27 октября
Загрузить еще

Три дома за ужин: гость-немец сделал царский подарок селянке на Волыни

Три дома за ужин: гость-немец сделал царский подарок селянке на Волыни
Фото: visnyk.lutsk.ua

Добрая "Золушка"

О том, что, пригласив иностранца на ужин в свой дом, эта очень небогатая, чтобы не сказать – бедная, женщина из глухого волынского села вытянула счастливый билет, она поначалу даже не подозревала. 

В тот вечер, 15 лет назад, наспех накрыв скромный стол, Лидия Троценко из Великой Глуши под белорусской границей позвала к себе заезжего немца – Леонарда Рица. Он впервые приехал к ним в село с другом. Друг был желанным гостем в каждом доме (приезжал сюда неоднократно), а вот Леонарда вниманием местные не почтили. Что делать? Гостиниц в селе нет, до ближайшего города около 50 километров, и это по бездорожью. Вечер. Стоит один на обочине с чемоданом в руках.  И Лидия, скромная уборщица местной школы, сжалилась над ним и позвала к себе. 

Тогда Лида с мужем и детьми снимали половину одноэтажной сельской хаты-развалюхи. Во второй половине жили соседи. Хоть сама она местная, но с ее родителями у супруга жизнь не сложилась – пришлось съезжать. Решили - пусть хоть бедно, но без ссор. Сюда Лида не постеснялась зазвать Леонарда. Ужин был скромным - борщ, картошка, сало. Иностранец съел все, чем угощали. А Лида даже подумать не могла, что после этого визита сбудется ее мечта о собственном жилье! 

Случайный гость вскоре построил ее семье дом – вернее, дал деньги на его строительство, а спустя несколько лет – еще на два, для дочки Лиды, вышедшей замуж, и для нее персонально. А старый, самый первый, достался сыну, который тоже обзавелся семьей. Новая хата стоит на том же месте, где стояла старая съемная – ее снесли. 

- Одна ты меня тогда на ужин пригласила. Хоть как ты бедно жила, но дала есть и пить, - объяснил свой поступок Леонард Риц Лидии. 

Лидия же поверить не могла, что такое в жизни бывает. Но мечтать хотелось - что все-таки удача постучит и в ее покосившуюся дверь. 

- Куда там - как же поверишь в такие сказки, - вспоминает в разговоре с "КП в Украине" Лидия Троценко. 

Великая Глуша - село небольшое. Фото: Фейсбук

Родился на местном хуторе

Домики небольшие: два одноэтажных и один – полуторный. Тем не менее, и на них в украинской глубинке надо работать долгие годы, экономя каждую копейку. 

Со своим благодетелем Леонардом Лидина семья с тех пор едва ли не породнилась. Мужчина, хоть ему уже стукнуло 90, приезжает в гости в Великую Глушу каждый год. Четыре внучки Лидии наперегонки бегут к "деду Леонарду". Когда на расстоянии, разговаривают с ним по телефону – он научился понимать украинский. Не все, но общий язык находят. Сама Лида иногда подбирает польские, русские слова – на таком суржике и общаются. 

- Оказалось, что у него отец – русский, мать – немка. В детстве родители говорили на русском, он все понимал, - объясняет "КП в Украине" 53-летняя Лидия Троценко. – Он родился на одном из хуторов в сегодняшнем волынском поселке Колки. Когда ему было семь лет, семья уехала сначала в Польшу, а потом в Германию. Мы туда, в Колки, дважды с ним ездили – и он все помнит, хоть маленький был, – где что росло, где какой дом стоял…

В ту первую поездку Леонард напросился со своим другом Альбертом Теппером. Тот тоже родился в этой местности и приезжал порой на родную землю – здесь похоронены его родители. А Леонард тоже захотел увидеть места, где бегал ребенком. 

Внуки Лидии называют благодетеля "дед Леонард". 

"Умирать все равно придется, а деньги с собой не заберешь"

Приезжает немец всегда с гостинцами - не только для Лиды. Помог не одной семье Троценко – одним купил квартиру в Нововолынске, другим профинансировал учебу детей, местной докторше дал денег на проведение отопления в травмпункте. Кому-то – швейную машинку привез, кому-то стиралку купил. 

И сельскому главе, говорят, тоже денег давал, но потом отказывал – не увидел, что использовалось, как было обещано – на медикаменты старикам. Дал и священнику на церковь. Но дома больше никому не строил.

- Он не какой-то бизнесмен или владелец благотворительного фонда, раньше - обычный преподаватель, сейчас пенсионер, - рассказывает Лидия. – У нас он больше чем десятку людей помог. Говорит: "Умирать все равно придется, а деньги с собой не заберешь". Вот, говорит, построил дома – будет тебе память обо мне. 

"Живу в вагончике на заработках, а люди просят помочь им"

Об этой истории проведали местные журналисты – приехали делать репортаж про школьный музей в Великой Глуше, а там учитель истории рассказала о "Золушке" - Лидии Троценко, работающей у них уборщицей. Позвали ее – и вскоре вышла статья. А теперь Лидия не рада, что вообще что-то рассказала. 

- Мне теперь письма пишут, просят денег кто на операцию, кто на лекарства. А где я возьму? – немного злится Лидия на такие просьбы. -  Ремонт в школе сделала, сейчас лето – отпуск, отправилась на заработки. Сама вон – живу в вагончике без удобств в Киеве, приехала на сезонные работы – на борувку (так на западе Украины и в Польше называют голубику. – Авт.). Экономлю на мелочах, чтобы больше денег домой привезти… Зять тоже в Киеве на заработках, а люди пишут, чтобы я помогла. Думают, что я в достатке живу… Но мне же Леонард не дал денег, чтобы я жила до конца жизни и не работала. Построил дома – спасибо ему. Дети без работы дома сидят, четверо внучек – всем хочется что-то дать. Так что вы уж лучше не пишите ничего… 

С немецкой родней не дружит

Так сложилось, что к старости Леонард Риц остался по факту одиноким. Жена умерла, дочь тоже – онкология. Есть еще брат, две сестры, две внучки – но с ними у деда отношения не заладились. Живет один. И навещает "вторую родню" в Украине. 

- В Германию он меня не звал, да и знает, что не поеду – он мне здесь дома построил, куда ехать, - делится Лидия. – Детям там работу тоже не предлагал. Говорил: "Я старый, а это нужно ходить, искать – я таким уже заниматься не буду". 

 Живет немец во время приездов всегда у них. Обычно гостит недельку, но в прошлом году из-за карантина задержался аж на два месяца.     

- Приехал как раз 8 марта, и начался карантин, - вспоминает Лидия Троценко. – Четыре раза пробовал выехать, но его всегда от польской границы разворачивали. В мае, наконец, смог уехать. В этом году не знаю, приедет ли – говорит, надо делать прививку, а он не хочет.  

Лидия предлагала ему, если хочет, оставаться у них на Волыни – раз уж дома в Германии ему помочь некому. Живет Леонард возле Дортмунда в большом доме.

- Сказал: "Где смерть застанет. Умру здесь – похороните здесь, в Германии – значит, там", - отмечает Лидия Троценко. 

Но обещает, пока будут силы – навещать маленькое село на Волыни.

Домики в селе все на одно лицо, у семьи Лиды таких теперь три. Фото: Фейсбук

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ 

Отец пропавшего афганца: Уверен, мой сын найдется, когда там увидят его фото

Новости по теме: Волынь Добрые истории