Сможет ли Денисова отменить медреформу Супрун

Сможет ли Денисова отменить медреформу Супрун

Комментарии: 1
Фейсбук\коллаж КП в Украине

 На сайте Конституционного суда опубликован текст представления омбудсмена Людмилы Денисовой, которым она пытается защитить права украинцев на доступную медицину. Информацию о том, что такое обращение подано, Денисова опубликовала у себя в Фейсбуке и получила очень живое обсуждение: люди решили, что Уполномоченный по защите их прав хочет отменить медицинскую реформу Ульяны Супрун.

Что взволновало украинцев, на что они понадеялись и как на самом деле обстоят дела, выясняла "КП" в Украине".

 Чего испугались

В ходе небольшого опроса выяснилось: реформа первичного звена, предусматривающая учреждение института семейных врачей, устраивает большинство граждан. В том, что раньше принималось в штыки, сейчас и пациенты, и медики видят преимущества. И не согласны с тем, чтобы вернулись старые времена участковых терапевтов.

- Я не восторге от того, что Супрун разрешила семейным врачам ставить диагнозы по телефону, но это все же лучше, чем вообще не иметь связи со своим доктором. Помню, как раньше часами приходилось дозваниваться в регистратуру, чтобы узнать график работы участкового терапевта и отпрашиваться с работы к нему на прием в первую или вторую половину дня, - говорит жительница Подольского района Киева Ирина Скучина. – Под кабинетом выстраивались огромные очереди, и если не успеешь по времени, то "не попал" - врач убегал на обходы либо уходил домой. Сейчас работает электронная запись, можно выбрать конкретное время, и это гораздо удобнее.

Самим терапевтам слухи о том, что все вернется назад, тоже не понравились.

- Если отменят систему "деньги идут за пациентом", мы снова будем получать 4000 гривен, а не 9000 – 10 000, как сейчас. Я первая уволюсь из поликлиники и уеду в Польшу, в Чехию, хоть к черту на рога, - говорит семейный доктор из Дарницкого района столицы Наталья М. (фамилию просила не называть, дабы не получить нагоняй от начальства). – И то, что мы теперь не обязаны ходить на все вызовы подряд, тоже правильно. Помню, как раньше приходилось бегать по пациентам с банальным насморком, которые изображали из себя "гриппозных", чтобы только получить больничный. После реформы я сама решаю, нужно идти или нет. А во время эпидемии только представьте себе, что было бы, если нас обязывали бегать по домам! На все вызовы не хватило бы ни дня, ни ночи. Не говоря уже о том, что все доктора заразились бы и повально слегли.

Всех, кто волнуется, спешим уведомить: повода для переживания нет – о разрушении системы семейной медицины - плохая она или хорошая - речи нет и не будет как минимум в ближайшие годы.

 На что понадеялись

 Если кто и воспринял с надеждой новость об отмене реформ Супрун, так это работники скорой помощи. Ее госпожа Ульяна собиралась менять, ломать, перестраивать.

- Специальность фельдшера должны были заменить парамедики. А их в Украине просто не было. Пришлось бы фельдшеров отправлять на переаттестацию, а прошли бы ее не все, - говорит медик столичной скорой помощи Феликс Лидерман. -  Планировалось убрать врачей со скорой, то есть им бы тоже пришлось искать другую работу. Убрать санитаров и вменить эти обязанности водителям карет, назвав их медицинскими техниками. Мы боролись за свои права, за право людей получать квалифицированную неотложную помощь. Нам удалось убедить, что "революцию" нужно отложить до 2022 года. Мы надеялись, что к этому времени Супрун уже не будет у руля, и нелепую реформу отменят.

Медик говорит, что реформа на самом деле нужна, но отнюдь не такая, которую предлагала бывшая и. о. министра здравоохранения.

- Сейчас скорая много времени теряет на то, чтобы госпитализировать пациента. Если у больного подозревают хирургию, мы везем его в одну больницу. Там хирургию исключают, ставят урологию – везем в другую. И не факт, что не придется кататься полдня, - говорит Феликс Лидерман. – Начинать преобразования необходимо было с создания сети универсальных многопрофильных больниц, которые имеют отделения неотложных состояний. А Супрун просто копировала американскую модель без адаптации к украинским условиям.

Пока прежнюю систему удалось сохранить, хотя люди в регионах стали жаловаться, что вызвать скорую стало гораздо труднее. И тут вынуждены разочаровать – ничего нового не предвидится. Судьба скорой помощи по-прежнему висит в воздухе, и никакой Конституционный суд над ней не властен.

 Что происходит в реальности

Реформы Ульяны Супрун – это не только семейные врачи и скорая помощь.  Это резкое сокращение системы медицинских учреждений по всей Украине. Если Киев и другие большие города сохранили то, что имели, то в районах ситуация удручающая.

- В 2017 году в моем районе закрыли хирургию с травматологией, родильное, неврологическое, даже детское отделения, - рассказывает Анна Гончаренко, фельдшер скорой помощи из Одесской области. -  Больных по этим профилям приходится везти в другие районы – за 70, а то и 250 километров. В селах вообще беда – ликвидировали фельдшерско-акушерские пункты. Теперь одному фельдшеру, а это в основном немолодые уже женщины, у которых нет своих машин, приходится обслуживать по два, а то и по три села.

Многие районные больницы оказались под угрозой закрытия с апреля этого года, когда стартовал второй этап медреформ, и Национальная служба здоровья не подписала с ними контракт из-за плохой оснащенности. Грянул коронавирус – и стало совсем туго.

Вот такие многочисленные жалобы с мест и подвергли Людмилу Денисову обратиться в Конституционный суд. Если вкратце, то она просит упразднить положение закона, которое позволило отменить введенный в 2014 году мораторий на сокращение медицинских учреждений и поделить клиники на государственные (финансируются из центрального бюджета) и коммунальные (на балансе местных властей).

 Чего можно ожидать

 Конституционный суд не может отменить реформу вообще, он может дать оценку на соответствие Основному закону только отдельным законодательным актам или их положениям, говорит профессор кафедры социально-гуманитарных дисциплин Украинско-американского университета "Конкордия" Сергей Панасюк.

- В представлении Людмилы Денисовой есть проблемы философские, есть вопросы, на которые она пытается найти ответы. Начнем с того, что в Конституции сохранился коммунистический подход к социалке и медицине. Государство взяло на себя гору обязательств, которые не может эффективно выполнять. Ту же доступность и бесплатность медицинской помощи. Она не была такой ни до реформы, ни после и вообще никогда, – считает Сергей Панасюк. - Денисова хочет прекратить процесс сокращения сети медицинских учреждений. Она ссылается на конвенции, на решения Верховного суда. Это все хорошо. Но Конституция говорит, что нельзя урезать названные в ней гарантии. А таких прямых гарантий, как мораторий на закрытие больниц, в Основном законе нет. Поэтому я думаю, что перспективы положительного решения маловаты.

Даже если предположить, что КС признает неконституционной норму, позволяющую закрывать больницы, и скажет, что нужно все повернуть вспять, это будет невозможным к исполнению.

- Потому что есть бюджет, есть подотчетность и потому что в решении КС нельзя написать, что нужно заново открыть больницу №5, клинику №3, ФАП в селе Ивановка и ФАП в селе Петровка, - говорит Сергей Панасюк. – Конституционный суд может, грубо говоря, запретить закрывать больницу на будущее. Но и это пока из серии фантастики.

Когда у пораженного кризисом КСУ дойдут руки до попыток Людмилы Денисовой спасти украинскую медицину, никто не сможет угадать. Ее представление в хвосте длинной очереди, и производство еще даже не открыто. Как минимум несколько лет в Украине смогут свободно закрывать больницы, отделения и сокращать медперсонал. А судьба реформ Супрун остается в руках власти, которая одна может принять разумные решения, если, конечно, того захочет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Супрун "улетела", но еще вернется! И, может, даже в политику

 

Фото: Фейсбук

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях