Жанна Жукова (2 февраля 2011)
Отец Анны Яблонской: «Она приснилась мне и я уверен... простила»

Отец Анны Яблонской: «Она приснилась мне и я уверен... простила»

Алексея Кравцова и личного архива Григория Яблонского.
Алексея Кравцова и личного архива Григория Яблонского.
Алексея Кравцова и личного архива Григория Яблонского.

«В расцвете сил душевных я, но пусть не кончится на этом вся биография моя!» Так писала четырнадцатилетняя Аня Яблонская в своем стихотворении. А через каких-нибудь 15 лет ее яркая жизнь оборвалась так внезапно и так трагично...
Своим горем и воспоминаниями об Анне поделился отец девушки – Григорий Яблонский.
О времени и месте похорон собственной дочери ему пришлось узнавать через редакцию местного телеканала. Он спешил, чтобы увидеть ее в последний раз. В последний и в первый раз за многие годы...
Отец рассказал «КП», что Аня прекратила всяческое общение с ним, когда он ушел из семьи. Юная, но всегда уверенная в правильности своих решений Аня, сразу приняла сторону матери.
– Я много раз пытался наладить с ней отношения, просил о встрече, передавал подарки, но все это было бесполезно, – с горечью в сердце говорит Григорий Эммануилович. – Вот такой она была принципиальной во всем. Если уж что-то решила, то не отступалась...
С тех пор ему приходилось следить за судьбой Анечки только из далека. Он следил и восхищался ею.
– Я читал все ее публикации, – продолжает Григорий Яблонский. – Она была «экстра-личность», даже начиная с маленького возраста. С ней всегда можно было говорить, как со взрослой. Сразу было видно, что она особый ребенок.
Аня с легкостью слагала стихи еще с четырех лет, затем поражала своим литературным талантом и учителей, и сверстников, а в четырнадцать лет вышел в свет сборник ее стихов.
– У нее была такая насыщенная жизнь. У других в 60 лет нет стольких событий, сколько было у нее. И Анюта не жалела себя, выкладывалась полностью и спешила жить, – говорит Яблонский.
Глядя на детские фотографии Анечки и cглатывая слезы, Григорий Эммануилович вспоминает, как еще до их ссоры она всегда говорила ему «Ты у меня классный папа».
«Я уверен, что она простила меня, – говорит он. – На следующий день после похорон я отчетливо услышал во сне добрый и ласковый голос, который сказал одно только слово: «Папа».

Алексея Кравцова и личного архива Григория Яблонского.
Алексея Кравцова и личного архива Григория Яблонского.

Хроника событий
После публикации в «КП» материала о похоронах Анны, Григорий Яблонский написал в редакцию письмо, где рассказал о том, как спешил провести в последний путь свою дочь:
«Позвольте же и мне рассказать вам о своем дне 27 января. О том, что гроб с телом дочери уже доставлен в Одессу самолетом, я узнал из передачи на радио только в 13 часов. И ни от кого, и ничего больше! Схватился за телефон... Наконец, мне ответили, что в Спасо-Преображенском соборе уже идет панихида. Понятно, что добираться туда с Таирова было бы трудно, и закончилось бы для меня страшным «ничем». Тогда, несмотря на недуг, Бог помог покорить километр до автостоянки, где зимует моя старая «Лада». И она завелась! Ехал по интуиции – к Таировскому кладбищу. У главных ворот стоял хороший человек – охранник Николай. Он помог узнать, что на отдаленном участке у Колумбарной стены уже заканчивают готовить погребение Анны Яблонской. Открыл ее отцу ворота, точно указал, как доехать. Доехал за несколько минут до прибытия погребальной процессии...»

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях