29 июня
Загрузить еще

Худрук Киевского ТЮЗа Слава Жыла: На всем русском невозможно воспитывать детей, это зарождает неправильные вещи

Худрук Киевского ТЮЗа Слава Жыла: На всем русском невозможно воспитывать детей, это зарождает неправильные вещи

В середине мая коллектив Киевского театра юного зрителя впервые собрался в родных стенах. В малом зале, в декорациях спектакля «Мене звати Пітер», ставшего последней довоенной премьерой, в декорациях прошлой жизни. И решили – будут играть, потому что не играть больше не могут.

Мы поговорили с директором и художественным руководителем ТЮЗа, режиссером и продюсером антреприз Славой Жылой о работе театров во время войны.

Не хватает средств даже на зарплату

– Слава, видела анонсы, значит, театр понемногу оживает. Как обстоят дела?

– Оживает, хотя, по сути, выживает. Бюджетирование киевских театров уменьшилось более чем на 50 процентов. Не хватает даже на зарплату.

Однако уже начали работу над новым спектаклем режиссера Валерии Федотовой, которая ставила в Театре на Подоле «Шинель» Гоголя и «Виродка» в Одесском театре им. Василько. Сейчас она делает у нас спектакль «Благословіть звірів і дітей» по повести Глендона Свортаута. Художник-постановщик – Юрий Илларионов из Театра на Левом берегу, композитор – Юрий Бойко из Театра на Подоле.

Эта (русская) культура оказалась бессильной. Эти авторы не смогли воспитать достойное, нормальное, адекватное, европейское, цивилизованное общество.

Здесь задействована молодежь – наши актеры Театра юного зрителя и приглашенные актеры. Так что работаем. Думаю, в июле или в августе уже сыграем премьеру. Надеюсь на это.

– Но и сейчас вы уже что-то играете.

– Будем играть наши репертуарные спектакли. Открываемся 19 июня спектаклем «Догоридригом». Следующей будет «Ти особливий» – 26 июня. Это расписание на июнь. На июль будем формировать новое.

– Вы впервые с начала войны встретились со своим коллективом в середине мая. Какой была эта долгожданная встреча?

– Она была довольно необычная. Вы, возможно, знаете, мы понесли потери - наша Марийка Демочко отошла от нас в другие миры, она была одной из ведущих актрис ТЮЗа. Это большая потеря для нашего коллектива. Поэтому началась наша встреча с минуты молчания. Говорили, все ли у всех хорошо, все ли живы, все ли при здоровье. Часть нашего ТЮЗа на фронте – наш режиссер Артур Артименьев, актер Андрей Иванюк, глава монтировочного цеха Илья Бударин, столяр, охранник. Всегда ждем от них какой-нибудь весточки.

А когда уже встретились в начале июня, говорили о планах на будущее, о запланированных спектаклях. Хотим поставить «Цар Плаксій и Лоскотон» по Василию Симоненко, «Фабований Лис» по Ивану Франко. Возможно, будет «Дон Кіхот», а, может быть, и «Конотопська відьма». Сейчас ведем переговоры с режиссерами. Может, договоримся, ведь бюджетов фактически нет, однако мы стараемся как-то работать.

Спектакль «Називай мене Пітер» стал последней довоенной премьерой в Театре юного зрителя. В настоящее время актеры готовят новое представление «Благословіть звірів і дітей». Фото: Facebook.com/slavazhyla

Спектакль «Називай мене Пітер» стал последней довоенной премьерой в Театре юного зрителя. В настоящее время актеры готовят новое представление «Благословіть звірів і дітей». Фото: Facebook.com/slavazhyla

Российские авторы не смогли воспитать достойное, цивилизованное общество

– Отказ от всего русского, а особенно от языка и культуры, сейчас в приоритете. В театрах тоже будет так?

- Да, конечно! Мой украиноязычный вектор был определен уже давно, когда я еще  работал в театре «Актер». Мы решили больше не ставить представления на русском языке. Мое представление «Вишневый сад» по Чехову закрыто. И пока не пройдет какой-то определенный период времени, пока, возможно, в этом не будет необходимости, мы не будем возобновлять этот спектакль. Конечно, это политическая история, и как мы видим, театр не может быть вне политики. И это очень важно, как мне кажется. Поэтому мы отказываемся от всех российских авторов и даже классиков. Пока это не актуально.

А что касается языка – тут нечего и говорить. Мы будем общаться и играть на украинском языке. И я на собрании нашей труппы попросил всех перейти в театр на украиноязычный режим.

– И как?

– Мне кажется, это нормальная история. Здесь нет ничего необычного. Мы детский украиноязычный театр, по-другому, наверное, и быть не может.

– Почему, по вашему мнению, русской культуре у нас не место? Потому что кто-то, например, не понимает, в чем виноват тот же Чехов?

– Во-первых, эта культура оказалась бессильной. Эти авторы не смогли воспитать достойное, нормальное, адекватное, европейское, цивилизованное общество.

Мечтаю поставить «Енеїду» Котляревского. Это будет история о современной Украине, которая становится, нашем легендарном войске.

