Array ( [0] => 2829 [1] => 2836 [2] => 2850 [3] => 2860 [4] => 2871 [5] => 2883 [6] => 2890 [7] => 2898 [8] => 2921 ) 1
0
16 апреля
Загрузить еще

Экономически тяжелый год: как изменилась жизнь украинцев с начала большой войны

Экономически тяжелый год: как изменилась жизнь украинцев с начала большой войны
Фото: Соколовская Инна / УНИАН​

Экономические итоги года полномасштабной войны оказались катастрофичными для украинских кошельков. Пока цены растут не по дням, а по часам, доходы украинцев падают, причем у тех, кто потерял работу, - фактически до нуля. Две трети украинцев признаются, что за минувший год их материальное положение ухудшилось – таковы результаты февральского исследования, проведенного социологической группой «Рейтинг».

Цены-чемпионы

За год цены на товары и услуги в Украине выросли на 26%, а продукты подорожали на 33%. Об очередном взлете цен на те или иные товары все это время можно было писать несколько раз в неделю, и постоянно нашелся бы новый информповод.

Только за последнюю неделю в украинских супермаркетах подорожали морковь, тепличные овощи, а, например, цены на капусту продемонстрировали самый настоящий чемпионский прыжок. Еще в январе килограмм молодой капусты стоил 38,90 грн, а сейчас его стоимость выросла до 48,90 грн.

Некоторые самые обычные продукты оказались в дефиците. В частности, из-за оккупации и военных действий на прилавках практически не появлялись мелитопольская черешня, «Артемовская» соль из Соледара, херсонские помидоры, арбузы и лук. Кстати, что касается лука, то, пишет agronews.ua, одна из основных ценностей херсонского лука заключается в хранении. Он меньше «натягивает» влагу и потому зимой не так быстро портится. Поскольку половина лука на наши рынки ранее приходила из Херсонской и Запорожской областей, сейчас образовался определенный дефицит, что также не могло не сказаться на ценах.

По итогам года (статистика январь к январю), лидерами продуктового подорожания стали фрукты и яйца. В целом в топ-5 официальных рекордсменов вошли:

  • Фрукты +77%
  • Яйца +73,3%
  • Рыба и рыбопродукты +45,5%
  • Безалкогольные напитки +38,6%
  • Овощи +34%

Без работы и зарплаты

Пока цены растут, доходы украинцев падают. Согласно исследованию «Рейтинга», из-за полномасштабной войны не менее трети трудоспособного населения остались без работы. В особенно сложной ситуации оказались переселенцы и жители зон боевых действий: из них потерял работу каждый второй. А у половины из тех, кто продолжает работать во время войны, снизилась зарплата.

В случае сокращения доходов основной стратегией действий остается поиск дополнительного заработка. Более половины украинцев во время войны либо начали искать вторую работу, либо больше работать, но в условиях трудовой бедности это не спасает. Ведь основная проблема украинского рынка труда заключается в том, что из-за мизерных зарплат у нас за чертой бедности оказываются не только безработные, но и те, кто работают.

Впрочем, эксперты рынка труда настроены оптимистично и отмечают: за год войны украинские работодатели уже смогли «отвоевать» 60% рынка труда и продвигаются на восток. По данным кадрового портала Work.ua, полномасштабное вторжение России 24 февраля 2022 года повлекло за собой наибольший кризис на рынке труда страны. Количество предложений работы в стране упало более чем в 15 раз - со 100 тыс. до 6 тыс. вакансий, при этом спрос со стороны соискателей вырос. В результате на одно рабочее место претендовали более 100 человек, а по некоторым вакансиям доходило и до нескольких сотен.

Активное обновление рынка труда Украины началось летом (в июне количество вакансий выросло с 21,2 до 35,5 тыс.), достигло пика в октябре (56,7 тыс. вакансий), а в феврале был побит рекорд (более 60 тыс. вакансий, что составляет 60% от довоенного уровня).

Кстати, 90% вакансий размещаются на украинском языке, в то время как 8 лет назад ситуация была обратной: 16% вакансий были на украинском и 80% на русском.

Ограничения против развлечений

Аналитики отмечают склонность украинцев к самоограничениям, что, в общем, неудивительно. В условиях, когда заработок по-прежнему найти очень трудно, выход остается один – затягивать пояса еще туже. По данным «Рейтинга», шестеро из десяти опрошенных считают, что необходимо себя существенно ограничивать в развлечениях и покупках, в то время как 37% - наоборот: считают, что нужно стремиться жить полноценной жизнью сегодня.

- Никогда не думала, что мы с моей родной сестрой настолько разные и что на нас настолько по-разному может повлиять война, - говорит подруга. – Я решила жить здесь и сейчас, понимая, что каждый день может быть последним. Например, впервые за много лет сходила в театр, купила билеты на концерт, а на прошлой неделе вообще выбралась на обзорную экскурсию по Киеву. Моя сестра не может этого принять – она вообще не понимает, откуда у меня «настроение» на театры и экскурсии. Она считает, что сейчас не время для развлечений – ни по материальным, ни по моральным соображениям. Надо страдать и на всем экономить – собственно, это она и делает. Кто из нас выбрал более правильную стратегию? Не знаю, время покажет.

Без планов на будущее

В ходе исследования «Рейтинга» выяснилось, что у четырех из десяти украинцев уверенность в будущем выросла, но эти данные весьма условны. Да, сейчас мы действительно гораздо больше уверены в том, что победим, но при этом год войны сделал свое дело: горизонты планирования наших сограждан сократились до минимума. По данным «Рейтинга», 45% украинцев не планируют свою жизнь вообще, а доля тех, кто имеет планы на несколько лет вперед, снизилась до 19%.

Но несмотря на все вышесказанное, социологи отмечают интересный парадокс. В то время как финансовые потребности наших сограждан за год снизились в среднем с 630 до 340 долларов на человека, украинцы значительно улучшили свои оценки экономической ситуации в стране. Такие результаты продемонстрировало январское исследование Киевского международного института социологии (КМИС).

Этот феномен психологи объясняют переоценкой ценностей, изменением приоритезации потребностей и повышением ценности того, что имеешь. Кроме того, как известно, человек оценивает себя в сравнении с другими членами социальной группы. И сегодня, когда мы каждый день читаем страшные новости о том, сколько людей остаются без домов, работы, бизнеса, близких, каждый невольно сравнивает себя с пострадавшими, и у него отчетливо формируется мысль - «да у меня вообще-то все не так уж плохо».

Словом, как бы ужасно ни звучала эта мысль, за год подавляющее большинство украинцев нашли в себе силы тем или иным способом адаптироваться к новым условиям. Мы в очередной раз оптимизировали свои потребности, взяли курс на минимализм и продолжаем не выживать, а жить с верой в нашу Победу.

Мнение эксперта

Единственный выход – поддержание платежеспособного спроса

Если говорить о финансовом состоянии наших сограждан, то сегодня большинство украинцев попали в замкнутый круг, из которого не видно выхода. В условиях сокращающихся доходов и высокой инфляции выход у людей только один – экономить еще больше. Но это не спасает, поскольку резервы для экономии практически исчерпаны. Катастрофическая нехватка денег у среднестатистического украинца приводит к тому, что закрываются малые и средние бизнесы (им становится просто не для кого работать), то есть работы и денег становится еще меньше. Круг замыкается.

По мнению аналитика Алексея Куща, преодолеть эту «яму доходов» во время войны можно только с помощью модели циркуляционной экономики.

- Доходы населения можно разделить на пять групп: зарплата, социальные трансферты, доходы от бизнеса, доходы от собственности, а также другие поступления, например, помощь родственников из-за границы, - поясняет эксперт. – Как видим, ничего из этого не может расти на уровне инфляции 25% без помощи государства. В таких условиях модель циркуляционной экономики является наилучшей. Ежеквартальные социальные выплаты могли бы сократить пропасть между социальными трансфертами и динамикой инфляции. Помогать надо наиболее незащищенным: пенсионерам, которые получают среднюю пенсию и ниже, студентам, семьям с детьми, родителям-одиночкам, инвалидам.

Эти деньги не осядут под матрацами, а практически сразу пойдут в экономику, поскольку, поясняет Кущ, выплаты получат те представители общества, чья склонность к потреблению приближается к единице. То есть одна дополнительная гривна доходов практически равно новой гривне расходов. Таким образом, через модель циркуляционной экономики эти деньги получит малый и средний бизнес, микропредпринимательство и т.д. Так можно будет притормозить инфляционное обесценивание доходов населения и частично сохранить платежеспособный спрос.

- Да, новые "инъекции" денег вызовут новую волну инфляции, но порог инфляции расходов во время военного положения и вследствие базовых рисков у нас настолько высокий, что он будет "задирать" инфляцию и без фактора дополнительного спроса, - подытожил эксперт. - Во время кризиса экономика обречена на игру «перетягивание каната» с инфляцией, пока не исчезнет сам фактор войны. Но в любом случае именно платежеспособный спрос является ключевым моментов для преодоления кризиса. ​