14 июля
Загрузить еще

Синдром отложенной жизни: чтобы наступило будущее, нужно жить сейчас

Синдром отложенной жизни: чтобы наступило будущее, нужно жить сейчас
Фото: t.me/citykharkivua

Жизнь на паузе истощает и вредит

«Буду жить дальше, когда закончится война», - так сейчас ощущают себя миллионы украинцев. За минувшие месяцы, по мнению психологов, мы разделились в этом смысле на три категории:

  • те, у кого ресурсная психика и не было комплексных травм. У них есть силы продолжать жить, несмотря на войну;
  • те, кто завис в промежуточной фазе и, с одной стороны, хотят продолжать жить дальше, с другой - их что-то постоянно останавливает и возвращает назад. Эта категория, как правило, испытывает постоянное чувство вины;
  • те, кто остался в том же состоянии, что и в первые дни войны. Они не спят, не едят, постоянно читают новости, запрещают себе любые удовольствия и агрессивно реагируют на желание окружающих жить дальше.

Опасность синдрома – в побеге от реальности

Травмотерапевт Наталья Солянникова. Фото: holistic.com.ua

Травмотерапевт Наталья Солянникова. Фото: holistic.com.ua

Чувство, что невозможно жить, радоваться лету, получать удовольствие от природы, погоды, еды или чего угодно, когда в твоей стране идет война, к сожалению, знакомо многим. О том, как вернуть себе ощущение того, что жизнь у нас нельзя украсть, и как победить синдром откладывания «на потом», на вебинаре, организованном проектом psyFAQ, рассказала кризисный психолог, травмотерапевт Наталья Солянникова.

- 24 февраля началась наша травмирующая история, когда под угрозой оказались наши жизни, жизни наших детей, родных, близких и всей страны. И психике приходится как-то к этому адаптироваться, - поясняет кризисный психолог, травмотерапевт Наталья Солянникова. – И она пытается сделать это с помощью синдрома отложенной жизни, являющимся неким восприятием реальности, при котором мы считаем, что настоящая жизнь будет когда-то потом, а сейчас нужно все отложить и спрятать в долгий ящик.

Он сейчас часто звучит у моих пациентов, люди его так, конечно, не называют, а просто говорят, что им плохо, что они больше не могут радоваться, что у них какой-то внутренний запрет на удовольствия. Как, например, когда каждый раз думаешь, стоит ли выставлять фотографию цветущей сирени в смартфоне. А жизнь за окном продолжается, хотим мы этого или нет.

И в том, что мы ставим жизнь на паузу, нет ничего странного, «отложенная» жизнь – это нормальный адаптивный защитный механизм. И все, что с нами происходит – нормальная реакция на ненормальную ситуацию. Другое дело, что мы увязаем в этом.

Понятно, когда так происходит в первые дни или месяц войны: мы никогда не жили в таких обстоятельствах, мы испытали шок, острый стресс, эмоциональные качели. Но прошло уже сто дней войны, а отложенный механизм никуда не делся. И это, по мнению психолога, не очень хорошая история.

- Если вначале это было нормально, то сейчас истощает психику и вредит, - предупреждает эксперт. – «Вот закончится война», «сначала я вернусь в страну/в свой город/в свой дом» - в этом ожидании мы живем 24 часа в сутки более трех месяцев, а это «вот-вот» не наступает, и это тяжело. Опасность синдрома отложенной жизни еще и в побеге от реальности. И нужно честно признаться себе, что она пока не изменяется, и никто не знает, когда это произойдет. Поэтому пришло время жить, и лето будет нашим, и у нас его никто не заберет, несмотря на то что идет война.

Отрицание настоящего времени, вина и запрет на удовольствия

У синдрома отложенной жизни несколько симптомов. Кроме ожидания того, что вот-вот что-то изменится, и будущего, которое неизвестно когда наступит, сюда относятся:

