25 мая
Загрузить еще

Сладкая библиотека: кондитер из Чернигова переживает войну, создавая пряничные здания

Сладкая библиотека: кондитер из Чернигова переживает войну, создавая пряничные здания
Фото: Личный архив Елены Зиберт

Пряничные домики кондитер Елена Зиберт делает с 2015 года, с тех пор, как ее муж ушел в ВСУ. Мы рассказывали, как она строит из пряников город Победы – «Незламне місто», а сейчас у нее – новая работа. Дом Тарновского в Чернигове, памятник архитектуры конца XIX века, был частично разрушен во время российского обстрела, и Елена решила воссоздать его из пряничного теста.

Здание, где раньше находился музей древностей, а сейчас – библиотека для юношества, уже восстанавливают.

А Елена рассказала KP.UA, как создавала пряничный "Дом Тарновского" и как оригинальное творчество помогает ей пережить сложные события и эмоции, связанные с войной.

“Хотелось вложить в эту работу все свои переживания”

- Елена, почему вы решили изготовить именно библиотеку для юношества? Чем она вам дорога, возможно, вы ходили туда в детстве?

- В детстве я не жила в Чернигове, и это не та библиотека, в которую я ходила. Да и здание это мы в Чернигове называем не библиотекой, а именно домом Тарновского. Это историческое здание, разрушенное весной 2022 года. В то время наш город был в осаде, к нам прилетело две бомбы. Одна упала на дом Тарновского, сильно повредив фасад, вторая - на дорогу.
Мы живем совсем недалеко от него – по прямой два километра. Поэтому мы сильно ощутили взрыв. Казалось, дом подпрыгивает вместе с тобой. Такие же ощущения бывают, когда едешь на машине по кочкам.

После этой ночи нас вывезли из Чернигова. Из города тогда так просто было не выехать. Многие машины расстреливали - нам об этом рассказал человек, который нас вывозил. Мы должны были уехать в другой день, но после прилетов перенесли дату отъезда. Я уезжала вместе с ребенком, муж служил в ВСУ.
Когда после осады мы вернулись домой, все понимали: война продолжается. Мне было сложно приступить к своим прежним занятиям. Чтобы отвлечься и проработать эту ситуацию, понимала: надо начать что-то делать, чтобы дать выход накопившимся эмоциям. Так родилась идея моих проектов.
Один из них - “Незламне місто”. Это маленький городок из домиков, их целый квартал. Я зашифровывала в них символические значения. Например, один дом находится на проспекте Победы под номером 4.5.0. Эти цифры на языке военных означают, что все живы и все хорошо.

Второй проект посвящен трагическим событиям. Это в том числе и "Дом Тарновского".

На скрупулезную работу по воссозданию Дома Тарновского у Елены ушло 3,5 недели. Фото: личный архив

На скрупулезную работу по воссозданию Дома Тарновского у Елены ушло 3,5 недели. Фото: личный архив

- Вы создаете архитектуру из пряничного теста, давно ли освоили эту технологию?

- Я давно занимаюсь пряничными домиками. Часто кондитеры, которые готовят пряники, делают и пряничные домики. Я же делаю исключительно домики. У меня только чертежей 140. Уже перестала их считать. За это время у меня появились ученики, которые находятся в 48 странах. 

До войны я проводила уроки, как делать домики. Нашла техники, которые позволяют быстро красить стены, делать мармеладные окошки - такие не вытекают, в отличие от леденца. Мои домики могут стоять очень долго и внешне никак не пострадать.

Пряничный домик покрашен фасадной глазурью. Оконце там мармеладное. Можно включить в домике фонарики - будет ощущение, что там горит свет.

- Наверное, это занимает много времени – такая кропотливая работа. Сколько создавался "Дом Тарновского"?

- Долго, около 3,5 недель. Сначала делала чертежи - для них искала фото и видео в интернете. Кроме того, ходила и смотрела, что там, как там. Сразу решила: не нужно изображать разрушенное здание, картинка должна быть позитивной. Тем более дом отстраивают. Сделала его таким, каким он был до разрушения. 

Изучала цвет здания. Поняла, что в тени дом одного цвета, на солнце - другого. Фотографировала, сравнивала. В итоге, цвет для домика был создан из трех красок - красной, гранатовой и коричневой. Так у меня получился нужный оттенок.
Это была скрупулезная работа, хотелось вложить в нее все эмоции.

Сделала масштабирование, чертеж, потом по чертежу изготавливала дом. Процесс работы усложнился тревогами. У меня младшая дочь, она говорила: я не пойду прятаться, если ты не будешь. Нужно было подавать хороший пример - прятались за двумя стенами вдвоем.