И поскольку, по моему мнению, в нашей стране не прошла максимальная декоммунизация и дерусификация, поэтому сейчас стоит просто от них отказаться и забыть. Сейчас на всем русском невозможно воспитывать детей, потому что это зарождает определенные неправильные вещи. Такие, которые мы могли увидеть во время военной российской агрессии.

Безусловно, многое зависит еще и от общества, не только от дел в государстве или его руководства.

Но если жители россии не смогли организоваться в гражданское общество – это их проблемы. Соответственно – и проблемы их авторов, их артистов, создававших эту культуру.

Мы раньше очень тесно сотрудничали и привозили в Украину русские театры, а сейчас они приезжают в оккупированные территории, играют там свои представления, поэтому это, по-моему, уже часть идеологии. А в связи с тем, что это часть идеологии страны-врага, не время играть российских авторов, ведь это совсем не вписывается в нашу жизнь.

Ну и просто всему русскому сейчас не место.

– Что лично вам хочется поставить? Какие представления будут актуальны?

- В ближайшем будущем, что логично, буду концентрироваться на детском контенте, на диалоге с детьми, ведь они сейчас нуждаются в максимальном внимании. Также мечтаю поставить «Енеїду» Котляревского. Есть в ней что-то неуловимое, украинское. Уже работаю над этим проектом. Это будет история о современной Украине, которая становится, о нашем легендарном войске.

Слава Жыла мечтает поставить «Енеїду» Котляревского и уже работает над этим проектом. Фото: Facebook.com/slavazhyla

Слава Жыла мечтает поставить «Енеїду» Котляревского и уже работает над этим проектом. Фото: Facebook.com/slavazhyla

Чтобы труппа себя и комфортно чувствовала, и была в форме, нужна конкуренция

- Вы уже сказали, что некоторые из ваших сотрудников ушли на фронт. Думаю, некоторые и уехали - те, у кого детки. Нашли им замену?

- Я вообще считаю, чтобы труппа себя и комфортно чувствовала, и была в форме, нужна конкуренция. У нас есть основной состав актеров, и периодически мы приглашаем других актеров из других театров. К примеру, в спектаклях «Мене звати Пітер» Давида Петросяна, «Легендах Бахчисарая» Ахтема Сеитабаева, англоязычной The City Was There Алекса Боровенского играли актеры из разных театров, не только из ТЮЗа. Поэтому такая коллаборация с молодежью, другими школами очень необходима для труппы, она позволяет понять другую театральную микрофлору.

– А гастроли сейчас возможны?

– Гастролей по Украине почти нет. Есть часть театров, которые выезжают за границу, но это больше истории о каких-то фестивалях, благотворительных акциях. Но это возможно, и я надеюсь, в ближайшее время этот процесс возобновится.

- Вы родом из Чернигова, мы знаем, что пережил этот город. Как там ситуация?

– Я родился в Чернигове, но детство провел в Тернополе. Контактировал с Андреем Бакировым, художественным руководителем Черниговского театра им. Шевченко. Там очень сложная ситуация. И как дальше быть, как улучшить ситуацию – у меня даже нет каких-то мыслей на эту тему. Это вопрос к Министерству культуры, к местным отделам культуры.

- Что нужно делать государству, чтобы поддержать нашу культуру в это время?

- Прежде всего, необходима поддержка и диалог, чтобы он наладился между театрами, культурными учреждениями и властью. Пока власти не до этого, и это понятно, потому что идут боевые действия. До сих пор актуален вопрос эвакуации и театров, и музеев, и других культурных учреждений.

Очень много наших актеров, актрис, режиссеров выехали за границу. И если бы их там сплотило государство – было бы очень круто.

Очень многие наши актеры, актрисы, режиссеры уехали за границу. И если бы их там сплотило государство – было бы очень круто. Если поставить такую цель, думаю, культурные центры Европы могли бы принять наши театры. Государство должно взять на себя функцию менеджера этого процесса.

И конечно, не резать бюджетные средства. Ведь денег не хватает даже на то, чтобы покрывать зарплаты, которые и так небольшие. 60% отрезали от бюджетирования. Кроме того, такого потока зрителей, как до войны, пока нет и в ближайшее время не будет, а значит, и продажи билетов совсем невелики. Но если театры перестанут функционировать, актеры – играть, потом восстановить все будет очень непросто.

– Но люди идут, проходила мимо театра, видела очереди.

- Да, конечно. Однако это совсем не то, как было раньше, до войны. Мы будем очень рады и благодарны тем, кто поддержит и нас, и, собственно, себя и своих детей - ведь, безусловно, театр имеет волшебную силу исцелять.

Часть актеров ТЮЗа на фронте, кто-то занимается волонтерством, а вот актер театра Евгений Супрун, известный среди детей как Шляпник, развлекал малышей, скрывавшихся от взрывов в киевском метро. Фото: Facebook.com/tugtheatre/

Часть актеров ТЮЗа на фронте, кто-то занимается волонтерством, а вот актер театра Евгений Супрун, известный среди детей как Шляпник, развлекал малышей, скрывавшихся от взрывов в киевском метро. Фото: Facebook.com/tugtheatre/