Array ( [0] => 2829 [1] => 2836 [2] => 2850 [3] => 2860 [4] => 2871 [5] => 2883 [6] => 2890 [7] => 2898 [8] => 2921 ) 1
0
12 апреля
Загрузить еще

Современная дедовщина в армии, как подростковый буллинг – злой и бессмысленный

Современная дедовщина в армии, как подростковый буллинг – злой и бессмысленный
Фото: Гонтар Владимир / УНИАН

Специальная следственная комиссия МВД признала, что в воинской части Нацгвардии, где солдат Артемий Рябчук расстрелял сослуживцев, имели место неуставные отношения. Первый замминистра Евгений Енин не раскрыл детали, однако выразил мнение, что к такой трагедии они не могли привести. 

Мотивы поступка Рябчука по-прежнему остаются непонятными, а тем временем тема армейской дедовщины набирает все больше популярности. Если мониторить соцсети, можно узнать совершенно разные мнения. Одни говорят, что дедовщина есть, другие – что нет. Каждый судит по опыту, с которым пришлось столкнуться.

Только один случай

- Классической дедовщины в современной украинской армии практически нет. Особенно в ВСУ, где доминируют контрактники, война от все этого сильно лечит, - говорит военный психолог Алексей Арестович. - В Нацгвардии, я считаю, есть такая проблема. Там значительный элемент бывших внутренних войск, а они раньше охраняли колонии и как бы заразились системой отношений, принятых в местах заключения.

В январе 2020-го бывший уже военный прокурор Анатолий Матиос озвучил, что за 2014 - 2019 годы небоевые потери в Донбассе были 3379, тогда как боевые – 3031 человек. За 2020-й, по сообщению Минобороны, погибли 50 военных, по другим причинам ушли из жизни – 79. Можно предположить, что неуставные отношения внесли в статистику свою лепту.

- Я воевала в ДУК «Правый сектор» и регулярной армии, - говорит бывший офицер Билозерская. - В добробатах дедовщина в принципе невозможна, потому что там свободные люди. Не сложилось с командиром, не понравился коллектив – берешь вещи и идешь в другой батальон. В армии я служила по контракту в отдельном батальоне морской пехоты. Это элитное подразделение, и я знаю один только случай так называемых неуставных отношений - когда офицер ударил матроса по лицу.

Билозерская говорит, что это было страшное ЧП, пострадавший позвонил на «горячую линию» Минобороны, снял побои, поднялся ужасный скандал…

- Но симпатии морпехов  были на стороне офицера. В  момент инцидента матрос был  пьян и совершенно неуправляем  в поведении, - вспоминает Билозерская.

Полтора года мало для «духов» и «дедов»

Тем временем и Билозерская, и другие служащие в АТО подтверждают, что в разных частях, побывавших на фронте, царили разные порядки.

- В контрактной армии, особенно в зоне боевых действий, неуставные отношения среди бойцов не практикуются. Больше всего проблем доставляют алкоголь, наркотики, разборки из-за женщин. Тут могут и подраться, и пострелять, - говорит Олег Брузь, бывший участник АТО. – Дедовщина – это среди срочников в основном.

Военные, работающие со срочниками, утверждают обратное: той жуткой дедовщины, о которой с содроганием вспоминает старшее поколение, уже нет.

- Полтора года службы мало, чтобы делить ее на периоды, время «духов» (низшая каста срочников) и «дедов» (преддембельская элита) прошло. В каких-то частях, может, и осталось, но в основном ребята страдают от межличностных конфликтов и неправильного поведения офицеров, - поделился с «КП в Украине»  Владислав, попросивший не называть его фамилию.

Сейчас наш собеседник работает со срочниками в военкомате, в прошлом был замполитом, имеет образование и опыт психолога.

Мотивированных уговаривают на контракт

- Вот у нас главной проблемой были мобильные телефоны. По правилам, их нужно забирать на неделю, запирать в специальной комнате и выдавать в воскресенье. Так вот этого никто не делает. По крайней мере, мы не делали. Только в качестве наказания для нарушителей режима. Потому что если забрать у солдата телефон, он начинает биться в истерике, как ребенок, у которого вырвали из рук любимую игрушку.

Владислав отмечает, что много парней, которых сейчас признают годными к срочной службе, неустойчивы к стрессам.

- Если мы хотим качественный набор, нужно отменять прием неслуживших в полицию, в пожарные, потому что мотивированные уходят туда. А если такой мотивированный парень является в военкомат, его сразу начинают уговаривать идти на контракт. Срочники – это отсевы или те, кому некуда прятаться от призыва. У меня был взвод из 30 человек, так только двое пошли на срочную службу по своему желанию. И были глубоко разочарованы. Потому что после учебки срочников больше используют как бесплатную рабочую силу, чем натаскивают по военным наукам.

Владислав приводит еще один показательный пример:

- Моя знакомая, женщина  строгих правил, никак не могла  сделать сына «человеком». Даже  женила его, а он все равно  продолжал гулять. Так вот в 24 года она буквально силой сдала  его в армию, чтобы таким образом  наказать.

«Бывало, когда уходил со смены, говорил командиру – за этим надо следить»

До военной службы Владислав работал в техническом училище и говорит, что сегодня дедовщина в армии больше похожа на подростковый буллинг – злой и бессмысленный.

Более сильные насмехаются над более слабыми, могут забрать вкусности из посылок, говорить или писать в соцсетях гадости. Бывают, безусловно, драки, но не так, чтобы регулярные физические издевательства.

- Для одних это решаемая  проблема, они могут отмахнуться или дать отпор. Для других - потрясение, глубокая травма. В гражданском училище было много плохо социализированных детей, я видел всякое. Но то были дети, а тут – взрослые люди. Бывало, когда уходил со смены, говорил командиру – за этим надо следить, этот может «вздернуться». Слава богу, ничего страшного за мою службу не случалось.

Трехмесячные офицеры

Еще одна проблема, по мнению нашего собеседника, это выпускники ускоренных курсов по подготовке младшего офицерского состава.

- Бывшие сержанты и даже рядовые получают за три месяца погоны лейтенанта, но остаются такими же как были  – не очень образованными, не очень воспитанными и не очень понимающими роль офицера. Они или начинают демонстрировать свое превосходство над подчиненными, или машут на них рукой, потому что не знают, как правильно управлять. Они и собой-то не могут управлять. Так появляются неформальные лидеры, которые наводят в части свои порядки.

Однако Владислав считает, что трагедия на «Южмаше» не стала последствием одних неуставных отношений.

- События в части могли  послужить триггером, но настоящие  причины, я думаю, кроются в другом. Возможно, в семье. Я знал много с виду прекрасных семей, где дети переживали глубокий кризис. А когда начинали копать, то из шкафов сыпались скелеты. Этот парень обозлился на весь мир, ему было все равно, кого убивать.

В Израиле регулярная армия - срочники

Неуставные отношения существуют во всех армиях мира, хотя официально это везде отрицают.

- Есть законы психологии, согласно которым так называемая дедовщина развивается в любом мужском коллективе. Это внутренние разборки, попытки установить иерархию. Я сам вырос в казарме, и хоть это было военное училище, порядки царили жесткие, - говорит Алексей Арестович.

Другое дело, отмечает психолог, какие формы принимают эти самые неуставные. В Америке - жесткая муштра новобранцев, доводящая до изнеможения. В Израиле - психологическое доминирование старших над младшими. Правда, майор резерва Армии обороны Израиля ЦАХАЛ Виктор Верцнер не согласен считать это дедовщиной.

- Разве только на шуточном  уровне: пойди принеси кофе, ты же молодой. В Украине срочники не выполняют боевые задачи, они маршируют, орут песни, подметают  лес и красят траву. Занимаются всем чем угодно, кроме подготовки к боевым действиям. Ими командуют люди, которые, как правило, сами не имеют базовых навыков. В Израиле вся регулярная армия – срочники.

Виктор приводит пример:

- Из призывников набирается  пехотный батальон. На подготовку  уходит год интенсивных занятий - от личной подготовки до бригадного  слаживания. Батальон выходит на  выполнение задач в зону боевых  действий. Через 4 месяца происходит  ротация со следующим призывом. Срок службы – 1,5 года, после чего  весь батальон уходит в резерв  и призывается через 2 года на  двухнедельные учения. Никто не  станет издеваться над человеком, зная, что завтра от него может зависеть твоя жизнь.

В Украине срочников запрещено призывать в зону ООС. И вряд ли украинские мамы согласятся на внедрение израильского опыта, чтобы таким образом искоренить дедовщину.