Загрузить еще

Эксперты о Госкино: На конкурсы из года в год подаются упадочные, убогие и неинтересные фильмы

Эксперты о Госкино: На конкурсы из года в год подаются упадочные, убогие и неинтересные фильмы
Фото: Изображение meineresterampe с сайта Pixabay

О Госкино, которое забрали из подчинения Минкульта (что стало возможной причиной заявления об отставке министра Александра Ткаченко), говорят разное. За многое хвалят, но и ругают: мол, судят не так и деньги выделяют не тем.

«КП в Украине» с помощью киноэкспертов присмотрелась к теме поближе.

Филипп Ильенко: «А Министерство культуры справлялось с задачами?»

Экс-глава Госкино Филипп Ильенко написал в своем ФБ: «Решение правительства считаю положительным. Де-факто было создано Министерство кино. Следующим шагом было бы верно этот факт зафиксировать де-юре».

Правда, тут же бывший чиновник получил «благодарственные» комментарии: «Ждем также министерства литературы, театра, перформанса, музыки, а главное - ТикТока», «А еще нужно министерство мороженого и фломастеров».

- На мой взгляд, то, что Госкино отделяют от министерства - это действительно хорошо, - рассказал нам Филипп Ильенко. - Это усиливает роль институции и ее статус, открывает новые возможности и, что немаловажно, убирает посредника в виде Министерства культуры. Справятся - не справятся - другой вопрос. А Министерство культуры справлялось со своими задачами? Мне кажется, что в последнее время оно было достаточно неэффективным.

Сашко Лирник: «Средства от Госкино текут в сторону «кварталов» и «сватов»

- Госкино в том виде, которое оно существует последний год, страшная яма. На финансирование государством проходят откровенно отвратительные фильмы, - говорит сценарист-постановщик Сашко Лирник. - У меня был опыт сотрудничества с этой структурой до новой власти и при ней. Там воцарился какой-то идиотизм, другими словами не могу назвать! Когда читаю заключение эксперта на свою работу, понимаю, что он и сценарий мой, наверное, не читал. Но добиться правды нельзя. Это какая-то тайная организация, которая сидит на финансовых потоках, которые «текут» в сторону условных «кварталов» и «сватов». Этакое «Скажене весілля» - четыре, десять, сорок, пятьдесят.

Но кино должно быть разным. Например, во всем мире активно финансируется государством детское кино, потому что это будущее. Нам на фильм «Пекельна Хоругва, або Різдво Козацьке» выделили деньги, тогда Госкино было более-менее сознательным, но все равно мы тяжело пробивались. За сценарий этой картины я получил премию Леси Украинки, украинский «Оскар» - Золоту Дзигу. Как детский писатель и сценарист, знаю, что интересно зрителю. И когда какой-то эксперт говорит, что мой текст (в последнее время подавал несколько сценариев на конкурсы) написан не украинским языком, мне хочется кого-то убить.

На мой взгляд, экспертами должны быть уважаемые люди, которые сами что-то написали, сняли. Имеют вес в украинской культуре. Но когда тебя судит человек, который имеет в биографии только «церковно-приходскую школу», это не укладывается в голове.

Валентина Руденко: «Это просто чей-то тайный интерес»

- Летом я подавала на питчинг Госкино свой проект «Мама», - рассказывает креативный продюсер и сценарист Валентина Руденко. - Это продолжение одноименного фильма, который с успехом прошел на телеканале СТБ. Нам не дали денег - история получилась очень некрасивая. В первом туре наш проект был поставлен экспертами на первое место. Он набрал максимальный балл -15! Но во втором туре почему-то стал седьмым. В итоге финансирование получили первые шесть позиций, а мы остались без господдержки.

Наш патриотический сериал, посвященный «всем мамам украинских героев», не получил поддержки государства. Среди победителей «Кава з кардамоном», «Скажені сусіди», «Бути монстром», «Вийти заміж за мільйонера» и другие. Как так получилось - для меня загадка! Кто-то из них был в первом туре на седьмом, десятом, тринадцатом месте.

Если говорить по поводу отсоединения от Минкульта Госкино, то я считаю, что это неправильно, потому что у государства нет сейчас столько мощности. Конечно, мы должны стремиться, чтобы киноиндустрия была отраслью, кино - это очень важный способ донесения информации. Кино - это произведение искусства, а значит - высокая культура. Но сейчас это просто чей-то тайный интерес, как то заседание Кабмина, где принималось это странное решение.

Людмила Горделадзе: «Любая реорганизация - не на пользу отрасли»

- Я работала в Госкино два года: частично при каденции Филиппа Ильенко, частично – Марины Кудерчук, нынешнего главы, - говорит бывший член Совета по господдержке кинематографии Людмила Горделадзе. - До этого пять лет была экспертом кинопитчингов. Могу сказать, что Министерство культуры очень мало влияет на Госкино, оно достаточно самостоятельно и на сегодняшний день. Министерство утверждает бюджет, но не распределяет деньги. Это дело Совета по господдержке кинематографии.