  1. Чувство вины. Знакомая многим ситуация: как я могу купить что-то, что меня порадует, когда так много людей не имеют элементарного, живут в нечеловеческих условиях, и им гораздо хуже, чем мне.
  2. «Не на часі» - формулировка, которая сейчас звучит повсюду.
    - Это ощущение, что чего-то не хватает, но сейчас не до этого, - поясняет психолог. - Например, «я понимаю, что пора больше включиться в работу, но как это сделать, когда мне нужно волонтерить?» Или как пройти, наконец, нужные курсы или сходить к врачу, или даже сделать стрижку, когда не до этого. Список этот на самом деле бесконечный, и откладывать жизнь мы могли и до войны, просто сейчас она задала этому другое направление. И как бы позволила нам оправдываться ею.
  3. Отрицание настоящего времени и чувство, что ничего хорошего не происходит и происходить не может.
    - Да, идет война, но цветы и зелень за окном никто не отменял. И чудесная девочка Катерина, певшая на «Азовстали», несмотря ни на что, – это и есть жизнь, которая сейчас.
  4. Запрет на наслаждения и удовольствия – чашка кофе, цветы, закаты, что угодно. И даже если мы позволяем это себе, мы не делимся с другими, считая неуместным показывать, что чему-то радуемся.
  5. Позиция наблюдателя у уехавших в другой город или страну. Люди наблюдают за нормальной жизнью других, как будто смотрят фильм. «Я смотрю на то, что происходит, но не включаюсь в это, потому что моя жизнь начнется потом».
    А когда потом? Как говорит травмотерапевт, прошедшие сто дней нам уже никто не вернет, и откладывать наше сегодня неправильно.

Из первых уст

Как справляться с синдромом отложенной жизни?

По словам Натальи Солянниковой, начинать нужно всегда с себя, и если помогает тебе, можно делиться с окружающими.

- Прежде всего нужно себя стабилизировать. После первых недель страха, тревоги, злости, агрессии, бесконечного вопроса «Что будет дальше?» я вынырнула из своего ужасного эмоционального состояния и поняла, что моим близким еще тяжелее. И что я не помогаю ни себе, ни семье, ни стране тем, что сейчас вою в подушку. И что нужно себя стабилизировать и нормализировать – это первый шаг. И только после этого появилась возможность доступа к радости и удовольствиям и возвращения к себе жизни.

Как стабилизировать: простые дыхательные техники, прогулки, любая работа с телом – хоть зарядка, хоть массаж, все, что помогает привести его в норму.

Жизнь теперь разделена на до 24 февраля и после него. И наша задача – соединить эти две половины, чтобы появилось настоящее. И начинать нужно с простых рутинных действий. Например, я, уехав во Львов, выходила каждое утро, чтобы купить хлеб и выпить чашку кофе.

Необходимо найти что-то, что было до войны, и поместить это в сегодня, соединив «до» и «после». Купите чашку, похожую на вашу любимую и оставленную дома. Раньше пили воду по утрам – вернитесь к этой привычке. Записывали дела и планы в календарь – делайте это снова. Пусть их теперь не так много, пусть они не такие сложные и важные, просто верните привычные действия. Отличный способ – готовка или вязание, шитье, то, что вы умели раньше, но до чего в мирной жизни не всегда доходили руки. Все это дает опору, убирает тревогу и восстанавливает.

Что еще возвращает жизнь: начать делать то, что вы откладывали все эти месяцы. Это могут быть курсы, общение с друзьями, знакомства с новыми людьми, маникюр, походы в бассейн. Или давно запланированные покупки, как бы вам ни говорили: зачем новый диван, когда война?

И когда мы снова начали принимать ванну, пусть даже не получая удовольствия, а только чтобы немного расслабить тело, нужно помнить: психика адаптивна, и она все равно стремится к жизни. И иногда нужно даже через силу пробовать добавить себе жизни через такие простые вещи.

Эффективна простая практика «Что хорошего сейчас?». Задайте себе этот вопрос и посмотрите вокруг. Зацвела орхидея, удивительного цвета закат за окном, река видна с балкона, липа начала пахнуть – даже детали дают вкус к жизни.

Война рано или поздно закончится, пусть мы и не знаем когда. Но чтобы наступило будущее, нам нужно вернуться в настоящее, начать жить здесь и сейчас. Позаботиться о своем ресурсе и подумать, какими мы придем к концу войны. Потому что нам еще восстанавливать страну, помогать нашим воинам, когда они вернутся. Мы будем нужны нашим детям, родителям и друг другу. А прошлое мы можем оплакать и понимать, что это наша память, которая будет передаваться детям. Но с этой точки, которая сейчас, мы можем начать жить.