Array ( [0] => 2829 [1] => 2836 [2] => 2850 [3] => 2860 [4] => 2871 [5] => 2883 [6] => 2890 [7] => 2898 [8] => 2921 ) 1
0
23 апреля
Загрузить еще

Сестра пленного «азовца» Сандра Кротевич: Никому не верю, пока не услышу родной голос по телефону

Сестра пленного «азовца» Сандра Кротевич: Никому не верю, пока не услышу родной голос по телефону
Фото: Личный Архив Сандры Кротевич

Богдан Кротевич – один из защитников Мариуполя, которые 83 дня героически держали «Азовсталь», и неизвестно, сколько бы еще держали, если бы не получили приказ выйти из завода. Три недели назад "стальных" защитников вывезли на оккупированную Россией территорию так называемой "ДНР". Ведутся переговоры об обмене пленными. И якобы, чтобы не сорвать хрупкий переговорный процесс, власти воздерживаются от разглашения каких-либо подробностей о судьбе «азовцев», не озвучивают никаких временных прогнозов, когда ребята могут вернуться домой.

«Мы с братом из Крыма, Симферополя. Вместе прошли Майдан. Затем была русская аннексия полуострова. Мы сразу уехали. Затем началась война на востоке, и Богдан отправился добровольцем в «Азов». Прошел обучение, и их почти сразу отправили на восток Украины. В 2014 году начинал как обычный солдат в «Азове» и дослужился до начальника штаба и звания майор», - так с нежностью и гордостью рассказывает о своем брате Богдане Кротевиче с позывным «Тавр» его сестра Сандра Кротевич.

"КП в Украине" в интервью с Сандрой Кротевич поговорила о том, что известно о пребывании в плену ее брата и его собратьев. Какую информацию и помощь родственники военнопленных получают от государства и международных институтов?

Последний раз общалась с братом 20 мая

- Сандра, когда вы последний раз общались с братом?

– Пока Богдан был на «Азовстале», мы постоянно были на связи. Иногда эта связь была не очень хорошей, иногда и вовсе не было. Но общались…

В последний раз он мне позвонил по телефону 20 мая, в тот день они – все руководство полка «Азов» - последними вышли из «Азовстали». С тех пор у меня не было никакой коммуникации с ним. Он мне ни разу не звонил по телефону.

– То есть вы вообще не знаете, где он и в каком состоянии?

- К сожалению. Как сообщало наше Национальное информбюро, Богдан находится в Оленовке (поселок на оккупированной части Донецкой области. – Авт.). У меня нет возможности подтвердить или опровергнуть эту информацию. Поэтому действительно ли Богдан в Оленовке, а если в Оленовке, то в каких условиях находится – вопрос без ответа.

Когда наши защитники выходили из «Азовстали», то большие обязательства на себя брал Красный Крест. Но от них я лично еще ни разу не получила ответа.

Когда наши защитники выходили из «Азовстали», то большие обязательства принимал на себя Красный Крест. Но от них я лично еще ни разу не получила ответ, хотя написала множество писем с вопросами: Где мой брат? Что с ним? Жив ли он, здоров? Что ест? Какую воду пьет? Не испытывает ли как начальник штаба и первый заместитель командира пыток? Ведь Красный Крест должен контролировать, в каких условиях живут «пленные», оказывают ли им медицинскую помощь. Там много людей, у которых есть хронические болезни и нуждающиеся в постоянном приеме лекарства.

Богдан Кротевич, позывной

Богдан Кротевич, позывной "Тавр", пошел добровольцем в батальон "Азов" в 2014 году. Фото: facebook.com/Korenskaya Marianna

– Красный Крест вообще не общается с родственниками?

- Кому-то представители организации звонили по телефону, но мне - ни разу.

- А что это за Национальное информбюро, от которого вы получаете хоть какую-то информацию о брате?

– Это бюро создано при министерстве Ирины Верещук, которая занималась вопросами обмена. А сейчас оно передано в ГУР Минобороны.

– А с ГУР родственникам «азовцев» звонили по телефону?

