22 мая
Загрузить еще

Екатерина Бужинская: Я видела, как пылает соседний дом, и, кажется, я тоже поседела

Екатерина Бужинская: Я видела, как пылает соседний дом, и, кажется, я тоже поседела
Фото: личный архив Екатерины Бужинской

28 июня Екатерина Бужинская и Михаил Грицкан дадут в Киеве благотворительный концерт «Україна – це ти». Это первый концерт певицы в столице с начала полномасштабной войны. «Воля», совместный тур Бужинской и Грицкана по Украине, начался в мае, до этого артисты выступали в Европе, США и Канаде, где собирали деньги на помощь нашим военным.

KP.UA поговорила с Екатериной Бужинской о ее миссии, музыке, культурном фронте в Болгарии, семье, родном брате - Олеге Ящуке, который сейчас на фронте, и о мечте вернуться жить в Украину.

Брат сразу ушел на фронт добровольцем

- Катя, вы с Михаилом Грицканом только что давали благотворительные концерты в Украине, ныне – уже в Европе. Где больше удается собрать помощи – дома или за границей?

– Мне кажется, сейчас везде стало сложнее собирать. Чувствуется, что люди уже немного устали от войны. По-разному. Бывает, больше собираем на концертах в Украине. Но, например, хорошие сборы были и в Америке.

К тому же, сейчас многие артисты едут в туры за границу. Я, например, свой первый благотворительный европейский тур «Українці в Європі» сделала в 2016 году, где собирала деньги детям-сиротам, чьи родители погибли в зоне АТО. Тогда почти никто не делал таких больших благотворительных туров по Европе.

- К сожалению, даже сейчас все еще происходят досадные вещи с концертами наших артистов за границей, когда их отменяют по каким-то диким причинам, как последние случаи с Олегом Скрипкой, Артемом Пивоваровым. У вас не было препятствий?

- У меня образ украинки-берегини, многодетной мамы, поэтому, к счастью, у меня не было таких проблем. На мои концерты приходят не только украинцы, но и многие иностранцы, им интересна синеглазая блондинка с мощным голосом. Конечно, за границей не все знают, кто я, но есть возможность все посмотреть в интернете и решить, хотят ли они прийти, поддержать нас. К счастью, я очень чувствую поддержку за границей.

Кстати, в Вашингтоне у меня была возможность передать послу Украины в США Оксане Маркаровой флаг 10-й отдельной горно-штурмовой бригады «Эдельвейс», в которой служит мой родной брат Олег с позывным «Журналист». И сейчас этот флаг развевается в Украинском доме. Там есть комната-инсталляция наших будней, и люди со всего мира могут прийти и посмотреть.

– Вы рассказывали, что брат ушел на фронт в первые же дни полномасштабной войны.

– Да, как только началась полномасштабная война, он ушел на фронт добровольцем, хотя до этого никогда не держал оружие, он профессиональный футбольный комментатор. Олег вообще очень миролюбивый человек. Наша семья это очень тяжело переживала и переживает.

Прошлым летом с ним две недели не было связи. И только молитвы его спасли. Как Олег потом рассказывал, он лежал среди павших собратьев, когда вражеский танк наставил на него дуло, но затем резко развернулся и уехал. Брат говорил: «Я уже думал, что умер». Он был в таком шоковом состоянии, что у него на время даже пропала речь. Но он молодец, держится.

Он был на моем концерте в Черновцах, руководители бригады преподнесли мне такой сюрприз. Я его поначалу даже не узнала. Олег ушел на фронт молодым черноволосым парнем, а сейчас совсем седой. Смотришь в его глаза – и как будто ему не 33, а гораздо больше.

Очень была счастлива, что смогла увидеть его. Зал пять минут рукоплескал ему стоя, когда он вышел ко мне на сцену.

На концерте в Черновцах певица впервые увиделась с родным братом Олегом после начала большой войны. Фото: Instagram.com/buzhynska/

На концерте в Черновцах певица впервые увиделась с родным братом Олегом после начала большой войны. Фото: Instagram.com/buzhynska/

- Это вы впервые смогли увидеться вживую?

– Да.

– Во время каждого концерта вы делаете еще и благотворительные аукционы. Что за лоты у вас?

– В большинстве то, что нам передают от «Эдельвейса» – это фуражки, футболки, флаги. С личного – наши с Михаилом диски, мои авторские духи, футболки. Чего-то суперневероятного нет, но считаю, что флаг с подписями наших героев, которые находятся в самом аду, – самый мощный лот. Хотя некоторые этого не понимают, ведь живут в Европе, где все спокойно.

Когда приехала в Украину на концерты, первые дни вообще не могла спать. А днем ​​нужно работать, хорошо выглядеть, артисту очень важно выспаться, чтобы голос проснулся и звучал. Поэтому просто низко кланяюсь украинскому народу, который держит строй.

Для меня концерты в Украине самые чувственные и дорогие сердцу, ведь здесь пою для людей, которые каждый день рискуют своей жизнью. Вот сейчас это говорю, а у меня слезы наворачиваются.

Как только выхожу с песней «Україна – це ми!», зал встает, плачет, это такое единение. Поэтому когда говорят - сейчас не до песен, не ко времени… Да ко времени! Даже брат мне говорил: «Не надо плакать, раскисать, надо работать, держаться и помогать нам». Украинская песня всегда поднимала боевой дух. Люди выходят после концертов окрыленные и хотят еще больше бороться.

- Концерт 28 июня – это будет ваш первый концерт в Киеве?

– Да, для меня это будет первый концерт в Киеве. У Михаила уже были, он никуда не уезжал, постоянно работает. Скажу честно – я не такая смелая. У меня срабатывает инстинкт самосохранения, потому что у меня трое детей. И я боялась оставаться одна.

Недавно была у себя дома. Зашла в квартиру, взяла любимую чашку, выпила кофе, посмотрела на все свои вещи, на свой любимый творческий беспорядок, взяла костюмы, а потом присела на кровать и заснула. Вот что значит свой дом и своя энергетика. Проснулась от того, что водитель обрывает мне телефон, потому что нам нужно ехать. А я просто отключилась.

С заслуженным артистом Украины Михаилом Грицканом. Фото: личный архив Екатерины Бужинской

С заслуженным артистом Украины Михаилом Грицканом. Фото: личный архив Екатерины Бужинской

Друзья уже даже зовут моего мужа «Мітко-українець»

– В начале вторжения вы были в Киеве?

- 20 февраля я приехала в Софию, а 22-го снова вернулась в Киев, потому что у меня был запланированный концерт, хотя муж и не отпускал, переживал. А 24 февраля началась великая война. В соседний дом попали обломки ракеты, я видела, как он пылает, и, мне кажется, я тоже стала седой. Это был шок.

Муж забирал нас с Леночкой, моей старшей дочкой, на границе с Венгрией. У меня был такой спазм организма, что приходилось колоть уколы, чтобы снять спазм, – не могла ни есть, ни пить.

Я – мама троих детей, можно сказать спецназ, бывала в жизни на разных серьезных мероприятиях, представляла Украину на международных конкурсах, это все же большой выброс адреналина и ответственность, но война… Не думала, что я так испугаюсь и что настолько тяжело буду отходить. Два месяца у меня настолько дрожал голос, что я не могла петь. К тому же, я постоянно плакала, не могла взять себя в руки. Причем всегда считала себя сильной. Я никогда в жизни не ходила к психологам. У меня нелегкая судьба и творческая, и жизненная, но я всегда сама могла преодолеть все проблемы. Но не сейчас.

– А что помогло взять себя в руки?