Сейчас объявлено, что Госкино выделяется в отдельную структуру (к слову, документов никаких не предъявлено). Мое мнение: любая реорганизация – не на пользу отрасли. Это лишнее. С организационной точки зрения Госкино работает эффективно, что там делается по распределению денег - не могу комментировать. Этот состав пока новых фильмов еще не выдал, потому нет оснований обсуждать, правильно ли они распределяют средства. Призы на фестивалях и вершины кассовых сборов в кинотеатрах – это картины, которые утверждал еще наш состав.

А проблема экспертов действительно существует. При нашей работе было так: более 100 заявок принималось от людей, которые хотели быть экспертами, из них отобрали 70. Но вы понимаете, наша отрасль не имеет столько высоких профессионалов. Я помню, как эксперт, который оценивал документальное кино, спросил у окружающих, кто такой Сергей Буковский (известный режиссер неигрового кино, народный артист Украины. - Прим. ред.). Конечно, режиссеров художественных фильмов знают больше, но если ты оцениваешь документалку, то будь добр знать тех, кто в этой отрасли знаменит.

И потом на конкурсах оценивают не просто сценарии, а проекты – это комплексное видение авторами будущей работы. Там уже предварительно указаны режиссер, актеры, смета. А это профессионально прочитать могут только представители двух профессий – режиссеры и продюсеры, все остальные, пусть даже очень профессиональные в своей сфере, - нет. А у нас экспертом может быть оператор, исполнительный продюсер, которые понятия не имеют об эффективности проекта кино. И это печально. По последним трем конкурсам встречались умопомрачительные экспертные выводы. Верхняя часть не сходится с нижней: сначала всячески расхваливали автора, а в конце писали, что проект не заслуживает внимания. И такие оценки легли в основу результатов конкурса.

Но это не отменяет того, что Госкино выполняет свою функцию – распределять деньги. Другое дело, что недавно было объявлено о передаче киностудий от Министерства культуры в Госкино (правда, документов тоже не обнародовали). Это какая-то странная операция, потому что ни единого смысла, кроме того, что можно управлять приватизацией и продажами объектов, не вижу. Это уже давно не киностудии, а просто имущество. Там не производятся фильмы, а только предоставляются услуги аренды павильонов и техники. Теперь, если Госкино будет делить не только деньги, но еще и имущество, это будет колоссальный монстр. Тем составом, который сейчас там работает, делать это невозможно, надо их расширять, давать другое помещение, но все это не приведет к улучшению качества фильмов.

Виктор Андриенко: «Работа экспертов - сложная»

- Первый раз мы участвовали в питчингах Госкино с фильмом «Іван Сила», а потом нам выделили часть денег на проект «Легенди Чарівнолісся», - рассказывает режиссер и продюсер Виктор Андриенко. - Причем, когда подавались первый раз с этой работой, не прошли конкурс, а через два года попробовали снова – и деньги дали. Мне трудно сказать, от чего конкретно зависит успех в этом деле, скорее всего, должно сойтись несколько факторов.

Многое решают эксперты, к слову, я и сам работал экспертом на нескольких питчингах. Работа эта, надо признаться, сложная – на оценке иногда по 150 сценариев. Бывало, познакомившись с работой, складывалось отрицательное мнение, но презентация получалась настолько блестящей, что выставлял самые лучшие оценки. А случалось, люди «шли» хорошо, а потом не приходили на защиту проекта. Или другая история: приходили без режиссера. Говорим: «Нам же нужно знать режиссерское видение», отвечают: «Он не смог». Ну что это такое?

Проблема любого кино, что государство дает на поддержку «творческих штанов», но развитие киноотрасли начнется только тогда, когда кино станет продюсерским, все будут понимать, что его надо продать. Но здесь тоже подвох: если представить, что кино - это ресторан, то есть заведения изысканные, есть - фастфуд. Быстро заработать - это туда. Очень бы не хотелось, чтобы наш кинематограф стал вкусной, но бесполезной быстрой едой.

Саша Кириенко: «Есть люди, которые из года в год подаются на конкурсы»

- Так сложилось, что я не потратил на свои фильмы ни копейки государственных денег, - рассказывает кинорежиссер Саша Кириенко. - Потому какой кровью и какими механизмами коллеги получают эти деньги - вопрос не ко мне. Снял уже больше тридцати проектов, четыре полнометражные картины, но государственных денег в них нет.

Конечно, я, как и все, вижу, что есть люди, которые из года в год подаются на конкурсы. И среди них немало - упадочных, убогих и неинтересных зрителю. Я в восхищении, когда деньги дают на дебюты, на прекрасные авторские фестивальные фильмы. Обожаю, к примеру, Валентина Васяновича («Племя», «Атлантида») - у него свой прекрасный киномир. Глядя на его работы, всегда испытываю какую-то оторопь. Вот такие картины надо поддерживать государственными средствами. А когда приносят на конкурсы какую-то чушь - полная ерунда.

Сама структура государственной поддержки фильмов - очень нужное направление. Но я бы на месте Госкино не давал деньги проектам, которые расцениваются только как бизнесовые. Помогать нужно другим картинам - фестивальным, детским, анимационным. А если давать на продюсерские картины, то с возвратом.