Брат  крымского диверсанта  Панова:  Женя не жалуется на здоровье, чтобы не расстраивать семью

Брат "крымского диверсанта" Панова: "Женя не жалуется на здоровье, чтобы не расстраивать семью"

Комментарии: 4
Родные говорят, что Панова в первые четыре дня жестоко пытали. Фото: Соцсети

Адвокаты жителя Энергодара Евгения Панова сейчас готовят апелляцию на решение крымского суда. Есть также опасения, что украинца могут экстрадировать из Крыма в Россию. Но брат Панова Игорь Котелянец говорит, что есть надежда на обмен и Евгений не сдается.

- В последнее время ему начали передавать "Новую газету" - это российское издание, она более-менее адекватная, поскольку пишет про процесс обмена, что делает Украина, они получают информацию, Жене и другим заключенным это дает надежду. Настроение у него хорошее, он надеется, что в этом году обмен произойдет, и он вернется домой, - говорит Игорь.

8 лет, как страховка

Уроженцу Энергодара Евгению Панову на прошлой неделе зачитали приговор – Верховный суд Крыма приговорил фигуранта "дела украинских диверсантов" к 8 годам колонии строгого режима. Весь процесс над Пановым проходил за закрытыми дверями, лишь вынесение приговора, которое длилось 10 минут, было публичным. 

- На суде была мама, пришло много крымских татар, украинцев, поддерживали его очень, когда его выводили, кричали "Слава Украине", люди его морально поддержали, - рассказывает "КП в Украине" брат Евгения Игорь Котелянец. – Женя на суде планировал большое последнее слово, но в последнюю ночь передумал, сказал, что о каких идеалах и ценностях можно рассказывать, если там люди и понятия не имеют, что это такое.

По словам Игоря, такой суровый приговор для семьи сюрпризом не стал – после всего, что Евгений пережил за последние два года, чудес не ждали.

- Мы были готовы и к 20 годам, потому что, если не принимать во внимание пытки первых четырех дней электрическим током, имитации расстрела, его душили с мешком на голове и другие физические издевательства, все эти 2 года было постоянное давление – его садили в камеру с крысами, клопами, с людьми, больными туберкулезом, изолировали. Пугали, мол, если ты не будешь сотрудничать, сделаем тебе 20 лет, если будешь – 5 и отсидишь в Крыму, а если 20 лет, то на Севере, чтобы не было шанса живым вернуться. Но он ни на какое соглашение не пошел, - объясняет Игорь Котелянец.

Сторона защиты и семья уверены, что реальных доказательств вины Евгения Панова нет, все обвинения строились на словах тайных свидетелей.

- Они нагнали 46 так называемых свидетелей, обвинение построено на их показаниях, большинство из них – ФСБешники, большинство из них засекречены, то есть человек рассказывает какие-то фантастические истории в другой комнате, со скрытым лицом, измененным голосом, никто и никогда не узнает, кто этот человек. Я думаю, что то, что они успели нафантазировать на больший срок, не тянет. Сейчас судьи, особенно крымские, понимают, что им придется однажды отвечать за свои решения, что мы их вносим в санкционные списки, что по ним будут международные суды… Поэтому на своем уровне стараются себя защитить, как могут, - говорит Котелянец.

Здоровье никуда

За два года, проведенных в СИЗО, состояние здоровья Евгения Панова ухудшилось, но сам заключенный старается при редких встречах не жаловаться – бережет родных от лишних страданий.

- У него болят колени, спина, медицинской помощи там нет. Сейчас у него выпал зуб, зубы черные – полумертвые, скорее всего их придется потом удалять, но сам Женя очень переживает за семью, считает, что на нас и так многое свалилось, и если он будет жаловаться, то ему от этого легче не станет, а семья будет страдать. Это его характер, такой вот он по жизни, - рассказывает брат.

В роковую поездку в Крым, когда он и был "задержан", Панов поехал по делам волонтерским, правда, человек, которому нужна была помощь, после ареста никогда не давал о себе знать.

- Его попросили вывести кого-то из Крыма, та поездка для него была спонтанная. Взяли его на нейтральной территории, когда проходишь украинский пункт. К нему подошли россияне, дали трубой по голове, натянули мешок на голову, отвезли в подвал. Люди, которые просили помощи, с нами не связывались, поэтому я не исключаю, что это была спланированная акция. Возможно и такое, ведь почему не позвонить и не рассказать, как все было. В Эноргодаре Женю хорошо знали, как волонтера, он член исполкома, - говорит брат.

Игорь Котелянец, который также является главой Объединения родственников политзаключенных, говорит – за время заключения Евгения не видел, путь на оккупированные территории и РФ ему заказан за общественную деятельность, зато маме удалось повидаться с Женей всего несколько раз.

- За два года было всего 4 свидания, но они были через стекло, иногда эти телефоны-домофоны, через которые нужно общаться, не работали, поэтому через это толстое стекло кричать приходилось. Единственное нормальное свидание было перед приговором, там была возможность 2 часа пообщаться, понятно, что проект приговора был уже готов, поэтому им не мешали, - рассказывает Котелянец.

Справка "КП"

В начале августа 2016 года на трех КПП из Херсонской области в Крым российская сторона внезапно остановила движение. Зато появилось большое количество военной техники и военных. Движение через границу возобновили лишь через три дня, когда ФСБ объявило об украинской ДРГ, у которой изъято два десятка самодельных бомб эквивалентом 40 килограмм тротила. Названо даже имя главного организатора - Евгений Панов. Своей вины мужчина не признал. 

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях