Array ( [0] => 2829 [1] => 2836 [2] => 2850 [3] => 2860 [4] => 2871 [5] => 2883 [6] => 2890 [7] => 2898 [8] => 2921 ) 1
0
Загрузить еще

Выжженная земля: какие животные и растения исчезнут из-за войны в Украине

Выжженная земля: какие животные и растения исчезнут из-за войны в Украине
Фото: Ковальчук Виктор / УНИАН

Эта война забирает наших людей, а также нашу флору и фауну. Война убивает природу Украины и снаружи, и изнутри, заставляя нас лишь с отчаянием наблюдать и ждать конца бессмысленной бойни. Экологи уже говорят о возможном исчезновении редких видов растений, птиц и животных, о будущих «лунных ландшафтах» вместо зеленых оазисов…

KP.UA поговорила об этом с главой правления Украинской природоохранной группы Алексеем Василюком.

«Посчитать ущерб пока не можем»

- Можем ли мы говорить о каких-то цифрах военного ущерба для экологии Украины на сегодняшний день?

Эколог Алексей Василюк. Фото: facebook.com/vasyliuk.oleksii

Эколог Алексей Василюк. Фото: facebook.com/vasyliuk.oleksii

- Какие-то цифры ущерба привести сейчас невозможно из-за невозможности проводить исследования и брать пробы. Есть две причины. Первая: если мы говорим о загрязнении воды, воздуха или грунта, то какой смысл сейчас это делать? Если случилось какое-то загрязнение в реке, то через 10 минут после этого вода уже протекла. Загрязнение в воздухе вымыло кислотными дождями где-нибудь в Финляндии или в Турции. Сейчас уже понемногу берут пробы грунтов, но поскольку война не закончена – что нам с этими результатами делать?

Вторая причина: у нас нет точек отсчета. Вот пример: сейчас Бахмут и Соледар – самые горячие точки, это уже самые загрязненные боеприпасами места в Украине, и это еще не конец. После нашей победы экологи рано или поздно попадут на эти территории и… И мы не знаем, в каком состоянии здесь были грунты до начала боевых действий. Это промышленные города, выбросы тут были всегда. Как мы узнаем, сколько загрязнителей попало в грунт или речной ил во время войны? Какой была вода до этого момента? То есть сравнить не получится.

- Но приводятся же данные по площади сгоревших лесов в Украине…

- Да, это единственное, что можно узнать и посчитать по спутниковым снимкам. Правда, цифры экологических организаций почему-то расходятся с данными лесагентств Украины. Вероятно, потому что за год до начала полномасштабного вторжения в Донецкой и Луганской областях бушевали пожары и сгорели 30 тысяч гектар лесов. Столько же горело и в этом году, но места тех и этих пожаров могли накладываться друг на друга. В Святых горах на Донетчине в этом году мы насчитали 11 тыс. га сгоревших лесов, которые представляют особую ценность для природы и для науки. Эти горы включены в европейскую Изумрудную сеть («Смарагдову мережу»), то есть являются территорией, важной для сохранения биоразнообразия не только нашей страны, но и всего европейского континента.

Были пожары в Чернобыльском радиационно-экологическом биосферном заповеднике, который совпадает с зоной отчуждения в Киевской области. Там было много пожаров, потому что туда заходили российское солдаты, они там базировались, а при отступлении просто сжигали эти леса. Сгорело суммарно 24 тысячи гектар биосферного заповедника плюс 7 тысяч гектар на участке от Киева до Чернобыльской зоны.

- Кроме глобальных лесных пожаров, нужно говорить и о других проблемах? Например, о загрязнении огромных территорий остатками боеприпасов и неразорвавшимися боеприпасами, минами?

- Да, это огромная проблема, которая также не будет решена в ближайшее время. Опять же, пока оценить ущерб и степень загрязнения боеприпасами не представляется возможным. С одной стороны, потому что некоторая часть таких территорий сейчас оккупирована. С другой - разминирование и очистка земли от остатков снарядов – процесс очень долгий, он может затянуться на десятки лет. Для примера можно взять Боснию, которую за 30 лет после окончания конфликта в 1992-1995 гг. до сих не разминировали окончательно. При этом война в Боснии шла гораздо меньше, чем в Украине, не говоря уже о размерах той Боснии.

Для справки: по приблизительным оценкам, в Украине заминировано 30% территории – около 200 тыс. кв. км. Площадь Боснии – 51,2 тыс. кв. км.

Сколько перелетных птиц не вернется на места привычного обитания эксперты пока сказать затрудняются. Фото: Колесник Евгений / УНИАН

Сколько перелетных птиц не вернется на места привычного обитания эксперты пока сказать затрудняются. Фото: Колесник Евгений / УНИАН

«Выжженная земля» - эта фраза говорит о многом

- Рассыпанные боеприпасы уничтожают нашу землю, наш чернозем, и мы будем иметь печальные последствия уже очень скоро?

- Да, всегда там, где идут боевые действия и взрывается снаряд, образуя воронку, уже ничего расти не будет. Потому что химический состав боеприпасов – это тяжелые металлы, а главное – сера. Если на протяжении пару часов после взрыва сера будет контактировать с водой (например, в виде тумана или росы или просто в жаркий день вода будет испаряться с поверхности), то получится серная кислота, которая проникнет в грунт. Корни трав и растений попросту сгорят в этой кислоте. Так что фраза «выжженная земля» подразумевает не только уничтожение всего того, что находится на поверхности, но и всего, что под ней.

Давайте посмотрим на тот же Бахмут или Соледар, на фотографии воронок от обстрелов. Видно, что все засыпано этим порошком из снарядов. Это сера, которая еще не успела прореагировать и разлетелась примерно на 35 метров в радиусе. Эта территория уже отравлена и непригодна для жизни. Здесь уже нельзя будет, например, посадить пшеницу. Там вообще ничего нельзя будет сеять очень долго.

- То есть на этом месте будет пустыня?

- Нет, здесь моментально начнут распространяться чужеродные растения – амброзия, мелколепестник канадский (злинка канадська), золотарник, борщевик... Это растения, которые были завезены с других континентов, и у них нет здесь естественных врагов. Эти растения просто заполнят все жизненное пространство.

Мало того что наша растительность уничтожалась в боях! Так еще и на том месте, где она должна была восстановиться, уже будут амброзия и золотарник. Весной эти виды выбрасывали такое количество семян, что амброзия вырастет под два метра высотой. И только представьте, сколько понадобится времени, чтобы вытеснить эти растения-враги и заменить их нашими видами растительности…

- А как насчет обеззараживания почвы, ее очистки и подготовки под высадку нормальной растительности?

- Очистить почву, в конце концов, можно, но не от всех загрязнителей. Есть такое направление в науке – фиторемедиация. Оно изучает, какие растения можно высадить на той или иной площади, чтобы они вытянули из окружающей среды (из сточных и грунтовых вод, из воздуха или почвы) загрязнители. Но это тоже не быстрый процесс: за несколько лет отдельные виды таких растений могут вытянуть, соответственно, только отдельные виды загрязнителей, но не все вещества на 100%. Да, можно разминировать территорию, очистить ее поверхность, но есть с такого поля продукты будет очень небезопасно. Мало ли что там взрывалось… Мы же не можем взять пробу с каждого квадратного сантиметра поля.

Парк Каменные могилы.Заповедник эндемических растений и животных, которым может грозить гибель. Фото: otdyhaem.com.ua

Парк Каменные могилы.Заповедник эндемических растений и животных, которым может грозить гибель. Фото: otdyhaem.com.ua

Уничтожаются наши уникальные васильки и муравьи

- Проще говоря, сейчас идет уничтожение нашей растительности, нашего животного мира, потому что все это взаимосвязано?

- Да, нанесен колоссальный ущерб нашей природе. Мы с коллегами уже составили список животных и растений, которые гипотетически могут исчезнуть вообще с планеты Земля из-за боевых действий в Украине.

Локальный эндемик из «Каменных могил» - тысячелистник голый. Фото: redbook-flora.land.kiev.ua

Локальный эндемик из «Каменных могил» - тысячелистник голый. Фото: redbook-flora.land.kiev.ua

Немного информации: во всех регионах планеты есть такие виды животных и организмов, которые существуют только в конкретной местности. Они называются эндемики. Есть еще суперэндемики, которые существуют вообще на очень ограниченной территории, площадью всего лишь в несколько квадратных километров.

Так вот, например, на границе Донецкой и Запорожской областей есть заповедник «Каменные могилы». Там водятся два вида растений, которые больше нигде не растут – это тысячелистник голый (деревій голий) и василек ложно-белочешуйчатый (волошка ложно-білочешуйчата). То есть вся площадь их мировой популяции – где-то 5 гектар. Если туда прилетит какая-то ракета или снаряд, эти два вида могут одномоментно исчезнуть с нашей планеты. Слава богу, мы не слышали о прилетах по этой территории.

Василек ложно-белочешуйчатый. Этот цветок растет на площади всего в 5 га и больше нигде в мире. Фото: redbook-ua.org

Василек ложно-белочешуйчатый. Этот цветок растет на площади всего в 5 га и больше нигде в мире. Фото: redbook-ua.org

На Николаевщине, в нижнем течении реки Южный Буг, есть пески, на которых высажены сосновые леса. И на этой небольшой площади в 35 гектар встречаются два вида васильков, которые есть только там – это василек первичножемчужный (волошка первинноперлинна) и василек беложемчужный (волошка білоперлинна).  «Жемчужные васильки», поскольку их цветы по форме напоминают реальный жемчуг. Это очень редкий вид васильков, даже их фотографий практически не существует. Больше в мире нигде ничего подобного нет, они растут только у нас! На Николаевщине были бои, все горело, конечно, все было заминировано. И хотя эта территория уже освобождена, попасть туда мы пока не можем. Мы не знаем, уцелели ли это васильки. Возможно, их больше не существует…

На Кинбурской косе есть уникальный муравей – тапинома кинбурская. На местах ее обитания были страшные бои. И мы снова не знаем, существует ли этот муравей или нет.

