Евгений Киселев высказался о ситуации с каналом  Прямой :  Вскипело...

Евгений Киселев высказался о ситуации с каналом "Прямой": "Вскипело..."

Комментарии: 6
Фото: facebook.com/evgeny.kiselev.737

Советский, российский и украинский журналист Евгений Киселев прокомментировал обыски у "формального собственника" канала "Прямой" Владимира Макеенко и свой "неслучайный" уход с телеканала. Об этом он написал в Facebook.

О Макеенко

- Я не готов комментировать ни обстоятельств покупки им канала, ни многочисленные слухи о том, что в действительности канал принадлежит кому-то еще.

Об уходе с "Прямого"

- Расставание было неслучайным. Как с моей стороны, так и со стороны канала. И здесь мне, честное слово, хотелось бы поставить точку - человек я старомодный, и о недавнем месте работы предпочитаю до поры до времени говорить как о покойнике - либо хорошо, либо ничего.

Но, увы, не получается. Потому что сегодня я обнаружил, что политолог Виктор Уколов, в недавнем прошлом сотрудничавший с администрацией Порошенко, причем как раз по вопросам работы со СМИ, решил использовать мое имя и доброе имя прежней телекомпании НТВ - той, в которой я когда-то работал, и которой давно уже нет.

О предыдущем руководстве НТВ и "Прямого"

Уколов в своем блоге связал обыски у Макеенко с "атакой на свободу слова" на российский телеканал "НТВ" в 2001 году. Политолог завершил колонку следующей фразой: "Через 17 лет Евгений Киселев вернется в эфир на украинском "Прямом" канале, который теперь тоже находится под ударом идейных наследников Путина". Киселев указал на многие неточности в колонке Уколова и объяснил разницу между ситуацией с НТВ и "Прямым".

- Часть журналистского коллектива разогнали, а руководству канала во главе с автором этих строк, сделавшему прежнее НТВ таким, каким его многие ностальгически вспоминают до сих, указали на дверь, - рассказал Евгений Киселев. - Тут я вынужден напомнить, что прежнее руководство прямого канала "Прямой", сделавшее его таким, какое он есть, сформировавшее его нынешнюю, мягко говоря, неоднозначную репутацию, почти в полном составе свалило работать в медиа-холдинг, принадлежащий выдающему борцу за демократию, свободу слова и независимость Украины Виктору Медведчуку.

Журналист отметил, что на украинском телевидении начал работать намного раньше, а не через 17 лет после ухода с НТВ - в 2008 году на канале ТВi.

- В эфире "Прямого" я тоже появился раньше, чем утверждает пан Уколов, в августе 2017 года. А вот весной 2018 года - именно тогда исполнилось 17 лет моего вынужденного ухода с НТВ - меня, наоборот, попытались уволить с этого самого "Прямого канала".

Об отстранении от эфиров из-за независимой позиции

- С середины марта по середину мая прошлого года я был отстранен от эфира, что не осталось не замеченным в прессе. Мое отсутствие официально объяснялось тогда отпуском по неким "личным обстоятельствам".

На самом деле люди, курировавшие "Прямой" в администрации президента, и в их числе Виктор Уколов - во всяком случае, тогдашний генпродюсер "Прямого" Алексей Семенов мне не раз называл его имя - были крайне недовольны тем, что своих программах я изо всех сил старался сохранять независимую позицию, блюсти баланс мнений и не занимать ту или иную сторону в многочисленных конфликтах, которые все чаще вспыхивали на политической сцене страны.

Особое раздражение вызывало то, что я отказался участвовать в общем дружном хоре голосов, одобрявших решение тогдашнего президента Порошенко лишить Михаила Саакашвили украинского гражданства и депортировать из страны.

Но едва ли не самый главный мой грех, как это ни смешно, состоял в том, что я записал и выдал в эфир большое интервью с народным депутатом Сергеем Лещенко, причем записал его в той самой "нехорошей" квартире - и не просто записал, но - представляете, каков негодяй! - стулья притащил из редакции "Прямого".

О "подмоченной" репутации

- Мне тогда удалось отбиться и вернуться в эфир, хотя теперь я об этом порой жалею - репутация "Прямого" оказалась, увы, подмоченной тем, что во время президентской, а затем и парламентской предвыборной кампании канал вел откровенную агитацию за Порошенко и против Зеленского. И хотя я продолжать свою линию гнуть, всячески стараясь в своих программах оставаться над схваткой, моя репутация тоже, увы, пострадала.

О "свободе" слова на "Прямом"

- Что касается свободы слова, я многое мог бы рассказать о том, сколько раз мне запрещали давать в "Итогах" те или иные новости, звать на эфир тех комментаторов, которых я считал нужным, сколько раз обманным путем отменяли приход в студию гостей, приглашенных мною лично, и вместо них приводили каких-то самозваных узколобых "экспертов", как все длиннее становились негласные черные списки людей, которых нельзя было показывать на "Прямом", даже в моей программе-интервью "Авторское", само название которой точно предполагало, что в ней я беседую с людьми, интересными лично мне, автору и ведущему передачи... И сколько в итоге талантливых, совестливых журналистов ушло или было уволено с "Прямого".

Справка КП

7 ноября ГБР провело обыск в квартире владельца канала "Прямой" Владимира Макеенко. Уже во время следственных действий на "Прямом" появилось сообщение, что обыск воспринимается каналом "как давление и наступление на свободу слова".

Вечером того же дня в эфире "Прямого" шел телемарафон "Атака на свободу слова". Во время него в студию ворвались люди в масках и камуфляже с оружием наперевес, имитируя таким образом "захват" телеканала. Оказалось, что это - всего лишь ход сценаристов. Но зрители испугались и спрятались - их о "масках-шоу" в качестве сюрприза не предупредили. 

8 ноября канал "Прямой" 8 ноября принес извинения за постановочный штурм студии. Журналисты еще раз объяснили: аллегория и идея заключались в том, чтобы показать всю абсурдность ситуации в стране, где "сюрпризы" происходят почти каждый день.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Евгений Киселев запустил собственную "Ютуб"-программу

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях