-гарантами.

Меморандум подписали (слева направо) президент России Борис Ельцин, президент США Билл Клинтон, президент Украины Леонид Кучма, премьер-министр Великобритании Джон Мейджор. Фото: uk.wikipedia.org

"США имеют четкие обязательства перед Украиной"

- Вы говорите, что удалось добиться гарантий от стран-подписантов. Но Евгений Марчук вспоминал, что в итоговом англоязычном оригинале текста меморандума ни разу не употребляется слово guarantees (гарантии). И в названии, и в тексте используется только слово assurances (заверения). Это правда?

- Это было долгий спор во время согласования документа, который закончился таким компромиссом. Если бы мы оставили в тексте слово "гарантии", то это, с точки зрения внутреннего американского права, накладывало бы на США определенные международные юридические обязательства. И в этом случае Будапештский меморандум должен был бы ратифицироваться американским Конгрессом. А в тот момент было очевидно, что этот документ не пройдет через парламент США.

Поэтому американцы заменили guarantees (гарантии) на assurances (заверения). А мы пошли на это, чтобы разблокировать возможность подписания меморандума. Но с точки зрения международного права это ничего не меняет. США в международно-правовом плане имеют четкие юридические обязательства перед Украиной помогать ей, если ее территория и независимость окажутся под угрозой. И США выполняют этот меморандум. Но мне кажется, что Украина никогда особо и не требовала от Америки выполнения ее обязательств в контексте положений Будапештского меморандума.

- Многие после начала агрессии в Крыму и Донбассе ожидали военной помощи от стран-гарантов. Когда разрабатывался этот документ, Украина предполагала в нем военную помощь Запада?

- Тогда об этом не думали. Я уже говорил, что только-только прошла разрядка, все наделялись на вечный мир и согласие. Тогда даже было не совсем корректно на международном уровне оперировать такими категориями, как "агрессия", "война", "военная помощь" и прочее.

Но Будапештский меморандум практически во всех своих положениях ссылается на устав ООН. А он предполагает применение вооруженных сил, если с точки зрения международного права зафиксирован акт агрессии. Поэтому Украина вправе требовать от США и других стран-гарантов максимальную помощь, в том числе и со стороны их вооруженных сил.

- То есть вы хотите сказать, что в марте 2014 года Украина могла от стран-гарантов потребовать введения, например, их кораблей в Черное море, к крымскому побережью, для отражения российской агрессии?

- В рамках Будапештского меморандума мы могли делать любые предложения, которые, на наш взгляд, помогли бы отразить агрессию и защитить нашу территориальную целостность. Но давайте вернемся в 2014 год. Что мы могли потребовать от стран-гарантов, если сами и пальцем не шевельнули для защиты Крыма? Весной 2014-го в Киеве просто не знали, что делать, и не отдали никаких приказов украинским войскам на полуострове на применение военной силы. Мы сами не защищались, так почему нас должен был защищать кто-то другой? То есть не надо свою несостоятельность прикрывать невыполнением Будапештского меморандума странами-гарантами. Этот документ состоятелен, но только если мы сами готовы его выполнять и решительно требовать выполнения предусмотренных в нем обязательств всеми государствами-гарантами.

"Будапешт нельзя противопоставлять Минску"

- Опрос Зеленского по Будапешту - это пиар-манипуляция или реальный план "Б" и альтернатива Минску по Донбассу?

- Я надеюсь, что это новое стратегическое видение украинского руководства с точки зрения нахождения формулы мира на востоке Украины и решения вопроса Крыма. Это можно считать планом "Б", но тут четко нужно понимать главное: Будапешт ни в коей мере нельзя противопоставлять Минску, это взаимодополняемые международные инструменты. Минские соглашения родились во время самой активной фазы боевых действий, и это тактический документ о достижении устойчивого перемирия. Реализация Минских соглашений сама по себе мира не принесет. А вот Будапештский меморандум создает стратегический формат для решения кризиса и восстановления территориальной целостности Украины. Поиск мира в рамках этого формата поднимает вопрос в контексте всей европейской безопасности и выводит этот процесс на качественно новый дипломатический уровень.

И хорошо, что Зеленский с этим вопросом обращается именно к народу Украины. Потому что наши правящие элиты десятилетиями сами были не готовы использовать Будапештский меморандум для защиты национальных интересов страны.

- То есть вы хотите сказать, что Запад готов активировать эту опцию, стоит только захотеть самой Украине?

