11 августа
Загрузить еще

О войне, русской литературе и ЛГБТ

О войне, русской литературе и ЛГБТ
Фото: REUTERS/Alexander Ermochenko

Недавно поймал себя на мысли: пока беда не постучится именно в ваши двери, ее не существует. Произошло это после прочитанной в одной статье фразы: «После 2014 года, а тем более с началом войны…»

А тут еще на носу дата 22 июня. Начало Великой Отечественной войны. Но ведь началась она 1 сентября 1939 года, получив в целом название Второй мировой войны. А 22 июня 1941-го она лишь докатилась до Киева.

Так и 24 февраля 2022 года не началась, а докатилась до Киева и всех остальных городов нашей страны война России и Украины. Война началась в 2014 году, но постучалась далеко не во все семьи. Потому ее очень быстро привыкли не замечать. Тешили себя иллюзиями, что все это не серьезно, договорняки элит и проблема только крымчан, донецких и луганских. 

Теперь проблема крымчан, донецких и луганских распространилась на всех украинцев. Но даже и сейчас я слышу слова о том, что россияне ушли от Киева, Чернигова или Сум по каким-то там договоренностям. А фото из разбомбленного Мариуполя - постановка (сейчас, правда, перестали так говорить). И прочие, прочие нелепые фразы, которые помогают не замечать войну.

Думаю, если бы русские сволочи не ударили ракетами по Львову или Тернополю, ментально война там тоже до сих пор бы не началась.

А еще недавно поймал себя на мысли, что «великой русской литературы» не существует. Более того: никакой «великой» литературы не существует. Приведите пример: какая книга предотвратила хоть одну войну? Скорее наоборот. Разве не с цитатами на устах из Библии, сборника прекрасных морально нравственных качеств человека, людей режут уже две тысячи лет?

Но вернемся к литературе. Поверьте:  какие книги вы с удовольствием читали, вот та литература для вас и великая. У американцев – одна, у украинцев - другая, у филиппинцев - третья. Вот зачем, к примеру, австралийцам стихи Шевченко или Пушкина? У них свои поэты, которые пишут об Австралии и понятным местным жителям реалиям.

Зачем далеко ходить, останемся в пределах Украины. Взять современного Сергея Жадана, переведенного на несколько языков. Его романы написаны про конкретные регионы, конкретные годы, для определенного читателя. Не живший на этой территории Украины, не столкнувшийся с теми реалиями - не поймет эстетики книг и не получит удовольствия.

Я несколько раз слышал от вполне умных людей - «пытался осилить «Мастера и Маргариту», чушь какая-то». И они в принципе правы. Разве эта книга что-то изменила? Сделала людей добрее и порядочнее? Поставила во главу угла любовь, а не смерть, о чем и писал Булгаков.

Больше всех о запрете русской литературы воют не дети. Им без разницы, что читать, в мире миллионы книг поинтересней «Муму». Воют их родители, может, они как раз, кроме «Муму», ничего и не читали. Во всяком случае почти все на вопрос, какие стихи Пушкина вы знаете на память, пристыженно замолкают. Так это еще я не спрашивал о «поэтах серебряного века», я их сам не процитирую. Но они же не менее «великая русская литература»? Почему их тогда никто не знает?

По поводу запрета российских исполнителей даже не стал себя ловить на мысли. Лучше пусть будет «Муму», чем они. Зато ужаснулся, поймав себя на мысли, как легко наши люди поддаются манипуляциям. И как умело этим пользуется наша политическая верхушка.

После ратификации Стамбульской конвенции все почему-то обсуждают очередную угрозу традиционным семейным ценностям со стороны ЛГБТ! И власть устами всяких спикеров подбрасывает в этот костер поленья. Люди, вы хотя бы читали текст этой конвенции?!

Стоит ли напоминать, что, когда говорят о защите традиционных ценностей, на деле это означает ущемление других людей в тех или иных их правах. И речь не только о сексе. Речь о любом инакомыслии и отличии от «традиционных» стандартов толпы. Согласно этим ценностям, женщина не должна иметь права голоса на выборах, обязана рожать десяток детей и ходить в платье до пола.

А еще ее и ее ребенка может бить муж. За что ему полагается копеечный штраф. Который он не заплатит, потому что пропивает все деньги, а наше законодательство очень неохотно пытается бороться с таким видом преступлений.

А Стамбульская конвенция как раз заставляет бороться. И когда на одной чаше весов избитая в семье женщина, старик или ребенок, а на другой признание браков ЛГБТ - мой выбор очевиден: «Счастье всего мира (не говоря уже про традиционные семейные ценности) не стоит одной слезы на щеке невинного ребенка». Ну, защитники русской литературы и семейных ценностей, откуда эта цитата?