– Песня «Сила кохання». В этом клипе и мой брат с папой снимались. Олега на один день отпустили в Черновцы, и я попросила, чтобы друг снял его на мобильный телефон. И вот именно эта песня вернула меня как артистку и певицу в мое нормальное состояние.

Затем написала Михаилу предложение сделать 8 марта в Софии концерт. Он был настолько успешен, что мы сразу купили два дрона ребятам из «Эдельвейса». Поэтому решили двигаться дальше, провели концерт в Риме, потом три концерта в Испании, люди были в восторге. И так начали ездить и собирать деньги.

– Муж поддерживает все, что вы делаете? Вы уже сказали, что он переживает, когда вы едете с концертами в Украину.

– Димитар переживает, но отпускает. Как-то приезжаю с концерта, а он с юмором спрашивает: «А ты детям что-то привезла?» (Смеется.) Говорю: «Минус триста евро. Но на армию привезла пять тысяч евро». На что он мне – «ну, молодец» и смеется.

Он тоже очень помогал Украине и помогает. С 2014 года, когда мы поженились, он находится на стороне Украины. Ведь Болгария – сложная страна, там очень много российских шпионов, там очень тяжело украинской диаспоре, но мы держимся. В начале вторжения, когда Украине не хватало топлива, Болгария тайно помогла Украине с топливом, и мой муж тоже имел к этому отношение. Это уже официальная информация, об этом можно говорить. И я ему за это очень благодарна.

Мой муж в Болгарии настолько поддерживает Украину, что друзья зовут его «Мітко-українець». Его постоянно блокируют в соцсетях, потому что он очень мощно пишет, он умный парень, у него два высших образования. И в разных политических кругах делает все, чтобы помочь Украине.

Если Господь дал мне талант и я могу чем-нибудь помочь своему государству, я это сделаю, это сейчас моя миссия. Государство кормило меня 25 лет, а сейчас пришло время, что я должна сделать для своего государства все, что могу. Вот общалась с американцами, и они говорят: «Мы не спрашиваем, что государство сделало для нас, мы спрашиваем, что каждый из нас сделал для государства». Это правильно.

Если каждый человек в тылу станет активно работать на победу Украины, мы скорее победим. Я на всех концертах об этом говорю. Делать все, что можете: копеечку собрать, просто популяризировать Украину, делать хороший имидж – это тоже важно. Я всех умоляю общаться за границей на украинском языке, потому что люди там не понимают, кто вы. Это сейчас очень важно.

На митинге в Софии с мужем Димитаром Стойчевым и детьми – Екатериной и Дмитрием. Фото: Instagram.com/buzhynska/

На митинге в Софии с мужем Димитаром Стойчевым и детьми – Екатериной и Дмитрием. Фото: Instagram.com/buzhynska/

Решила для себя, что не хочу нигде жить за границей

– А вам сложно было в Болгарии в это время, зная, как там работает российская пропаганда?

– Мне было не сложноо. Я организовываю там много мероприятий с 2014 года, для меня война началась еще тогда. Я президент благотворительного фонда «Чисті серцем», мы не пиаримся, но можно посмотреть, какая большая работа нами проводится.

Я, кстати, решила для себя, что не хочу нигде жить за границей. Хочу возвращаться домой. Хочу помогать восстанавливать Украину. Поэтому сейчас нужно объединяться, держаться вместе ради победы и работать.

- Это действительно важно, потому что сейчас и так много споров по поводу того, кто переобулся, кто более искренний, кто больше сделал и так далее.

- Лично я двух своих коллег немного напугала, поэтому они начали работать на Украину. Я просто кое-что о них знала, не буду рассказывать детали, потому что это неэтично, но в наших узких кругах все знают, кто эта женщина-певица и мужчина-певец и кто из них что делал в первые дни войны. И когда я об этом узнала, позвонила этим артистам и сказала: «Если вы сейчас не начинаете работать на помощь Украине, все о вас все узнают». Потому что одна плакалась, чтобы скорее капитулировала Украина, ведь у нее ребенок и она няню найти не может, а другой - пел для коллаборантов, но не знал, что они коллаборанты. Я не смогла промолчать, сказала все в глаза, и они действительно стали помогать ВСУ и Украине. Конечно, я себе этой правдой наживаю много врагов, но я их не боюсь, потому что я воин света, со мной Бог и правда. Мне и в Болгарии угрожали.

– Что случилось?

– Меня в Болгарии хорошо знает публика, я выступаю на концертах с известными болгарскими певцами, и когда началась война, у меня каждый день было по 5-7 интервью на центральных каналах, на радио. А там ведется мощная пропаганда, москали годами туда вливали кучу денег. И мне начали писать: мы тебя порежем на куски, убьем твоих детей… Но они не знали, какой у меня муж, с кем они связались. Думали, что я слабая девушка и сейчас меня напугают. Но меня уж очень и не напугаешь.

– Вы говорите, что после победы хотите вернуться жить в Украину. С Димитаром об этом говорили? Вы, в принципе, и так жили на две страны.

– Я жила на две страны с 2014 года, потому что вышла замуж. Потому что, бывало, кто-то писал: куда-то побежала, выехала. Во-первых, я имею право выехать, у меня трое несовершеннолетних детей. Но у меня муж – болгарин, я замужем с 2014 года и уже 9 лет живу на две страны. Так случилось в моей судьбе.

Я ему сказала: «Сцена, песня – это моя жизнь. Когда ты на мне женился, знал, что я певица. Моя жизнь и сердце – в Украине». Я очень благодарю Болгарию за пристанище, это прекрасная красивая страна. Но номер один для меня – Украина. Поэтому сказала ему, что хочу больше времени проводить дома. Димитарь ответил, что когда закончится война, мы с детьми возвращаемся, а пока могу ехать сама.

Екатерина Бужинская отдает деньги c благотворительных мероприятий на нужды ВСУ. Фото: Instagram.com/buzhynska/

Екатерина Бужинская отдает деньги c благотворительных мероприятий на нужды ВСУ. Фото: Instagram.com/buzhynska/

Старшая дочь мечтает стать писательницей

– Дети сейчас в Болгарии?

– Дима и Катя в Болгарии, в этом году уже идут в первый класс. Леночка, ей 16, сейчас в Гамбурге. Она там учится, в оригинале читает на английском, немецком, пишет детские книги, очень мечтает стать писательницей. Это было ее желание учиться в Гамбурге. Она не хотела в Болгарию. Но я часто к ней приезжаю. Там мои друзья, украинцы, они за ней присматривают.

- Самостоятельная девочка.

– Я в 11 лет уже деньги сама зарабатывала. В 14 официально работала в Черновицкой филармонии. Гены – не вода (улыбается).

– Вы уезжали из Киева вместе с Леночкой. Как она?

– Она спокойнее все перенесла, чем я. Вот малые были больше напуганы. У меня в телефоне стояло приложение с оповещением тревоги, и когда завыла сирена, малые испугались. Несмотря на то, что они были в безопасном месте. Они в садике всем рассказывают, что они из Украины, у нас война, москали убивают украинцев.

- Им по 6 лет, то вы им объяснили, что такое сирена?

– Конечно, я им все объяснила. Они знают все.

– Они пойдут в болгарскую школу?

– Они пойдут в болгарскую школу. Но есть еще воскресная школа, они по выходным дням ходят в украинскую.

- То есть украинский вы с ними тоже учите?

– Да. Они еще и английский немного учат. На украинском они говорят с акцентом, потому что папа с ними говорит на болгарском. А так как мама большую часть времени на гастролях, папа на них оказывает большее влияние. У нас так: мама приезжает с подарками, а папа иногда может и поругать.

– С детьми кто помогает, пока вас нет?

– Димитар. У него очень хорошая мама, мы очень хорошо ладим, она очень добрая и скромная женщина. И когда может – тоже помогает. С апреля у меня уже не было ни одной няни или помощницы, и я полностью была одна на хозяйстве. Играла с детьми, занималась с ними, готовила, убирала. Но не чувствовала себя счастливой. Мое счастье и радость – это люди, зрители, сцена, песня, это другая энергия, я не могу сидеть на одном месте. Я начинаю болеть, мне плохо, будто я проживаю чью-то другую жизнь. Но муж и дети были очень счастливы, когда я была дома (улыбается).

– Как родители? Папа в Черновцах?

– Да, папа остался в Черновцах, он никуда не захотел ехать. Тем более, что брат на фронте. Помогал беженцам, которые приезжали, готовил еду, работал волонтером.

– С мамой у вас были непростые отношения. Даже полномасштабная война ничего не изменила?

– Я не очень хочу это комментировать, потому что это для меня очень болезненная тема. К сожалению, пока ничего не изменилось.

Певица говорит, что в ее коллекции более 30 вышиванок. Фото: личный архив Екатерины Бужинской

Певица говорит, что в ее коллекции более 30 вышиванок. Фото: личный архив Екатерины Бужинской

Всегда призываю всех покупать украинские бренды

- Сейчас, конечно, не до отдыха. Но даете себе время, чтобы передохнуть, расслабиться?

– Вот приехала в Болгарию на два дня. И муж предложил поехать на прогулку в музей болгарской масличной розы. А по дороге мы заехали еще и на термальные воды. И пресса сразу об этом написала. Нет, чтобы написать, что у нас тур, мы почти два миллиона гривен собрали на армию! Но написали, как Екатерина Бужинская с детьми показалась на термальных водах, какой у нее купальник и формы. Неужели нет больше о чем писать? Ну, очень большая и важная новость! Я этого не люблю. Это неправильно.

Или пишут: «Вы поете, вы же не имеете отношения к войне». Как это не имею? Мы собираем деньги для военных. Мой брат 16 месяцев «на нуле». У него уже удостоверение «ветеран войны». Я в постоянном стрессе. Я знаю, какая это жизнь.

– Вас это не оскорбляет?

– Я знаю, что делаю, кто я, и отвечаю за свои поступки. Пусть пишут, что хотят. У меня нет времени отвечать на это. Я уделяю свое время, чтобы поблагодарить наших военных, всех, кто защищает Украину на передовой, всех, кто работает в тылу, украинского производителя, который работает в таких условиях. У меня вся одежда, кстати, уже три года только украинская. Принципиально. И куда бы я ни приехала, у меня спрашивают: «Что это за бренд, наверное, Valentino или Yves Saint-Laurent?». Всем говорю, что это украинские бренды и даю ссылку. Я восхищаюсь людьми, у которых не было света, которые пережили такую ​​сложную зиму, не оставили бизнес, а работают дальше. Каждая гривна, доллар, евро, если они идут в Украину, это уже помощь. Поэтому всегда призываю всех покупать украинские товары.

- У вас еще и много очень красивых вышиванок. Сколько у вас их?

– Действительно, они не просто красивые, это произведение искусства, их шьет украинский бренд EmbroideredGem. И это то достояние, которое останется моим детям. Наверное, больше 30. Я их одеваю в каждой стране, где бываю, и люди в восторге от этой невероятной красоты.

- Планируете что-то в дальнейшем?

– Мы с Михаилом готовим победную дуэтную песню. Мы уже визуализируем победу Украины. Осенью продолжим наш тур по Украине. Мы в каждом городе говорим: «С Божьей помощью обязательно будут победные концерты».

Мое место там, где я родилась, где мои корни, где мой народ, где люди, которые меня ждут. Мое место в Украине. Я здесь счастлива. Несмотря на сирены, ракеты, всю беду, только в Украине я могу улыбаться.