– С ГУРом мы общаемся. Но они ведь не могут рассказывать обо всех моментах. Говорят, что все хорошо, что ребята находятся там. Но я не могу доверять никому – успокоюсь только тогда, когда услышу родной голос. Пока брат не позвонит по телефону и пока я не услышу его голос, не могу быть уверена, что с ним все хорошо.

– А кто еще из представителей власти с вами общаетесь?

- Мы общаемся с МИДом, они уже определяют по каждому направлению, с кем лучше дальше говорить.

- Ходят слухи, что родственникам "азовцев" запретили общаться со СМИ…

– Это неправда. Вот с вами общаемся.

Красный Крест боится за свою безопасность

– Возвращаясь к Красному Кресту, почему они не дают ответа на ваши вопросы? Как это объясняют?

Мы создали Ассоциацию семей защитников «Азовстали», которая будет оказывать давление на международные организации и помогать нашему государству достучаться до международных институтов и лидеров.

– Красный Крест говорит, что их не пускают на территорию «ДНР». Но мне совершенно непонятно, почему столь мощная международная организация не выходит на российскую сторону и не требует допуска к нашим защитникам согласно Женевской конвенции? Почему они действуют не согласно своему уставу, а просто слушают непризнанную республику, по сути, контролируемую Россией?

Если вы (Красный Крест. – Авт.) обязались следить за их (пленных из «Азовстали». – Авт.) состоянием, за их пребыванием – то будьте добры, делайте это.

Я думаю, что Красный Крест боится, равно как боялись представители ОБСЕ в 2014-2022 годы. Они типа наблюдали за ситуацией на Донбассе, но туда, куда должны ездить, не ездили, потому что их не допускали. Они в первую очередь думают о своей безопасности. И если им не гарантируют эту безопасность, они и не поедут.

- Кроме Красного Креста, нет какой-то третьей нейтральной стороны, которая контролировала бы сохранение жизни и здоровья «азовцев», пока они находятся в плену?

– Я такой не знаю. Мы стараемся общаться со многими организациями. Мы для этого и создали Ассоциацию семей защитников «Азовстали», которая будет оказывать давление на международные организации и помогать нашему государству достучаться в международные институты и к лидерам, чтобы они выполняли свои обязательства.

Бойцы держали осаду в полной блокаде 83 дня. Фото: facebook.com/kozatskydima

Бойцы держали осаду в полной блокаде 83 дня. Фото: facebook.com/kozatskydima

Денисова поспешила, заявив о «Бухенвальде»

– Что рассказывали ребята, которые дозванивались из плена к своим родным?

– Кто-то говорил, что не очень хорошие условия пребывания, питание плохое, питьевая вода плохая. Вы же понимаете, Оленевка – небольшой населенный пункт. Колония, которая там есть – небольшая. А Зеленский сказал, что только из "Азовстали" эвакуировали 2500 человек. Но есть и другие, которые там могут находиться. То есть наши защитники сидят там на головах у друг друга.

И вы же должны понимать, что те ребята, которые иногда звонят по телефону, они говорят под присмотром, не все могут сказать откровенно.

– После освобождения от должности омбудсмена Людмила Денисова заявляла, что получила информацию, что для «азовцев» устроили настоящий «Бухенвальд». Думаю, вы читали это ее заявление.

– Да, я читала это заявление. Но Денисова не совсем правильно написала, не конкретизировала, на какую дату была информация. Как потом выяснилось, это была предварительная информация, а не по состоянию на сегодняшний день.

Я очень надеюсь, что россияне все-таки вспомнили о военной чести, достоинстве и относятся к нашим военнопленным с уважением.

- Из «Азовстали» было эвакуировано много тяжелораненых. От них были какие-нибудь известия?

- Единственное, что знаю, что тяжелораненые должны быть обменены в первую очередь. Но когда это произойдет – никто не знает.

Хорошо, что наконец-то произошел обмен погибших – 160 на 160: 5 июня обменяли, а 6-го – довезли сюда.