- На Западе к Будапештскому меморандуму относятся очень серьезно. Они там просто очень рады, что украинские элиты забыли о нем. Я уверен, что при помощи разумной, рациональной и креативной дипломатии мы сможем значительно усилить активную помощь Запада в контексте Будапешта. К сожалению, раньше мы этого не делали.

- Вы говорите, что Запад согласен выполнять меморандум. А как быть с Россией, которая категорически выступает против этого? В Москве заявили, что они готовы только к Минскому формату и что о Будапештском меморандуме речь не идет, так как Россия не считает себя его нарушителем. Как быть?

- Я убежден, что если не противопоставлять Будапешт Минску, то возможно убедить Россию не отвергать потенциал меморандума. То есть нужно параллельно использовать оба формата – как Минский, так и Будапештский.

"Восстановление ядерного статуса Украины - один из самых чувствительных вопросов для Запада"

- А если Зеленскому не удастся по-новому активировать Будапештский меморандум, что делать тогда?

- В случае невыполнения Будапештского меморандума у нас возникает право по-другому смотреть на наши обязательства по нераспространению ядерного оружия.

- Говоря по-простому, Украина может пересмотреть свой отказ от ядерного оружия и реанимировать свой ядерный цикл?

- Да, это самый негативный и самый нежелательный сценарий, который могут себе представить в Вашингтоне, Лондоне, Пекине, Москве и Париже. Но никто в Украине за последние 10 лет не пытался использовать этот козырь. А если вы просите выполнять меморандум, "стоя на коленях", в позе просителя, то его никто не будет выполнять. Слабых никто не уважает и не слушает. Для того чтобы реализовать весь потенциал меморандума, Украине сейчас нужно встать с колен и потребовать уверенно и убежденно безоговорочного выполнения всеми государствами-гарантами их обязательств по Будапештскому меморандуму.

- Разве мы можем сейчас восстановить свой ядерный цикл?

- Если страна имела ядерные технологии, то она всегда может их восстановить. И у Украины остался этот потенциал. Посмотрите, сколько у нас атомных электростанций. Я не призываю, чтобы мы сразу же начали двигаться в сторону возобновления ядерного статуса Украины. Но эта тема до сих пор, спустя 26 лет после Будапешта, остается одним из самых чувствительных вопросов для Запада. Они понимают, что с Крымом и урегулированием кризиса на Донбассе что-то пошло не так. А значит, с международно-правовой точки зрения Украина имеет все права заявить, что ставит под сомнение режим нераспространения ядерного оружия, в рамках которого она отказалась от ядерного оружия, не получив взамен эффективных международных гарантий своего суверенитета и территориальной целостности. 

Когда я обращаю внимание западных коллег на этот аспект, они очень серьезно относятся к вероятности отказа Украины от своего безъядерного статуса и признают легитимность постановки вопроса со стороны Украины в такой плоскости. И тут нашей дипломатии нужно также быть более креативной. Например, потребовать в рамках ООН начать консультации о эффективности гарантий странам, которые отказались или от которых (Северная Корея, Иран и ряд др.) международное сообщество требует отказа от ядерного оружия. Это очень неудобный вопрос, в первую очередь для государств-гарантов по Будапешту. Но только ставя перед ними неудобные вопросы, Украина может в полной мере реализовать потенциал Будапештского меморандума для восстановления своей территориальной целостности в границах 1991 года.

СПРАВКА "КП"

Будапештский меморандум – документ о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия. Меморандум был подписан в декабре 1994 года президентами США, России, Украины и премьером Великобритании. Согласно меморандуму, Киев, в обмен на отказ от своего ядерного арсенала, получал гарантии территориальной целостности и суверенитета. А согласно второй статье меморандума страны-гаранты пообещали удерживаться от силовых действий против Украины.

ДОСЬЕ "КП"

Александр Александрович Чалый

Родился 3 апреля 1954 года в Виннице.

Окончил Киевский национальный университет им. Т. Шевченко в 1977 году, факультет международных отношений и международного права. Кандидат юридических наук.

С 1993 по 2008 годы работал в органах государственной власти Украины.  Занимал должности первого заместителя министра иностранных дел и заместителя главы Секретариата президента Украины. Дипломат. В 1999-м был признан дипломатом года. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины. Заслуженный юрист Украины.   Владеет английским, русским и португальским языками.

Женат, имеет дочь и сына.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Во сколько обойдется опрос Зеленского и можно ли на этом заработать

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях