28501
0
22 апреля
Загрузить еще

Jerry Heil - о сотрудничестве с alyona alyona, Сердючкой, музыкальной карьере мамы и своем фронте в Европе

Jerry Heil - о сотрудничестве с alyona alyona, Сердючкой, музыкальной карьере мамы и своем фронте в Европе
Фото: Пресс-служба Джерри Хейл

С начала войны певица Jerry Heil ездит по Европе, дает концерты и собирает деньги на помощь Украине. Успевает записывать прекрасные дуэты с alyona alyona. Недавно девушки привлекли к сотрудничеству и немецкую певицу Ela и выпустили совместный трек Kupala.

Мы поговорили с Яной Шемаевой о жизни в Европе, как началось их совместное творчество с alyona alyona, как рождался «Москаль некрасівий», почему уговорила родителей закрыть мясной бизнес и какую карьеру для них готовит.

Наши пахают как могут, чтобы держать внимание Европы

– Яна, вы постоянно даете концерты в Европе. Где вы сейчас?

– Сейчас в Амстердаме, но если бы мы созвонились через несколько часов, то уже была бы не в Амстердаме.

– Как выживаете там? Потому что любому человеку надо где-то ночевать, что-то есть…

– Сегодня, например, живу у нового знакомого в Амстердаме. Завтра буду в отеле. Послезавтра еще где-нибудь. И вот так уже четыре месяца. А как иначе? Без вариантов.

– Вы своими концертами на что собираете деньги? Кого поддерживаете?

– Обычно передаем в фонды, с которыми дружим, знаем друг друга. Это был и фонд Маши Ефросининой, который помогает деткам и мамам, и обеспечивающий гуманитарной помощью фонд I am not alone, и фонд Игоря Ласточкина через проект «Доброго вечора, ми з України!». Есть, например, различные проекты, которые организовывают местные люди, в зависимости от того, где я нахожусь, и они уже переводят средства на нужды ВСУ через те фонды, с которыми они контактируют. Вот так через несколько цепочек деньги поступают в Украину.

- Чувствуют ли в Европе нашу боль сегодня? Потому что, к сожалению, люди свыкаются с войной. У вас какие наблюдения?

– Все стихло, есть такое. Могу судить только по реакции обычных людей, артистов, потому что я не контактирую с дипломатами или политиками. Если ты говоришь об Украине – ты видишь сочувствие, но это уже давно не резкая реакция.

Помню, как только приехала в Берлин, и мне нужно было купить рюкзак, чтобы с ним ездить, потому что я только с сумкой уехала, и парень, продававший мне этот рюкзак, был на грани какого-то эмоционального срыва. Говорил, что готов ехать в Украину помогать, и говорил это очень искренне. А сейчас все спокойнее.

К сожалению, это естественный процесс привыкания, и это никак не говорит о людях, что они плохие или еще что-то. Психика адаптируется. Поэтому нам нужно просто придумывать что-нибудь новое, креативить.

В Берлине, например, есть объединение украинцев «Віче», которое организовывает креативные митинги, протесты. Причем у каждой страны Европы есть свои нюансы – и не всегда есть возможность провести мирный митинг. Не всегда идея, которую ты себе загадаешь, нравится местным властям. И тебе нужно подстраиваться. Наши пахают, как могут, чтобы здесь держать внимание.

Все, что мы можем сейчас сделать, это действительно держать внимание и показывать, что Украина – это не только война, а и талантливые люди, крутые музыканты, очень высокий уровень шоу-бизнеса, диджитализации. Надо какими-то мирными, приятными разговором об Украине напоминать, что нам нужна помощь.

«Если ты говоришь об Украине – ты видишь сочувствие, но это уже давно не резкая реакция», – говорит певица о настроениях в Европе. Фото: Instagram.com/thejerryheil/

«Если ты говоришь об Украине – ты видишь сочувствие, но это уже давно не резкая реакция», – говорит певица о настроениях в Европе. Фото: Instagram.com/thejerryheil/

Спеть с Сердючкой – это была бы для меня огромная честь

- Мне лично очень нравится ваша коллаборация с alyona alyona. Вы как бы созданы друг для друга – классный тандем у вас получился. С чего все началось?

- Спасибо огромное. Особенно смешно о «созданных друг для друга» (улыбается). Видите ли, я искала где-то не там все это время. А оказывается, моя судьба – это alyona alyona.

Все началось еще до войны. Саундпродюсер Алены показал мне песню «Рідні мої» и говорит: «Есть душевные куплеты, но не хватает припева». Это еще был ковид, я очень скучала по родным, не стало моей бабы… И как-то эти строки пришли сами собой. Я представляла бабушкину хату, как все собирались за одним столом, сейчас уже представляю, как вся Украина собирается за одним столом. Там еще есть слова о маске, потому что действительно был ковид, и это была такая метафора, что меня знают без маски во всех смыслах этого слова.

– Кстати, Алена в интервью Рамине Эсхакзай сказала, что вы очень красивые припевы пишете. Не знаю, говорила ли она вам это лично. И даже пытается где-то не подпевать, потому что у нее так не получается, как у вас.

– Вау, спасибо. Боже! Алена действительно очень прикольно подпевает. У нее просто тембр более хлесткий. Мой же мягкий, у меня прикольный фальцет. И мне кажется, что эта Аленина мощь и моя мягкость действительно создают такой баланс, который приятно слушать.

- А еще она рассказала, что к ее лейблу Enko скоро присоединится еще один артист, потому что лейбл живет не только рэпом. Это не о вас случайно она говорила?

- Не знаю. Думаю, нужно немного времени, чтобы все узнали об этом так, как нужно.

– Андерс Ханссон, который сделал платиновый альбом певицы Шер, бесплатно записывал вас на своей студии. Хорошие у вас знакомства!

- Помог Миша Ясинский (продюсер, основатель Secret Service Entertainment Agency. – Авт.). Мне срочно нужно было делать песню Putin go home, а я – посреди Европы, совсем нет знакомых, совсем одна. И я пишу Мише: «Пожалуйста, поделись контактами».

Я тогда находилась в Дании, а Ханссон был в Стокгольме, понимаю, что в принципе это не так далеко, что готова к нему поехать. Пишу Андерсу, показываю песню, и он совершенно бесплатно принял меня. Причем у него в этот день был запланированный перелет, я буквально заскочила к нему на несколько часов, мы сделали запись, и он сел в самолет.

От креативных людей, артистов действительно идет очень мощная эмпатия. Единственное – хочется, чтобы это была не только индивидуальная поддержка, а чтобы эти люди не забывали делиться новостями в своих соцсетях. У них у каждого есть своя аудитория, и многие из них зашорены, не знают практически ничего. Они либо отстраняются от этой информации, потому что страшно слушать о войне, я это понимаю, либо находятся в состоянии «не все так однозначно». Ибо «не все так однозначно» – это не только российская позиция, к сожалению.

– А еще людям очень зашла «Москаль некрасівий», более 11 миллионов просмотров! Как она родилась? Может, говорили с Андреем Данилко?

- Фрагмент его выступления тогда вирусился в интернете – именно этот кусочек ролика, где Андрей говорит «геть з України, москаль некрасівий». Это срезонировало по понятным причинам. А перед этим мне Миша (Михаил Ясинский. – Авт.) говорил, что было бы классно сделать какую-нибудь народную песню.

И я думаю: народное творчество на то и народное, что оно трансформируется со временем, впитывает немного актуальности из происходящих сейчас событий, и благодаря этому живет и передается из поколения в поколение. Я взяла песню «Ой на горі та й женці жнуть», поменяла слова. Я не со всем, что я спела, сейчас согласна, но творчество на то и творчество, что оно цементирует тот момент, когда песня была создана. В тот момент было так. И она действительно этот момент зацементировала.

Мы эту песню сделали с Ваней Клименко. Сначала мы ничего не говорили Андрею, а когда песня уже была сделана полностью, я начала писать повсюду – в Инстаграме Верки Сердючки, пыталась найти номер, никто мне нигде не отвечал. Уже менеджмент каким-то образом достучался до команды Андрея Данилко, и они нам дали добро. Даже сказали, чтобы мы вписали, что это не просто сэмпл (отрезок аудиоинформации, вырезанный или записанный из другого источника. – Авт.), а что это фит (общая запись артистов – Авт.). Это уже произошло после того, как песня вышла.

- Может, недалеко то время, что эту песню и вдвоем споете.

– Я мечтаю об этом, честно. Я не помню, чтобы из Украины у кого-то был фит с Веркой Сердючкой. Для меня это огромная честь. Можно любой трек Верки Сердючки использовать в качестве саундтрека моего детства.

С мамой работаем над ее музыкальной карьерой

- Вы еще и с мамой недавно спели дуэтом песню Kupala. Как родители?

– Выживают, как и все. Они отказались от бизнеса. Раньше я в Инстаграме писала, что я сыроедка из семьи мясников. Родители занимались мясным бизнесом – торговали мясом, салом на рынке. И когда пришла война, я начала их умолять перестать заниматься этим делом. Мне кажется, в условиях войны нужно создавать как можно больше любви. А убийство животных – это не о любови. Это еще дополнительная утечка негативной энергии. Поэтому если у меня есть силы, чтобы хоть немного прикрыть этот краник, то я пыталась это сделать.

Я упросила маму, мама упросила отца, и они перестали заниматься мясом. Но ведь сидеть без денег – это не вариант. И что мы придумали? У меня были отложены деньги на обучение, и мы за эти деньги купили отцу машину, чтобы можно было возить людей. Сейчас ищу ему работу, чтобы он мог артистов катать по Украине на гастроли. Это очень крутая машина, поверьте, в ней даже кровать есть. На такой машине можно доехать с комфортом на большие расстояния или не беспокоиться о ночных переездах. Поэтому мечтаю о такой работе для отца. Он и раньше водил автомобиль, до того как начал заниматься свиньями. Надеюсь, и сейчас к этому вернется.

А с мамой работаем над ее музыкальной карьерой.

– То есть родители тоже пойдут в шоу-бизнес?

– Да. Парочка – Максим и Одарочка (смеется). Я понимала, что отец и сам давно уже хочет бросить эту работу. Это очень тяжелая работа физически. Выходной – только понедельник, потому что это не базарный день.

Надо еще поехать за теми поросятами, а отец ездил далеко, у него был принцип, что это должны быть только экологически выращенные поросята. Сейчас грязные нюансы могу рассказать, но каждый день мама своими руками чистила кишки, и это была работа с утра до ночи. До ночи разбирают поросенка, а в 5 утра уже едут на базар. Приехали – и снова делают то же самое. Это ужас. Не знаю как они выдерживали.

А у мамы с детства была мечта – она очень хотела петь, но в селе не было такой возможности. И когда в селе появился преподаватель баяна, мама очень просилась у бабы, чтобы она ее пустила на эти уроки. Но баба сказала, что играть на баяне – это не женское дело. И все – мечта у мамы была разбита. Сейчас я стараюсь сделать так, чтобы она все же могла жить жизнью своей мечты.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от JERRY HEIL (@thejerryheil)

Есть люди, которые для Украины – плюс, поэтому лучше их поддержать

– Вы рассказывали, что границу переходили сама пешком. Никого рядом больше не было?

- Со мной многие ехали. Но некоторые не собирались покидать Украину, большинство вышли на западе страны, постепенно уже даже вернулись назад. До румынской границы со мной доехал француз, он планироал уехать домой. Но у него были просрочены какие-то документы на авто, и ему нужно было выплатить огромный штраф в 7 тысяч евро на границе. Поэтому он решил вернуться и разруливать ситуацию.

А я думаю – куда уже назад, когда мы уже столько стояли на границе, вышла, взяла сумку и пошла через границу. Там, конечно же, меня никто не ждал, но на связи со мной была моя тетя, которая живет в Дании. Она где-то на румынском сайте нашла хостов (принимающая семья. – Авт.), к которым мне еще нужно было ехать. Так, несколько дней я прожила у незнакомых мне людей в Клуж-Напоке, а оттуда уже вылетела к тете.

– Как война повлияла на ваше окружение? Есть много историй, когда одни стали чужими, другие – родными.

– Изменения действительно произошли. У меня очень много друзей в шоу-бизнесе, просто каждый ухватился за свое и отдался новому направлению в работе. С теми, наверное, с кем была близка, отношения только укрепились. Есть люди, с кем, можно сказать, разошлись дороги, но не с политической точки зрения, не потому, что кто-то обижен на меня или я на кого-то. Просто война немного изменила вектор в нашей жизни – и каждый пошел своей дорогой.

– Такой моральный вопрос. Можно ли когда-нибудь простить тех, кто молчит? Я, прежде всего, об украинцах.

- Не знаю. Я ничего не хочу делать. У меня нет ни сил, ни энергии на них. Зачем мне тратить свое время на них? Я лучше приложу усилися, чтобы как-то помочь, и чтобы люди, которые на украинской стороне, могли меня усилить и ускорить нашу победу.

В начале войны я писала всем: не молчи! А сейчас думаю: «Боже, сколько сил потрачено – и зачем»!

Я когда-то прочитала хорошую мысль, что надо не исправлять свои недостатки, а лучше работать над своими плюсами и усиливать их. Так же и здесь. Есть люди, которые для Украины - плюс, поэтому лучше их поддержать, усилить, с ними объединиться, чем тратить свои силы, энергию и время на тех, кому не до этого.

Jerry Heil и alyona alyona недавно провели благотворительный вечер, с которого собрали 7 тысяч злотых на покупку дрона. Фото: Instagram.com/thejerryheil/

Jerry Heil и alyona alyona недавно провели благотворительный вечер, с которого собрали 7 тысяч злотых на покупку дрона. Фото: Instagram.com/thejerryheil/

Хочу сесть со всей Украиной за одним столом

– Вы верующий человек. Что вам помогает не утратить эту веру сегодня?

– Люди, однозначно! Я постоянно смотрю какие-то поддерживающие ролики в YouTube, звоню родителям. Пишу музыку – это тоже очень помогает. Через ручку и бумагу или через пальцы и заметки в телефоне выходит какая-то лишняя энергия, эмоции.

У меня такой прикол, что я никак не могу поплакать. И бывают какие-то странные ситуации, когда я, например, не могу рассчитаться в Европе, и ты вот так не плачешь, не плачешь целый месяц, а потом стоишь и рыдаешь посреди города.

- А позволяете себе какие-то обычные радости, приятные мелочи? Сделать тот же мейк, например?

– Я, наверное, просто не из тех девушек, для которых мейк важен. Хотя до войны я любила всевозможные приколы. А теперь стало пофиг и на мейк, и на шмотки… Я вижу больше радости жизни в единстве с природой. В Европе среди цивилизации есть оазисы, куда можно прийти отдохнуть. Я просто ложусь лицом в землю и лежу, принимаю силу земли.

– Как вам удалось передать флаг Билли Айлиш? Это же надо было через границы людей пробраться!

– Это было тяжело. Не знаю, что мне помогло. Бог? А что еще? Потому что через вторую фан-зону, а их несколько, пробраться было легко, там никто не хочет стоять, все хотят стоять у сцены. А вот у сцены начинается просто давка. Передо мной еще стоял коренастый чувак, просто камень – я его и почесывала, и гладила, и просила, и молила, и шептала на ушко, чтобы меня пропустил. Ничего не помогало.

Спасло то, что это был акустический концерт, музыка играла довольно тихо, и в какой-то момент Билли начала петь Ocean Eyes, я – подпевать. Этот коренастый чувак как-то немножко повернулся, то ли он прислушался, то ли так совпало, а стоящий перед ним парень, я так поняла, что он все слышал, предложил передать флаг.

Я просила всех людей – каждого человека, через которого проходила в этой толпе: «Пожалуйста, пропустите, я только передам флаг, для нас это очень символично, и я вернусь назад». Я даю флаг тому парню, говорю, только не бросай, просто передай, но он бросает – и флаг не долетает. Понимаю, что все - план провалился. Но не сдаюсь, думаю, сейчас все будут выходить, а я сломя голову полечу к Билли и вручу ей флаг, хотя бы напоследок, пусть он у нее будет.

И пока я обдумываю это, меня тычет в локоть девушка слева и говорит: «Смотри, смотри»! Я поднимаю глаза, а Билли за это время, пока я что-то думала, подняла флаг, уже успела его поцеловать, походить с ним и стоит с этим поднятым флагом. Очень много на нее было направлено камер, что важно, стрим люди вели, - а Билли с украинским флагом.

– О чем вы мечтаете в наш День Победы?

– Просто очень хочу обнять своих родных. Наверное, сутки будем стоять в объятиях друг друга. А, может, и дольше. Действительно, хочу сесть со всей Украиной за одним столом. Просто увидеть своих, обнять и понять, что все это кончилось.

– Все будет, а вы пока пишите песни, они нам помогают.

– Я очень рада, что смогла понадобиться. Потому что ты даешь благотворительные концерты и не всегда понимаешь – есть ли какая-то твоя цель в этом, это же не мои сольные концерты, это сборная солянка артистов. И ты думаешь: без меня, наверное, было бы так же. Но такие фидбеки дают понять, что ты важна и тоже помогаешь.

С родителями и братом. Фото: Instagram.com/thejerryheil/

С родителями и братом. Фото: Instagram.com/thejerryheil/