Песчаный слепыш. Крохотный житель Алешкинских песков – песчаный слепыш, страдающий от взрывов. Фото: redbook-ua.org

Песчаный слепыш. Крохотный житель Алешкинских песков – песчаный слепыш, страдающий от взрывов. Фото: redbook-ua.org

Не все растения и животные могут пережить войну. Кроме тапиномы кинбурнской, нас очень волнует судьба песчаного слепыша (піщаний сліпак), который водится только в Алешковских песках, на юге Украины. Это краснокнижное животное, живущее только на той территории. А там сейчас строится мощный укрепрайон, продолжаются бои… Слепыш живет под землей и ориентируется только на свой тончайший слух. Он слышит, как под землей ворочается личинка жука! А теперь представьте, как эти несчастные зверьки переживают взрывы. Людей, которые находятся на значительном расстоянии от взрыва, может контузить - что уж говорить о крохотном слепыше в эпицентре разрывов…

- Как же жалко всех – и людей, и животных! Самое обидное, что такие зверьки не могут убежать от войны. А птицы могут?

- Крупные могут, а грызуны или земноводные – нет, разве что в воду могут спрятаться. Им вообще очень тяжело, потому что они маломобильные в принципе. Птицы могут улететь хоть на 1000 километров, так спасались тысячи пернатых с побережья Северского Донца. Но и тут возникла проблема.

Война началась в конце зимы. Из-за этого весной птицы не смогли свить гнезда и вывести птенцов. Они улетели в безопасные места, но не факт, что там они смогли сохранить свою пару (самец+самка), найти место для гнезда (в других местах нет свободных «квартир», они заняты местными птицами). То есть птенцы появились не у всех.

Допустим, весной птицы к нам вернутся – инстинкты приведут их обратно. Если бои в Донецкой области закончатся в ближайшее время, то уже следующей весной птицы начнут гнездоваться. А если война будет продолжаться вторую весну подряд, то птицы, которые вернулись с зимовки в Африке, снова не смогут дать новое поколение. Срок жизни птиц невелик, и у них не так много времени, чтобы вывести новое поколение.

То есть птиц у нас точно станет меньше. Насколько – узнаем только после войны, когда появится возможность провести их учет.

Еще один пример – Херсонская область. Птицы отдыхают здесь на мелководье во время зимних перелетов на юг, в Африку. И эти птицы не только наши, но и из Центральной Европы. Часть из них улетает в Африку, часть остается и зимует в Херсонской области, на Азовском море. Они делали так в течение тысяч лет.

Во время их зимовки началась война. Птицы исчезли в неизвестном направлении. Потом весной из Африки прилетели зимовавшие там птицы, война продолжалась – и эти птицы тоже исчезли. То есть за весь 2022 год птицы здесь не зимовали, не отдыхали, не гнездовались. Куда делись миллионы птиц? Мы до сих пор не знаем.

- Еще один момент, которые беспокоит защитников природы, – это окопы. Последствия такого рытья – это вред грунту, деградация растительного покрова, эрозия почты…

- Да, окопы наносят тягчайший урон природе и экологии Украины. Наиболее пострадавшим регионом я бы снова назвал Херсонщину, в частности, национальный парк «Каменская Сечь». Там сейчас настоящий апокалипсис, вся территория изрыта, много сгоревшей военной техники. Россияне тут пытались прятаться в окопах на ровной местности.

На Донетчине, на склонах реки Кальмиус на юге региона, вырыто колоссальное количество окопов, и если бы не гранитная крошка, которая содержится в грунте, там была бы страшная эрозия почвы.

Также в окопы, вырытые на склонах, дожди смывают все содержимое со склонов, разнося семена чужеродных растений. То есть площадь повреждений от рытья окопов больше, чем площадь самих окопов.

А еще – абсолютное большинство наших степных животных не приспособлено к жизни возле окопов. Степные виды животных – это равнинные виды, и когда они падают в окопы, они не могут выбраться оттуда. По этому поводу нас беспокоит судьба серого хомячка (хом'ячок сірий) из Красной книги. Если он упадет в окоп – уже не выберется и умрет.

А какие шансы выжить в окопе у змеи, которая случайно упала туда? Солдатский сапог моментально завершит ее жизнь, и уже неважно, что это был неядовитый полоз или местная гадюка, чей яд совершенно несмертелен. У солдат нет времени раздумывать, у них другие задачи. Мы, экологи, будем решать свои задачи уже после окончания войны – и ущерб подсчитывать, и думать надо восстановлением природы Украины.

О том, как нас убивают не только ракеты, но и токсичные снаряды, отравленная вода и земля и даже генераторы читайте в интервью с экологом Александром Ковалем.