28 мая
Загрузить еще

3 главных скандала недели

3 главных скандала недели
Фото: Во время обсуждения вопроса о снятии депутатской неприкосновенности у парламентариев не выдержали нервы. Фото: Оскар Янсонс

На уходящей неделе вновь вспыхнуло несколько "горячих точек" в парламенте, ГПУ, Минюсте. "КП" в Украине" разбиралась, что произошло и почему.

Заместитель генпрокурора: "Предлагали 10 миллионов долларов. Кто - не скажу"

Дорогостоящий скандал разгорелся вокруг грузинского реформатора ГПУ Давида Сакварелидзе. Так, замгенпрокурора огласил широкой публике, что ему предложили нешуточную взятку в размере 10 миллионов долларов. Причем не единоразово, а в качестве оплаты его благосклонности каждый месяц. 

- Я думал, кто-то проверяет, насколько реально, что грузины продаются в Украине, - признался Сакварелидзе. 

Впрочем, тут же политики и депутаты подняли шум. Мол, работник ГПУ должен знать, что по такому факту вообще-то нужно начинать расследование и не скрывать имена тех, кто предлагал взятку. В Уголовном кодексе даже статья специальная для таких преступлений, как предложение взятки должностным лицам, существует. 

В ГПУ эту недоработку исправили. Дело открыли, обещают разобраться. Вот только имена взяткодателей Давид Сакварелидзе назвать на публику отказался - теперь-то это тайна следствия, а не просто интересный факт для интервью. 

Но в работе "варяга" Сакварелидзе журналистов интригует уже новый вопрос. Так, замгенпрокурора публично сообщил, что работает на 6 тысяч гривен зарплаты в месяц, за которые снимает квартиру на Печерске. Ну что ж - раз силовики так ратуют за открытость и прозрачность, почему бы заму генпрокурора не показать, как он устроился в Киеве? Тем более "мониторинг образа жизни госслужащих" прописан даже в новопринятых парламентом законах!  

Люстраторов - к ответу! 

События в Минюсте пока тянут только на "склоку недели". Как известно, милиция пришла с обыском к директору люстрационного департамента Минюста Татьяне Козаченко. Момент вроде рабочий, для страны уже привычный. Тем более что в МВД тут же рапортовали, что претензий персонально к Козаченко нет и она в деле лишь свидетель. А вот масштабы шумихи стали зашкаливать. В чем суть конфликта? 

Как выяснилось, в МВД разбираются, кто в Минюсте раздавал липовые справки чиновникам, что они не попадают под закон о люстрации. Обладательницей такого вот поддельного документа стала Анна Игнатенко, бывший замглавы фискальной службы Киева. Под люстрацию чиновница попадала без вариантов - трудилась на руководящих должностях в налоговой с 2010-го по 2013-й, но заветную "индульгенцию" за подписью замминистра юстиции Натальи Севастьяновой - вырвала. 

Практически с боем милиции удалось обыскать квартиру и рабочий кабинет Татьяны Козаченко. Изъяли только жесткий диск компьютера и документы, которые касались дела Игнатенко. А вот версий о том, что лежит в изнанке этой деятельности МВД, наплодилось уже множество. Начиная с того, что на люстраторов хотят бросить тень, сомневаясь в законности их работы, заканчивая интригами с увольнениями высокопоставленных работников МВД, которые пытаются такими способами давить на руководство департамента Минюста.  

За что ГПУ срывает с депутатов значки? 

В рядах депутатов - переполох. В интернете уже второй день обсуждают "черные списки" народных избранников, которых лишат неприкосновенности, в ГПУ - молчат. Мол, и нет у нас никакого "списка". "Даже намерений снимать неприкосновенность с депутатов не озвучивали", - заявил на брифинге первый заместитель генпрокурора Владимир Гузырь. 

Ссылаясь на свои собственные источники, украинский журналист Юрий Бутусов назвал тех, кто в ближайшее время может оказаться в числе "обычных прикосновенных": из парламентского большинства это Андрей Денисенко, Вячеслав Константиновский, Андрей Лозовой, Игорь Мосийчук и Сергей Мельничук. Из Оппозиционного блока - Сергей Клюев и Михаил Папиев.  

Насколько информация достоверна, сказать пока невозможно. Тем более силовики все отрицают. Однако депутаты из так называемого "черного списка" уже провели собственный брифинг, на котором, конечно же, в очередной раз прозвучало слово "провокации". 

- Я абсолютно не боюсь никаких репрессий. Меня два с половиной года в тюрьме уже держали. Я боюсь, что если этим путем пойдет ныне действующий президент, то закончится это для него на улице Банковой, как было 1 декабря, - заявил Мосийчук.