Работа эта не для еды, хотя и съедобная. Я привыкла работать именно со съедобными материалами. Когда ты раскатываешь тесто - это одно, когда выпекаешь - другое (оно же подрастает). Это нужно учитывать.

Домик с мармеладными окнами. Фото: личный архив

Домик с мармеладными окнами. Фото: личный архив

«Люди хотят с помощью таких изделий проработать свои травмы»

- А что будет с вашей работой? Может, в конкурсе будет участвовать, на выставку поедет или останется дома?

- Эта работа не для конкурса, она для себя. Никаких выставок у нас сейчас не проходит: мы обычный прифронтовой город. Эта работа уже долго стоит дома, со временем у нее немного темнеет цвет.
Храню свои изделия в больших боксах с поглотителем влаги. В противном случае пряники становятся влажными. Без специальных условий домик долго стоять не будет. Когда появятся новые работы, эта куда-то поедет. 

- Надеюсь, эту работу увидело много людей.

- Да, у меня есть Инстаграм, где я выставляю свои работы. Под фото люди оставляли свои отзывы. Одна девушка писала: "Я из Мариуполя, выехала на запад Украины. Хочу сделать что-то подобное, чтобы проработать свои боли, сделать что-то о своем родном городе". Другие говорили, что тоже хотят сделать что-то подобное.

Есть такая потребность: через творчество передать свои эмоции. Конечно, ты будешь мыслями возвращаться к травмирующим событиям, но уже меньше.

- То есть это своего рода психотерапия или арт-терапия. И это действительно помогает?

- Это действительно помогает. Я знаю, что многие люди не могут вернуться к своему любимому делу: им кажется, что это не ко времени. Чаще всего так бывает из-за того, что человек находится в психологическом кризисе, ничего не может делать: нет ресурса. Просто выживает, за детьми приглядывает, что-то готовит есть.
Благодаря таким проектам, как мои домики, связанным с негативными событиями, - через боль и выражение своих сложных эмоций можно постепенно вернуться к тому, что делал раньше. Так это работает, по крайней мере, у меня.

В домике-трансформере – выдвижные передние панели с панорамными окнами и съемная крыша. Фото: Личный архив

В домике-трансформере – выдвижные передние панели с панорамными окнами и съемная крыша. Фото: Личный архив

“Свои работы я дарю детям, родители которых служат в ВСУ”

- Какие люди оставляют отзывы, глядя на ваши работы? Вы продаете свои работы?

- Домики в последнее время я не продаю, делаю их, чтобы у меня были какие-то наработки для уроков. Сначала они остаются у меня, после я их дарю. Такие дома, где вложен целый спектр эмоций, я не дарю, не отдаю. Это не домики ради радости. Это работы, где я снова и снова проживаю первый день войны и все последующие дни. ⠀
Стала дарить их после начала полномасштабного вторжения. Уже более двух лет я их только дарю. Начала еще до войны, а после войны часто передаю их детям, родители которых сейчас в ВСУ, либо в случаях, когда отец погиб. Когда их дарю, встречаю очень позитивные эмоции.
Недавно подарила один из своих домиков. Передняя панель в нем прозрачная, дом с большими панорамными окнами - видно, что внутри происходит. Эта передняя панель стоит в пазах и вынимается. Также в этом домике снимается крыша. Внутри есть свет, который можно включить, мебель. В одном домике живет эльф, маленький гномик, в другом - девочка.

- Какие здания планируете еще воплощать?

- У меня только закончились рождественские проекты. Пока дети были на каникулах, немного отвлеклась, но что-то планирую сделать. Скорее всего, это будет что-то историческое: такие проекты мне интереснее всего. 

Асенова крепость, Болгария. Исторические проекты Елене наиболее интересны. Фото Личный архив

Асенова крепость, Болгария. Исторические проекты Елене наиболее интересны. Фото Личный архив

Для справки

Дом после авиаудара российских войск. Фото: Нацполиция

Дом после авиаудара российских войск. Фото: Нацполиция

Дом Тарновского, некогда губернаторский дом, – одноэтажное каменное здание, построенное в конце XIX века, находится в историческом центре Чернигова, памятник архитектуры местного значения.

Изначально здесь располагался ремесленный класс для воспитанников приюта, затем в 1899-1902 гг. здание использовали для хранения экспонатов из коллекции местного мецената Василия Тарновского, которые он завещал Чернигову.

С 1902 по 1979 здесь находился Черниговский музей украинских древностей (позже назывался Областным музеем им. В.В. Тарновского).

С 1978 (по другим данным, 1980) по 2022 год здесь находилась Черниговская областная библиотека для юношества.

В ночь на 11 марта 2022-го в результате российской бомбардировки здание было частично разрушено.

Адрес: Чернигов, ул. Шевченко, 63.

Подписывайтесь на наши Телеграм и Facebook.