13 июля
Загрузить еще

Жители на границе с Беларусью: Строим бункеры и верим в "чертовы места"

Жители на границе с Беларусью: Строим бункеры и верим в
Фото: https://suspilne.media

Жители околиц уйдут в леса

Леса и болота на Волыни тянутся вдоль всей границы с Беларусью. Местами посреди унылого зимнего пейзажа со снежными насыпями и грязно-серыми проталинами – почти неразличимые среди общего ландшафта кучи веток, присыпанные снегом. Под ними – деревянные подземные хаты, тайные схроны, в которых планируют прятаться от снарядов и войск врага местные жители.

Отсюда до границы с Беларусью – километров десять. Строить убежища в лесах местные начали еще в феврале – сейчас они просто ждут, когда понадобятся.

Каждое убежище вырыто в земле, выложено деревом – и стены, и пол, накрыто деревянными колодами. Еще лесные землянки укрепили мешками с песком. Внутри – солома, чтобы можно было присесть. Лавки и стулья сюда тащить не будут.

- Строить их мы начали в конце первой недели войны, - рассказывает «КП в Украине» местный староста Борис Шубыч. – В первые дни всем селом помогали делать оборонные сооружения военным, а к концу февраля начали строить убежища для себя.

С такой инициативой выступили сами местные жители. Старосте осталось организовать людей. На каждой сельской улице назначили ответственного за защиту гражданского населения во время войны.

С предложением строить убежища именно в лесу выступили жители околиц – сюда им добежать в случае чего ближе, чем в центр села. В самом селе, конечно, также сделали убежища.

- По классификации военных, от  снарядов эти убежища защитят, не помогут разве что в случае прямого попадания, - отмечают местные.

Пока убежищами еще никто не пользуется. Но в селах уже все расписано – даже то, кто за кем в случае вторжения заезжает на тракторе, чтобы отвезти в лес.

Убежища в лесах строят в селах возле границы с Беларусью. Фото: https://suspilne.media

Убежища в лесах строят в селах возле границы с Беларусью. Фото: https://suspilne.media

Гиблые места, где черт водит

Страха среди местных жителей, несмотря на близость границы с Беларусью, почему-то нет. Почти все местные мужчины, которые рыли землянки в начале войны, ушли на фронт. Тем не менее, вторжения люди не боятся.

- Чемоданных настроений у нас  нет – мы защищены не только  военными, природа также на нашей  стороне, - отмечает Борис Шубыч. – Какая бы зима ни была, а через болота не пройдет не то что техника, а даже люди. А по дорогам, само собой, наши защитники не дадут пройти.

Обход через болота, конечно же, есть – но его знают только местные проводники. Далеко не каждый селянин сможет указать путь через болота – они и сами здесь могут блуждать сутками. Поэтому дальше знакомого места стараются не ходить. Хотя беда как раз в том, что на этих болотах все места похожи друг на друга. Ориентиров нет.

- Есть такие «чертовы» места, которые и старожилов  не отпускают, - уверяет одна из местных жительниц Евдокия. – Бывает, что по десять раз круги вокруг одного и того же места наматывают и не могут выйти. Туда и мы боимся соваться – карты не помогут.

Местные верят во всякую нечисть – что вокруг болот не иначе как черт водит. Такие гиблые места так и называют – «чертова хата». Они тянутся не только вдоль пограничья, но и вглубь Волыни, и достигают Цуманской пущи в 150 км от границы.

Люди верят, что этих местах действительно водятся мавки (русалка, душа утопленницы или некрещенной. – Авт.) и потерчата (душа умершего до крещения ребенка. – Авт.), о которых писала Леся Украинка в «Лісовій пісні». Именно они и «водят» людей вокруг болот, прудов, лесов и не дают вернуться к родным. Поэтому дальше знакомого дуба идти нельзя. Тем более там, говорят в селах, все заминировано – даже в сезон за грибами и ягодами идти опасно.

- Болота, речка нас охраняют – это вторая, природная, линия обороны, хотя они даже первую линию не пройдут, - рассказывает «КП в Украине» один из местных жителей Андрей. – Там с одной стороны человеку можно обойти – надо идти два-три километра по болотам, но еще надо знать - куда. Дороги, по которым можно проехать, только две. Но они под прикрытием Вооруженных сил Украины. Начиналось с семи солдат 25 февраля, а сейчас нашу линию обороны пройти невозможно. Глубина очень большая.

Говорят, во время Первой мировой войны войска среди здешних болот исчезали целыми отрядами. Уходили – и больше не возвращались. Но партизанам такая неприветливость местной природы была только на руку – именно здесь они рыли схроны, которые до сих пор остались в лесах.

От снарядов такие убежища защитят. Фото: https://suspilne.media

От снарядов такие убежища защитят. Фото: https://suspilne.media

Вооруженные селяне возле янтарных приисков

Бетонные убежища и подвалы в пограничных селах возле Беларуси на Волыни - редкость. Например, в одной из общин на тысячу человек такое убежище всего одно – оно в жилом доме. Сюда может поместиться до сотни человек.

Бомбоубежища здесь не строили и не могут построить из-за высокого уровня вод. Даже погреба строят наземные или вообще на возвышениях, куда нужно взбираться по лестнице.

- Когда речка разливалась, все затапливало, - объясняют местные. –  Сейчас таких проблем уже нет  – построили дамбу. Но рыть подвалы все равно бессмысленно.

В этой местности людей из дальних хуторов начали поселять после 30-х годов. Где давали землю – там и строились.

Во время Второй мировой войны мирное население, говорят в селах, немцы вывозили подальше от зоны боевых действий, когда строили здесь линию обороны.

- Мы их называем фашистами, но местных жителей они не трогали, - вздыхают на Волыни.

Не редкость в селах, что ближе к янтарному клондайку, и оружие. Так что встречать чужаков, говорят местные, есть чем – стволы здесь не только у охотников.

- В той стороне, где янтарные  прииски, оружие закупали массово, - отмечают жители Волыни. - Местным  авторитетам его с востока  подвозили, и это все было недорого  – можно было купить и автомат, и гранаты. И автоматы, и стрелковое  оружие там точно есть.

Ну а в практически безоружных селах надежды возлагают на защиту ВСУ и природы.