Array ( [0] => 2829 [1] => 2836 [2] => 2850 [3] => 2860 [4] => 2871 [5] => 2883 [6] => 2890 [7] => 2898 [8] => 2921 ) 1
0
23 апреля
Загрузить еще

Волонтер Ксения Драганюк: Хочешь найти сексизм, иди в армию

Волонтер Ксения Драганюк: Хочешь найти сексизм, иди в армию
Фото: facebook.com/ksenon.nyuk

По состоянию на конец июля, в украинской армии насчитывалось более 38 тысяч женщин военных профессий, из которых более 5 тысяч находятся на передовой. А с гражданскими женщинами, работающими в ВСУ, эта цифра превышает 50 тысяч.

Мы называем их героинями, восхищаемся мужеством и выдержкой, но не всегда понимаем, как нелегко приспосабливаться к миру, физиологически рассчитанному на мужчин.

О проблемах, которые переживают женщины в армии, и о том, как волонтеры пытаются облегчить их, «КП в Украине» беседует с основательницей благотворительной организации Zemliachky. Russian Front Ксенией Драганюк.

Женская военная культура у нас только развивается

– Ксения, как родился ваш проект?

– 24 февраля, когда мы все испуганные сидели дома, сестра моего мужа – Настя ушла и записалась в ТрО. И начала рассказывать, с чем встречается женщина, когда уходит в армию. Мы выяснили, что нет женского белья, нет нужных размеров формы, не хватает обуви, а тем более средств индивидуальной гигиены, которые нужны девушке. Тогда с мужем начали все это собирать и составлять индивидуальные упаковки для девушек на фронте. А позже присоединились друзья, и образовалась команда.

- Так много говорили, что по примеру Израиля украинок нужно призывать в армию, а ничего в армии для женщин, значит, не сделали?

– Есть такое понятие, как женская военная культура. В Украине она только развивается. Но уже хорошо, что развивается. Вы, вероятно, знаете, что в 2014 году не было у женщины возможности записаться в армию по военной специальности. Снайперов оформляли поварами, минометщиц – штабными работниками.

Все законы, легализующие службу женщины в армии, принимались постепенно. Пока еще нет такого, когда женщина и мужчина в армии одинаково воспринимаются по нуждам. Но я считаю, что это дело времени, Украина на верном пути.

Знаете, почему наша организация называется "Землячки. Украинский фронт"? Потому что до полномасштабного вторжения я занималась журналистикой и снимала тревел-проект о женщинах под названием «Землячки». Мы делали сюжеты о девушках разных профессий, которые в основном считаются мужскими – о пилотах, кузнецах и так далее. А теперь наши "землячки" пошли на фронт.

Маленьких размеров нет, с большими – нюансы

– Вы говорили, что не хватает формы. Женскую военную форму у нас как будто разрабатывали.

- Разрабатываемая форма - тыловая, а не боевая. Боевой для женщин нет. Есть форма унисекс – это мужская форма, которая может быть меньших размеров. Но меньшие размеры, когда мы говорим о S и М. А если у девушки размер XS, то форму надо подшивать, дорабатывать. Очень маленьких размеров в принципе нет. И не существует формы, учитывающей особенности женской фигуры.

– Наверное, на войну идут не только хрупкие девушки. Это об особенностях фигуры.

– С большими размерами тоже есть нюансы. Если это форма XXL или XXL, то вы ее также легко не найдете. Девушки, конечно, выкручиваются, а мы стараемся облегчить им это дело. Сейчас закупаем форму у Турции. Она тоже унисекс. А что касается формы, которая бы соответствовала женской физиологии, мы сейчас всей страной занимаемся.

Однако пока разработают лекала, начнут отшиваться, пока эта форма попадет в боевые части, пройдет куча времени. А в армии уже более 50 000 женщин, и девушки продолжают идти в военкоматы. Форма нужна, как говорится, на позавчера. Потому наша команда объединилась с большим Благотворительным фондом имени Алексея Ставницера. Закупаем вещи и присылаем в идеальных для каждой женщины размерах. Это весь спектр – XS, S, М, L, XL, XXL, XXXL. Пока появится унифицированная украинская форма, мы этот вопрос пытаемся закрыть.

В каждой коробке индивидуальный заказ. Фото: facebook.com/ksenon.nyuk

В каждой коробке индивидуальный заказ. Фото: facebook.com/ksenon.nyuk

Заказ в электронной форме

– А что именно присылаете девушкам?

- Боевые рубашки Ubacs, штаны «мультикам», футболки, флисовые кофты. Такие комплекты формируем по запросам.

Вторая позиция – это обувь. Еще одна большая проблема. Обычно мужская военная обувь стартует от 40-го размера. Девочке, у которой 35-й, выдают самый маленький, который можно найти – 38-й. Приходится укладывать еще одну стельку, надевать несколько носков. Ногам неудобно, а летом еще очень жарко. Мы нашли идеальный вариант – женские берцы из Турции. Отправляем в горячие точки, девушки говорят, что очень классные.

– Вы говорите, что работаете по индивидуальным заказам. А как поддерживаете связь?

- Раньше девочки писали нам в Инстаграме, информация расходилась «сарафанным радио». А затем на странице фонда имени Ставницера разработали электронную форму заказа. Это очень удобно. Девочкам не надо просить, извиняться, как было раньше. Они просто ставят отметки, что им нужно, - как на шопинге. Психологически это рассматривается как запрос, а не как просьба.

– Какие предприятия разрабатывают сейчас форму для девушек в Украине?

– Мы сотрудничаем с Ужгородской швейной фабрикой и «Швейной ротой» из Днепра. Сейчас смотрим, какие лучше взять лекала, в частности, присматриваемся к американским. Чтобы нигде не давило, не висело лишнее.

