13 июня
Загрузить еще

Украинка Алина Смоляр, сыгравшая в сериале Netflix - о волонтерстве и американском кино

Украинка Алина Смоляр, сыгравшая в сериале Netflix - о волонтерстве и американском кино
Фото: Личный архив Алины Смоляр

Эпизод «Джибаро» из сериала «Любовь, смерть и роботы» компании Netflix, где одну из главных ролей сыграла одесситка Алина Смоляр, номинирован на «Эмми-2022». А еще в послужном списке Алины – образование в киноакадемии в Голливуде, контракты с Disney и Warner Brothers.

Мы поговорили с актрисой о работе в Америке, помощи Украине, как американцы сейчас воспринимают войну и что помогает ей не терять надежд.

Надо понимать, что после 20 «нет» будет и «да»

– Алина, поздравляю с номинацией на «Эмми». Какие ощущения, когда слышишь такую новость?

– Это же не я номинирована на «Эмми», это проект (смеется). Но, честно, у меня не было шока. Конечно, я была поражена. Подумала, что это круто.

- Дают ли такие номинации какие-то бонусы в будущем? Может, например, это на размер гонорара влияет?

- В Голливуде, когда у тебя есть какие-то номинации, или проект, в котором ты снималась, номинирован, это очень круто. «Оскар» – это очень весомая вещь. Пока не могу сказать о бонусах, пока этого еще не знаю. Увидим.

Эпизод «Джибаро». Фото: Netflix

Эпизод «Джибаро». Фото: Netflix

– У вас там просто невероятный грим. Сколько времени понадобилось, чтобы сделать такую красоту?

- Это не грим, это все компьютерная графика – keyframe animation, как они называют. Я была одета в обычные штанишки и футболку. Никакого грима у меня не было.

Действительно, аниматоры сделали что-то необычное и невероятное. Когда сама увидела результат, была поражена, как и все остальные. Особенно, вспоминая, в какой одежде ты снималась и что в результате получилось.

- Ваша история покорения американского кино – это история Золушки или обивать пороги все же пришлось?

– Я не считаю, что у меня был путь Золушки. Это очень тяжелая работа. Да, очень редко свою роль играет удача. Конкретно с этим проектом – это была удача. Эту роль я получила благодаря подруге, которая дружит с актером Свирвом, сыгравшим Джибаро. Она мне сказала, что для сериала ищут актрису, и я могу им подойти.

Но в большинстве случаев нужно много работать, учиться, чтобы быть на уровне и играть по правилам американской индустрии. Все должно быть так, как они выстроили себе много лет назад, и ты должен подстраиваться.

У меня был хороший английский, я до этого много учила язык, разговаривала. Но когда приехала в Америку, месяц не могла ничего сказать. Я понимала, что мне говорят, но сама не могла произнести ни слова (смеется). Было очень сложно, потому что я мыслила на родном языке. А чтобы хорошо играть в Америке, нужно мыслить на английском, мозг должен адаптироваться.

К тому же мир кино – это сложный мир. Тебе нужно знакомиться со многими людьми, ходить на разные мероприятия, чтобы тебя знали, чтобы ты знала людей. Надо выстраивать отношения. А еще – четко знать, что ты хочешь, с кем хочешь работать.

Что касается конкуренции, она есть, но я никогда на ней не фокусировалась. Если на этом фокусироваться, ничего не выйдет. Конечно, я слышала много раз «нет», и буду слышать еще много раз. Это актерская профессия. Просто нужно понимать, что после 20 «нет» будет и «да». Для меня это нормально. Нет? Хорошо. Надо идти дальше.

Каждое утро, день, ночь мониторю, что происходит в Украине

– Вы одесситка. Ваши родители, родные там живут?

– Мы с родителями за 10 дней до войны уехали из Одессы. У них были запланированы поездки, а я должна была ехать в Америку. Но у меня там брат, друзья, родственники. Я всегда на телефоне, всегда слежу за информацией. Каждое утро, день, ночь мониторю, что там происходит.

– Давно были дома?

– Зиму я провела в Одессе – была почти три месяца. Уехала как раз за 10 дней до войны. Очень соскучилась по дому, по друзьям.

Честно говоря, планировала в этом году гораздо больше быть в Украине, хотела быть здесь все лето, у меня были большие планы. Но 24 февраля началась война…

– Как вы узнали о войне?

– Из новостей. Впервые за последние два года я позволила себе отпуск, улетела в Доминикану, пыталась поймать дзен, как говорится. Но увидела первые взрывы онлайн и начала звонить по телефону всем, кому могла. Позвонила родителям, потому что они спали, сказала, что началась война. Это был ужас.

Четыре месяца была сама не своя, как говорили мне мои друзья. Первые 10 дней вообще была словно в каком-то тумане. Но с первого дня сидела в телефоне, собирала помощь, кому что нужно – ни сна, ни воды, ни еды. В какой-то момент посмотрела на себя в зеркало и не узнала: я была бледного цвета, еще больше похудела… Тогда поняла – нужно взять себя в руки, иначе просто не смогу помогать. У меня было такое состояние, что я принимала антидепрессанты, чтобы хоть как-то успокоиться. Даже представить не могу, как люди все это переживали и переживают в Украине.

– Видела, вы собирали на шлемы, жилеты, наколенники. Кому и чем помогаете?

– Сначала всем все было нужно. У меня есть друзья, которые служат в ВСУ, терробороне, у друзей – друзья, поэтому мы все вместе собирали для всех. Сейчас я фокусируюсь на помощи терробороне, где есть мои друзья из Одессы. Они сейчас под Харьковом. Может, они уже и не там, я очень часто не спрашиваю, где они, исходя из вопросов безопасности. Сейчас собираем деньги им на машину.

До этого, да, это были и шлемы, и жилеты, и приборы ночного видения, даже просто передавали деньги на бензин, потому что это тоже нужно. Собирали помощь для детей, животных, пожилых людей. То есть есть запросы – все, собираем. Пытаемся помогать как только можем.

– Откуда идут пожертвования? Больше американцы дают или из разных стран поступают деньги?

– Со всего мира. Американцы очень помогают, из Европы, из Филиппин, наши люди, россияне, живущие в Америке, адекватные из них, понимающие, что происходит. Девушки, с которыми я дружу, родом из России, но уже много лет проживают в Лос-Анджелесе. И с начала войны они собрали очень много денег для детей и матерей. Они до сих пор помогают, плачут, как и мы.

Конечно, есть и очень нехорошие люди, в Америке их немного, они стараются себя не показывать, быть в тени. Слышала несколько историй, когда кто-то, например, срывал наш флаг. Но большинство все же помогает. Поначалу мы вообще имели всего даже больше, чем требовалось.

– Не устали они от нашей войны? Потому что сначала да, склады с гуманитарной помощью были забиты, а сейчас все уже далеко не так, и помогают меньше.

– Мне кажется, что устали все. Я вижу это и по деньгам, которые люди присылают. В Америке, кстати, тоже все не стабильно. Цены выросли и на бензин, и продукты. Ведь много чего идет в Америку из Украины и Европы.

Я понимаю, что людям сейчас тяжело. Но мы пытаемся объяснить: многое, что происходит в вашей стране сейчас, это последствия того, что происходит у нас.

У меня есть знакомые американцы, которые пишут, что готовы приютить украинцев. Здесь очень хорошие люди, и такие истории – в самое сердце.

Алина с первых дней войны собирает помощь Украине. Фото: Instagram.com/alinasmolyar/

Алина с первых дней войны собирает помощь Украине. Фото: Instagram.com/alinasmolyar/

Мы сейчас страна-герой, и должны рассказать наши истории

– Вы признавались, что для вас все еще продолжается 24 февраля. Что делаете, чтобы держать равновесие?

- Я смотрю комедийные сериалы, фильмы, которые могут унести тебя в какой-то параллельный мир. Потому что все остальное тяжело дается. Сколько бы у тебя ни было работы, как бы ты себя ни загружала делами, вся боль сидит внутри, она никуда не исчезает. Честно, не знаю, что с этим делать.

Я не нервничаю, как раньше, но какие-то тревожные ощущения всегда со мной. Кажется, они исчезнут только тогда, когда Украина победит и будет свободной снова.

– Вы сказали, что дома у вас были свои планы. Приглашали ли вас в украинское кино?

– Я еще не снималась в украинском кино, к сожалению. Но у меня были пробы. Я очень хотела получить роль, работала над этим. Должна была ехать в Киев на встречу, но…

У меня в планах было больше работать в Украине – и с украинскими брендами, и в кино, мне это очень интересно. Надеялась свой короткий метр снять в Украине. Пришлось эти планы пока отложить.

- Возможно, есть кто-то из режиссеров или коллег-актеров, с которыми хотелось бы поработать?

- Очень хочется поработать с Любомиром Левицким. Очень много молодых режиссеров сейчас в Украине, с которыми реально хочется сделать крутые проекты. Новое видение – это всегда классно. Я открыта для предложений.

Когда интересный проект, даже гонорар уже не так важен. Я актриса, я этим живу, это то, что мне нужно. Конечно, я тоже хочу есть, много за что нужно платить, такая жизнь, но актерство – это не только за гонорары, это еще и дело для души.

– А что вам было бы интересно?

– Мне все интересно. Я люблю Marvel. Очень хочется сыграть какую-нибудь супергероиню или ведьмочку с суперсилой (улыбается). Очень люблю исторические фильмы, биографические, фэнтези, драматические истории.

Конечно, обожаю Disney. Всегда хотела сыграть Жасмин, и до сих пор хочу это сделать. А еще есть Эсмеральда!

Актриса мечтает больше сниматься в Украине. Даже свой короткий метр хочет снимать дома. Фото: Instagram.com/alinasmolyar/

Актриса мечтает больше сниматься в Украине. Даже свой короткий метр хочет снимать дома. Фото: Instagram.com/alinasmolyar/

– Кстати, о Marvel. В разговоре с режиссерами мы говорили о том, что пора создать свою киновселенную героев, потому что теперь у нас есть свои. Будет что снимать.

- Сто процентов. У нас есть реальные герои. Хотя никакое кино не сможет передать то, что они сделали и продолжают делать. Мы сейчас страна-герой, и мы должны рассказать наши истории.

– Вы сценарии не пишете?

– Я написала один сценарий к своему короткому метру, который хотела снять в Украине. Он ждет своего времени. Мне кажется, я не сценарист. Пока что. На данном этапе мне хочется больше себя показать как актрису или продюсера.

– Сейчас где-то снимаетесь?

– Через несколько дней у меня начнутся съемки. Я не могу сказать конкретно, что за проекты, не имею права это говорить. Один – это полный метр, второй – короткий метр, комедия.

– Что вы сделаете, когда услышите – Украина победила?

- Куплю билеты в Одессу. Очень скучаю по родному городу, друзьям, улицам, одесситам, одесскому языку, который почти никто не понимает (смеется). Так что сразу примчу в Одессу.