Родственникам погибших очень важно достойно похоронить своего мужа (отца, сына, брата), знать, где именно покоится их родной человек.

– Но, насколько я понимаю, родственники еще не получили тела своих близких?

– Нет, тела привезли в Киев. Нужно еще провести генетические экспертизы, установить личности погибших. Для этого потребуется некоторое время. И только потом тела отдадут родственникам.

- То есть, пока даже неизвестно, чьи тела вернули ? Родственники всех погибших должны предоставить образцы для проведения ДНК?

– Да, все родственники сдали образцы ДНК. Потом будет экспертиза…

- Боже, как это страшно и жутко…

– Это очень страшно. Никому бы не желала проходить через это. Но родственникам погибших очень важно похоронить своего мужа (отца, сына, брата), знать, где именно покоится их родной человек, иметь возможность прийти к могилке.

"Общество должно держать в поле зрения тему возвращения "азовцев", - говорит Сандра. Это фото ее брата было на страницах The WALL STREET JOURNAL. Фото: facebook.com/Korenskaya Marianna

Были определенные условия выхода из «Азовстали»

- Расскажите больше об Ассоциации…

– Учредители организации - Катя Прокопенко и я. Официально зарегистрировано 6 человек, но неофициально работают над возвращением пленных очень много родственников. Вообще в Ассоциацию вошли родственники «азовцев», пограничников, морской пехоты, полиции – всех защитников «Азовстали». У нас скоро запустится сайт, на нем будут указаны родственники всех представителей подразделений, находившихся на заводе.
Главная цель создания Ассоциации – помочь спасти военнослужащих, которые находились на «Азовстали». Мы не делим наших защитников на "Азов" или пехоту - мы все вместе и будем бороться, чтобы всех освободили и все вернулись домой.

Там были определенные условия выхода из «Азовстали». Не было бы приказа выйти, они держали бы оборону и дальше. Люди, которые давали гарантии безопасности, должны выполнить свои обязательства.

– Кто непосредственно давал приказ на выход?

Были определенные условия выхода из «Азовстали». Не было бы приказа выйти, они бы держали оборону и дальше. Те люди, которые давали гарантии безопасности, должны выполнить свои обязательства.

- Приказ может отдавать только главнокомандующий армии – господин Залужный, а также Верховный главнокомандующий – президент Владимир Зеленский. И они не раз об этом говорили, что «азовцы» выполнили два приказа: первый – держать оборону, и за это время государство смогло получить оружие и другие вещи для защиты, второй – сохранить свою жизнь и выйти с завода.

- Но что, по вашему мнению, сейчас должно делать государство?

- Государство должно активизировать свои усилия в юридической и дипломатической плоскости, сотрудничать с иностранными государствами, требовать от них помощи, апеллировать к организациям, которые брали на себя обязательство держать все под контролем – провести обмен и вернуть наших защитников домой.

Общество должно приобщиться к информационной войне: держать в поле зрения тему возвращения «азовцев». Нужно постоянно говорить об этом, писать, призывать и требовать от иностранных организаций, чтобы они выполняли обязательства в соответствии с международным правом. Важно, чтобы журналисты и блогеры постоянно рассказывали об «азовцах»: что есть люди, которые защищали Украину, рискуя своей жизнью, получившие наибольшее количество снарядов, бомб себе на голову, но выстояли.

Во многом благодаря им устояла в те дни и Украина. Мой брат со своими боевыми собратьями держали оборону в полной блокаде, без поставки оружия и провизии 83 дня! 83 дня!!!

– Родственники «азовцев» были в Турции, Ватикане и других странах, привлекая внимание международных лидеров к проблеме спасения защитников «Азовстали». Кто помогает вам с организацией международной деятельности?

– Мы находимся в тесном контакте с нашим МИДом. Украинские дипломаты открыты и всегда готовы помогать. Если у нас есть предложения и желания, то всячески нам помогают.

Кроме того, в разных странах мира есть люди – и родственники военнослужащих, которые во время военных действий выехали за границу, и просто небезразличные представители диаспоры, организующие акции на местах.