Минус три килограмма – это все-таки легче

– Ваши пакеты девушки получают бесплатно. А кто же донатит?

– У нас достаточно много источников средств. К примеру, плиты для бронежилетов, амуницию закрывает фонд Ставницера. С одежды частично мы что-то покупаем, на счет организации приходят благотворительные пожертвования. Вот сейчас, например, докупаем тактические наушники, каски.

– Каски тоже бывают женские и мужские?

– Нет, здесь от размера. Девушкам обычно достаются самые маленькие – L. Они могут давить, потому что среднестатическая женская голова – это размер М. Каски тоже бывают разного веса, например, облегченные. Мы сейчас закупаем «фасты» (кевларовый шлем FAST. – Авт.), у которых открыты уши. Под такие каски можно надевать тактические наушники. Это такая волшебная штука, которая глушит громкие звуки и усиливает тихие. Шуршание рядом с вами в таких наушниках вы услышите, а при взрывах они защитят от контузии. Такие наушники и каски, под которыми можно их носить, должны быть у каждого на передовой.

– А те легкие плиты для бронежилетов, которые вы отправляете женщинам в армию, они обеспечивают достаточный уровень защиты?

- Эти плиты производит шведская компания. Они весят 2,9 кг. Если сравнить с плитами, выдаваемыми государством, то там более 4 кг, а может быть и 5, и 6 кг. И вот считайте: две плиты – это в среднем 10 кг плюс каска, оружие, аптечка, а если девушка – парамедик, то еще и рюкзак с соответствующим наполнением. В совокупности выходит до 20 кг. И вот девушка, которая весит 50 килограммов, все это на себе тянет. А когда она парамедик, то вытаскивает раненых бойцов во всей той амуниции.

Поэтому, когда мы говорим об облегченных плитах, то минус 2 – 3 килограмма от всего этого груза уже что-то значат. За защитой они идентичны: 4+. Мы специально разместили у себя на страницах и на сайте фонда Ставницера видео, где такие плиты отстреливаются шарами разного калибра, чтобы у девушек было доверие.

Облегченные пластины выдерживают даже пулеметные очереди. Фото: facebook.com/ksenon.nyuk

Облегченные пластины выдерживают даже пулеметные очереди. Фото: facebook.com/ksenon.nyuk

«Лежу в окопе, вокруг падают снаряды. Как сходить «по-маленькому?»

– Женщина имеет отличную от мужчины физиологию, это невозможно изменить. А если женщина на передовой, то за прокладками в аптеку или супермаркет не сбегаешь. Заботятся об этом в армии?

- Армия не может позаботиться обо всем, армия заботится о самом важном. Мы все это понимаем и никого не обвиняем, когда к девушкам нет того внимания, которое им нужно. Эти нюансы мы стараемся закрывать сами. Ибо сами понимаете, насколько они существенны.

У нас есть пакет женской гуманитарки. Сюда входят разные средства интимной гигиены. Гели – если есть доступ к воде или детские влажные салфетки, не содержащие спирта. Конечно, кладем прокладки, тампоны, ежедневные прокладки, трусики.

А вот буквально вчера к нам заезжала одна из защитниц и забрала большую коробку одноразовых трусиков-прокладок, которые нам прислали из-за границы. Во-первых, их легко сменить, во-вторых, есть нюанс с туалетом. Девушка объяснила: «Я лежу в окопе, кругом падают снаряды. Я не могу встать и уйти «по-маленькому». Мужчинам просто: расстегнул ширинку – и свободный. А девушкам в таких условиях часто приходится ходить под себя.

Мы сейчас такие трусики будем находить и закупать. На зиму нужно много подготовить, потому что холодно, могут быть всякие простуды.

– Правда, что женщинам в армии выдают мужские трусы?

- Цитирую, что говорят девушки: «Женское военное белье где-то есть, но его никто не видел, оно как легенда». Да, девушкам выдают мужские труселя. Поэтому, когда мы начали наш проект, первое, что отправляли, – это женская гуманитарка, где обязательно были трусики.

– А как с лифчиками? Мужчинам их не шьют. А те, что с кружевком, могут сильно натирать под бронежилетом.

– Это мы тоже отправляем. У нас комплект: трусы спортивные бесшовные, чтобы нигде не терли, и спортивные бесшовные топы.

Все зависит от командира

– Вы говорите, что девушки сами заказывают, сами получают. А обращаются ли к вам командиры, чтобы обеспечить своих воинок? Или они считают, что женщина на войне – это мужчина?

– У нас говорят: если хочешь найти сексизм, то иди в армию, точно найдешь. У командиров много других задач, такие глупости, как прокладки, их не очень беспокоят. Но есть командиры или волонтеры, которые обращаются. Однако мы все равно связываемся с девчонками, стараемся держать прямой контакт, чтобы поставили предохранители возможным злоупотреблениям. К тому же когда обращается мужчина, он не может дать конкретный запрос, что нужно женщине.

– Что говорят девушки о критических днях? У некоторых они начинаются и проходят болезненно. Командиры дают послабление?

- Армия - это такая штука... Если скажешь, что тебе тяжело, получишь ответ: зачем сюда пришла? Все зависит от индивидуальных коммуникаций внутри батальона, от понимания командира.

- У вас на странице в фейсбуке размещены мини-зарисовки о женщинах, которые на фронте. Это готовится какой-то альбом, интернет-проект?

- Я журналист, и это то, что я умею делать – очерки, интервью. Пока у нас нет времени готовить большие проекты. Возможно, в будущем мы что-нибудь такое организуем. Скорее всего, после войны. Тогда мы сможем более полно и откровенно пообщаться с девушками.