16 мая
Загрузить еще

Абитуриенты-2022: на подготовку к поступлению давит пережитый стресс и неизвестность

Абитуриенты-2022: на подготовку к поступлению давит пережитый стресс и неизвестность
Фото: Chris McGrath/Getty Images

Для выпускников-2022 этот учебный год стал страшным испытанием. Обычно в конце апреля школьники уже знали, куда поступать, к чему готовиться. Их планы скорректировала война. «КП в Украине» записала три истории 17-летних украинцев, которые находятся на распутье – куда поступать, кем быть, как жить дальше? Подростки не хотят называть свои фамилии и против публикации фотографий, но искренне делятся эмоциями и планами на будущее.

Людмила (Донецк – Гостомель – Прага):

- До 3-го класса я училась в Донецке. В 2014 году мы уехали в Киев как переселенцы. Там я ходила в школу, но с сентября 2020-го из-за пандемии коронавируса родители перевели меня на дистанционное обучение в украинскую онлайн-школу. Пришлось оплачивать учебу, но нам нравилось, что там уже отработанная дистанционная программа технически работала без сбоев, и я могла самостоятельно планировать график обучения.

С начала 2021 года у меня появилась идея поступать в европейский вуз. Проанализировали - выбрали Чехию, потому что там обучение в вузах бесплатное, но на чешском языке. Я изучаю языки, у меня уже уровень английского В2, а чешский вообще родственный украинскому, поэтому выучить его на уровне пользователя вполне реально в короткий срок. К тому же в Чехии множество языковых школ, которые предлагают иностранцам подготовку к поступлению. Все это стоит денег, конечно, и мы заранее оплатили подготовительные курсы.

Я выбрала гуманитарную специальность - графический дизайн. Документы на гуманитарные дисциплины в Чехии сдают в ноябре, а экзамены проходят в феврале. То есть, чтобы поступить в чешский вуз в феврале 2023 года, мне надо начинать обучение в июне-июле этого года. Все было распланировано: в июне я сдаю ВНО, в июле еду в Чехию.

Людмила: Чешский вообще родственный украинскому, поэтому выучить его на уровне пользователя вполне реально в короткий срок.

В феврале этого года мы должны были сдать документы на студенческую визу, но началась война. И папка с документами осталась при нас. Мы жили в Гостомеле, успели выбраться оттуда под взрывами и сразу взяли курс на Прагу.

Поскольку выдача студенческих виз украинским студентам временно остановлена, то, как только мы приехали в Прагу (это был март), получили визу временной защиты на год. Как будут продлевать эти визы студентам-украинцам далее - пока неизвестно.

Вот так и живем в неизвестности. Не знаем, как будет (и будет ли?) организован мультидисциплинарный тест, который в этом году заменит ВНО, для выехавших выпускников. Надо как-то получить физический аттестат от школы. Потом его надо нострифицировать (признать в стране пребывания), может, придется еще сдать какие-то предметы. Как это будет проходить в Чехии с учетом войны - пока тоже неизвестно.

Хорошо, что мы заранее оплатили пакет с общежитием – до лета я обеспечена проживанием. Сейчас резко взлетели цены на аренду, в том числе и общежитий. Родителям придется искать квартиру поменьше, когда я перееду в общежитие.

Неизвестность давит, сказывается и пережитый стресс. График подготовки из-за этого сбился, переезды тоже сказались не лучшим образом. Мне надо готовить портфолио для поступления, а я не могу заставить себя рисовать. Это тревожит меня и родителей, но, надеюсь, мы справимся - и все будет хорошо.

Тимур (Донецк):

- Мы жили в Донецке все это время, никуда не выезжали – мои родители думали, что вот-вот все закончится, что надо немного подождать. Об этом были все разговоры, а я был подростком и не особо интересовался политикой. В школе у нас тоже «забили» на пропаганду, просто повесили какие-то эмблемы, уголок сделали имени какого-то погибшего «ополченца» - и на этом все. Нам, подросткам, все это не особо интересно было. Пара человек, у которых родители в армии, - те да, они были «упоротыми» по этой теме, но они не были в моей компании. В Донецке живут обычные подростки, у многих из них один ТикТок на уме. Вот я такой был.

Тимур: Мы жили в Донецке все это время, никуда не выезжали – мои родители думали, что вот-вот все закончится, что надо немного подождать.

Года два назад стало ясно, что ничего не закончится, что надо уже начинать думать, где мне получать высшее образование. Родители сразу сказали, что в Донецке я поступать не буду. Конечно, тут может поступить даже дебил, потому что конкурса особо в вузы нет, подал документы – и учись. 

Но потратить пять лет, получить бумажку-«диплом», который нигде в мире не котируется, - этого не хотелось. Мы начали смотреть вузы в Мариуполе, Харькове. Остановились на Приазовском государственном техническом университете, на факультете информационных технологий. Туда можно было поступить через образовательный центр «Донбасс, Крым – Украина» - это для абитуриентов с оккупированных территорий очень удобный вариант. Плюс Мариуполь недалеко от Донецка, родители могли бы приезжать, а потом и уехать совсем.

В общем, мы решили – а суровая реальность внесла свои коррективы. Сначала коронавирус закрыл границы. Выехать из Донецка в Мариуполь можно было только через территорию России. Ну, мы подумали, что можно совершить такое путешествие длиной в 30 часов ради благой цели – поступления.

А в феврале из Донецка перестали выпускать юношей и мужчин в возрасте от 17 до 55 лет. И вот тут мы просто обалдели – как выезжать? Я оканчиваю школу, мне 18 лет исполнится летом. Учебу в донецких школах продлили до 1 июля, когда будет итоговое оценивание или ЕГЭ, пока неизвестно. Оно мне не нужно, по большому счету, но если я уеду раньше, я не получу бумажку об окончании школы. А если позже – меня заберут в военкомат в день рождения. Уже мобилизовали одноклассника, ему 18 лет в марте стукнуло. Просто пришли в школу, вызвали его в кабинет директора – и все, больше не видели. Мама его приходила, о чем-то говорила с директором…

В общем, мы поняли, что надо валить поскорее, а как? Мне полных 17 лет, а отцу – 48. Он дома сидит, не выходит на улицу, чтобы не загребли служить. Мы подумали, списались с одной из школ на свободной территории – там пообещали помочь с экстернатом, хотя уже и поздно. В 11-м классе во втором семестре на экстернат уже не берут, но нам обещали помочь, чтобы у меня был аттестат о среднем образовании нормальный.

И мы решили выезжать на свой страх и риск: нашли перевозчика, который вывозит мужчин мобилизационного возраста. Больше тысячи евро это стоит, везет он в Западную Европу. В начале мая уезжаем, попытаюсь подать документы в зарубежный вуз – говорят, есть льготы для украинских абитуриентов. А я украинец, у меня ID-карта есть, и биометрика украинская, и аттестат украинский будет.

Наверное, я не успею сдать мультитест, чтобы поступать в Украине, поэтому планирую все-таки в Европу. Но вообще, давайте я лучше выеду – а потом будет видно. Сейчас планировать невозможно ничего. Может, год придется пропустить, может, я передумаю и работать пойду… Хотя нет, очень хочется остаться в другой стране и учиться!

Мариупольский университет, куда собирались поступать и жители Мариуполя, и оккупированных территорий, теперь сам стал переселенцем в Киев. Фото: facebook.com/mdu.mariupol

Мариупольский университет, куда собирались поступать и жители Мариуполя, и оккупированных территорий, теперь сам стал переселенцем в Киев. Фото: facebook.com/mdu.mariupol

Марьяна (Мариуполь – Запорожье):

- Я этот год буду пропускать, потому что мы только недавно выехали из Мариуполя. Не буду рассказывать, как мы там жили те дни… Наверное, нам, можно сказать, повезло – мы успели уехать на своем автомобиле и добраться до Запорожья. Через несколько дней после нашего выезда дом, где я родилась и где с семьей прожила 17 лет, был расстрелян танком в упор. Нам соседи прислали фото недельной давности, когда смогли поймать интернет. Мы жили в районе магазина «1000 мелочей», на «тыщике», как у нас говорят… говорили. И все, нашего дома больше нет.

Родители тяжело перенесли все это: мама лечится до сих пор, у нее на нервной почве проявился псориаз. Папа тоже еле-еле в себя пришел, сейчас ищет работу. Живем на финансовой подушечке, которая очень быстро исчезает.

Я планировала поступать в Мариупольский государственный университет, когда еще все было нормально. Но уже не поступлю: нет нашего Мариуполя, университет переехал в Киев, а жизнь в Киеве мы пока не потянем. В Запорожье у нас есть знакомые, а в Киеве я буду одна. Денег, чтобы снять жилье, у родителей нет.

Марьяна: Через несколько дней после нашего выезда дом, где я родилась и где с семьей прожила 17 лет, был расстрелян танком в упор.

Они не хотят меня никуда отпускать, да и я сама не хочу пока никуда выезжать, плюс учиться нет настроения вообще никакого. В школу меня записали, аттестат будет. Но год после школы у меня будет пустой, передышка. Думаю, нужно время, чтобы привыкнуть к нормальной жизни, а в Запорожье - не скажу, что тихо. Тоже стреляют. Надо время, чтобы психика вернулась на свое место, потому что меня сейчас не интересует вообще ничего. Мне постоянно хочется лежать, укрывшись с головой теплым одеялом, и чтобы меня никто не трогал. Так что пока о поступлении в вуз я не думаю. Хочу найти хорошего психолога…