Загрузить еще

Военный историк Роман Пономаренко: 400 партизан могут взять под контроль 100-тысячный город

Военный историк Роман Пономаренко: 400 партизан могут взять под контроль 100-тысячный город
Фото: ФБ Роман Пономаренко

Когда случится переломный момент в войне? Кинет ли Александр Лукашенко белорусские войска в бой против Украины? Какую роль в современных войнах, в частности в российско-украинской, играют партизаны и почему партизаны Херсонской области активнее «коллег» из Донецкой области? Ответы на эти и другие актуальные вопросы дал в интервью «КП в Украине» кандидат исторических наук, военный историк Роман Пономаренко.

Общая ситуация на фронте выглядит как ничья

– Роман, анализируя события на фронте, вы написали, что «конфликт понемногу заходит в позиционный тупик». Почему именно такая характеристика?

- Пока общая ситуация на фронте выглядит как ничья, с определенным преимуществом РФ. Объясню почему. У нас достаточно мотивированной пехоты, но нам не хватает наступательного оружия, чтобы перейти в контрнаступление, начать освобождать свои территории. У россиян другая проблема – у них меньше пехоты, но много оружия и техники. В зависимости от участка фронта они имеют преимущество в орудиях – на одно наше приходится от 10 до 20 русских. Но только пушками войны не выигрываются. За неимением пехоты они не могут делать массированные наступления, как обычно было во время Второй мировой войны.

Сейчас эпицентр боевых действий переместился в основном на маленькую Луганскую область – там ожесточенные бои. А на других участках фронта идет позиционная война – артиллерийские обстрелы, локальные бои, разведки боем и прочее. То есть действия, не влияющие на ход войны, этакая военная рутина.

– И сколько времени мы можем находиться в этой рутине?

- Первая мировая война в таких условиях длилась 4 года, ирано-иракская – 8 лет. Продолжительность такой военной рутины зависит от массы факторов: и экономического положения, и того, как и в каких количествах мы получим западное оружие, как ведет себя наш враг – будет ли усиливать свои войска. Мое мнение – будет усиливаться, переходя в более решительные наступления, создавая преимущество силы на узких участках фронта.

– Кирилл Буданов, руководитель Главного управления разведки Минобороны, в очередной раз заявил, что в августе должны произойти «определенные события» – начнется переломный момент в войне, а до конца года активные боевые действия сведутся практически к нулю. Следует ли ориентироваться на эти прогнозы?

– Заявления Буданова можно рассматривать по-разному. Его устами может быть озвучена и официальная позиция нашего командования. Но во время войны такие позиции вряд ли кто-нибудь будет делать и объявлять планы. Также подобные прогнозы можно расценивать как сознательную информацию, цель которой дезориентировать противника. Это нужно учитывать. Сейчас идет не только война на поле боя, но и информационно-психологическая битва. Поэтому подобные заявления следует слушать, цитировать, но относиться к ним осторожно.

Если мы в течение июля получим достаточное количество наступательного оружия, то тогда в августе можем попытаться совершить контрнаступление на каком-то локальном участке фронта

А если говорить о прогнозах: если мы в июле получим достаточное количество наступательного оружия, то тогда в августе, пользуясь в последние дни теплой, хорошей погодой, можем попытаться совершить контрнаступление на каком-то локальном участке фронта. Скорее всего, это не будет массированное наступление по всем областям.

Многое зависит от ленд-лиза, когда он заработает. Есть уже сообщение, что с нового финансового года в США, то есть с октября.

- Подождите, вроде же поставки по ленд-лизу уже стартовали…

- Бывшие поставки - не ленд-лиз, а другие программы оборонной помощи Украине.

Путин не пойдет на всеобщую мобилизацию

– Вы сказали, что враг начнет усиленную подготовку. Что имеете в виду – Россия перейдет от скрытой мобилизации к всеобщей?

- Общая мобилизация – сложный вопрос в России. Скорее всего в современных условиях Путин на это не пойдет.

Российские аналитики предлагают несколько других сценариев мобилизации. Первый – в армию забирают людей, имеющих военный опыт или работающих в различных охранных структурах. Как говорится, начнут набирать охранников из супермаркетов.

Второй сценарий – вовлечение в войну добровольцев из депрессивных регионов, для которых служба в армии неплохой социальный лифт. В целом же набор добровольцев по всей России длится уже несколько месяцев.

Еще один вариант – Россия применяет на фронте против Украины сирийские подразделения наемников и бойцов из всяческих абхазских, осетинских непризнанных квазироссийских образований.

- Российские эксперты запугивают: мол, как только мы мобилизуем и бросим на фронт против Украины армию в 500 тысяч солдат, они быстро перетрут украинских военных. Это реальная угроза или пропагандистская бравада?

- По официальным сообщениям чиновников, у Украины сейчас есть 700 тысяч силовиков на обороне страны. Если даже они бросят против нас 500 тысяч, то мы все равно будем преобладать.

- А если учитывать, что они имеют больше техники?

- Действительно, у них есть бесконечные запасы из советских арсеналов. Другое дело – качество этой техники и вооружения. Русские активно расконсервируют старые советские танки, бронемашины.

Оккупанты изменяют тактику и стратегию по территориальному приобретению. Сначала был сценарий о создании так называемый ХНР и ЗНР, а теперь – намерены аннексировать эти территории

Вот недавно была информация, что РФ сняла с консервации устаревшие танки Т-62 и передала в одно из воюющих против Украины подразделений. О судьбе этих танков и личном составе не известно. Но вполне понятно, что эти танки доживут только до первой встречи с "Джавелином". От этого танка останется мокрое место.

- Оккупанты планируют 11 сентября провести так называемые «референдумы» о создании квазиреспублик на захваченных территориях Херсонской и Запорожской областей. Если это произойдет, как повлияет на ход войны?

– Это усложнит потенциальные мирные переговоры, если таковые будут. Ведь тогда Россия будет применять «крымский сценарий» – стоять на позиции, что это наши территории, и мы не собираемся их возвращать. Соответственно, война будет продолжаться до тех пор, пока мы не вернем эти земли военным путем. А это может растянуться во времени.

Я хочу обратить внимание на то, что русские меняют тактику и стратегию относительно территориальных приобретений. Еще в феврале-марте не было речи о том, что они будут отрезать от Украины какие-то территории. Когда только русские оккупировали Херсон, то там некоторое время оставались украинские флаги, символика. А вот когда война началась затягиваться, они взяли курс на интеграцию этих регионов в Россию: началась уборка украинской символики, создание собственных администраций.

То есть сначала был сценарий о создании так называемых ХНР и ЗНР, а теперь намерены аннексировать эти территории.

Конечно, мир никогда не признает такую аннексию. И такими действиями Россия сожжет мосты для нормализации отношений с западным миром.

Если Путин пойдет на очередную аннексию, то это станет актом от безысходности. Для внутреннего потребителя им нужно показывать какие-либо победы. И объявления о «возвращении в родную гавань Херсонской, Запорожской областей» могут выдать за такую «победу».

Рано или поздно Беларусь нападет

- Удастся ли России полноценно втянуть Беларусь в войну против Украины ?

– Да, рано или поздно это произойдет. У Путина неплохой козырь, и удивительно, что не использовал его в феврале. Если бы в феврале Беларусь нанесла удар по Волыни, атаковала Ковель, то отрезала бы Украину от западной границы, что имело бы негативные последствия. А так как там наступления не произошло, мы могли подтянуть западную помощь, отразить наступление на Киев.

Сейчас белорусская армия «укрепляется»: все потенциально нелояльные Лукашенко офицеры и командующие заменяются лояльными. И если придет соответствующий приказ, они его выполнят. Кроме того, проходит маневрирование на украино-белорусской границе: «обучение», готовятся ДРГ.

Надеемся, если Лукашенко бросит свою армию в Украину, то это быстро и позорно для него закончится – ужасный режим рухнет

– И когда «бацька» может отдать приказ: «Вперед»?

– Скорее всего, это произойдет не сейчас, а будут подстраивать момент под ситуацию на фронте. К примеру, когда россияне потенциально будут добиваться решительного успеха на Донбассе, то чтобы сковать наши резервы и не давать возможности отправлять свежие силы на фронт, они используют этот козырь в виде втягивания белорусской армии в войну.

Наши войска к такому сценарию готовятся, наращивают силы. Поэтому надеемся, если Лукашенко бросит свою армию на Украину, это быстро и позорно для него закончится – ужасный режим рухнет.

Партизанское движение на юге страны не похоже на аматорские действия

– Какую роль играет и будет играть партизанское движение в этой войне? Такое впечатление, что оно набирает обороты.

– Во время всех войн партизанское движение играет большую роль. Но мы должны осознавать – партизанское движение в формате Второй мировой войны, когда партизаны сидели в лесах и совершали рейды из одной области в другую, сейчас невозможно, поскольку современные средства слежения их быстро обнаружат и уничтожат. Определенное исключение – маленькие группы из нескольких вышколенных людей, заточенные на длительное автономное существование без контактов с окружающей средой. И, вдобавок, далеко не вся территория Украины подходит для такой партизанщины, в частности, степной юг.

Поэтому современная партизанская война – это города. Днем ты обычный горожанин, ночью – партизан.

Современная партизанская война – это города. Днем ты обычный горожанин, ночью – партизан

Еще в начале 2010-х годов были произведены расчеты, что группа численностью 0,25% от численности городского населения города может вызвать тотальный хаос, а группа численностью 0,4% - способна взять город под контроль, пусть и временно.

Чтобы вы понимали, для 100-тысячного города это всего 250 и 400 человек соответственно.

– Каким образом сеется хаос?

- Партизаны могут захватывать командные центры, парализовать связь и систему взаимодействия оккупантов, мешать маневрированию вражеских войск и лишать его ресурсов. А потом даже, возможно, и взять город под контроль. Понятно, что они не могут удержать его долго. Обычно такие сценарии претворяются в жизнь, когда к захваченному городу подходит своя армия.

– Я так понимаю, партизаны не сами по себе действуют, а сотрудничают с ВСУ.

– Пока мы этого точно не знаем. Эта информация засекречена. Надеемся, что да.

Мы видим серию терактов против оккупационных чиновников Херсонской области. И это похоже не на аматорские действия, а спланированные спецоперации. Я думаю, что есть и хаотические, индивидуальные группы патриотичных граждан, вставших на путь борьбы с оккупантами.

– Как думаете, почему сейчас партизаны в основном охотятся на коллаборантов?

- Цель такой охоты: во-первых – показать, что Украина сохраняет свое влияние на этих территориях, что планирует возвращать территорию; во-вторых – дать понять коллаборантам, что они не уйдут от мести, их обязательно найдут, и они получат по заслугам. После подобных терактов многие хорошо подумают, идти ли на сотрудничество с оккупантами.

– Мы слышим о действиях партизан только из Херсонской и Запорожской областей. Почему не проявляют такой же активности партизаны Донецкой области или их там нет?

– В Донецкой и Луганской областях шли долгие бои, враг продвигался довольно медленно. У многих желающих была возможность эвакуироваться. В то же время, Херсонская и Запорожская области очень быстро попали под оккупацию. Многие наши патриотические люди не успели эвакуироваться. На этих территориях остался патриотический актив, среди которого немало и участников АТО.

Далеко не всей информации о партизанах с обеих сторон можно верить. Это особенности военного времени, когда обе стороны активно ИПСОют

Должны понимать, что не все слухи о партизанских действиях правдивы. Далеко не всей информации с обеих сторон можно верить. Это особенности военного времени, когда обе стороны активно ведут информационно-психологические операции. После войны будет задача для историков – сесть и написать объективную историю этого конфликта без пропагандистских заявлений.

– Вы уже сели за новую книгу?

– Да, сейчас пишу книгу об обороне Мариуполя, о полке «Азов». Понемногу собирается материал, нужно только проработать.

Роман Пономаренко
Роман Пономаренко
Досье КП

Историк, публицист. Кандидат исторических наук, специалист по военной истории XX века. Автор книг «Украинские викинги», «Стальной шквал. История дивизии семнадцатилетних», «Боевая группа «Байерсдорф» и другие.