Поручик Ржевский, а у вас ус отклеился!

Поручик Ржевский, а у вас ус отклеился!

Корнет Азаров (Лариса Голубкина) вызывал в поручике Ржевском (Юрий Яковлев) целую бурю эмоций. Фото: кадр из фильма

Автора! автора!

В основе "Гусарской баллады" - пьеса Александра Гладкова "Давным-давно". Он начал писать ее осенью 1940 года. СССР еще не вступил в войну, но настроения уже были достаточно мрачными. Гладкову в противоположность этому хотелось создать жизнерадостную военную пьесу. 

"Давным-давно" читали по радио в августе 1941 года, когда настроения были совсем грустными, Гладков с радостью отмечал, что люди, слушавшие ее, улыбались. Впервые поставлена на сцене она была в осажденном Ленинграде, потом она ставилась много раз, ее увидел и полюбил Эльдар Рязанов.

Вопреки распространенному мнению прототип Шурочки Азаровой - вовсе не легендарная кавалерист-девица из Киева Надежда Дурова. Изучив по источникам ее биографию, Гладков счел, что в реальности она была "неумна, примитивна, назойлива, неправдива... В героини лихой мажорной гусарской комедии реальная Дурова явно не годилась. Мне не оставалось иного, как встать на путь вымысла".

Кстати, все вышеописанное - официальная версия создания пьесы. Но существует и альтернативная, по которой Гладков вообще не был автором текста. Он получил его от некоего безымянного поэта, с которым сидел в тюрьме (попал туда ненадолго и по пустяковому делу - крал книги из Ленинской библиотеки). А потом просто выдал за свой. 

Гладков отказывался вносить исправления в поэтический текст, когда этого требовали режиссеры театральных постановок. Может, просто не мог?.. Когда Эльдар Рязанов попросил его дописать несколько сцен для фильма, он куда-то исчез, и Рязанову пришлось сочинить стихи самому.

Уже в новом веке в интервью режиссер говорил о Гладкове: "В этом (в факте воровства пьесы. - Ред.) меня особенно убедили его воспоминания о том, как он писал сценарий "Гусарской баллады". Он подробно сообщает, что вот эта сцена пришла ему в голову, когда он ехал в электричке... А эта - когда покупал 300 граммов сметаны. А я-то знаю, что сцену писал не он, а я, причем в этот день не ходил за сметаной. Но воспоминание о нем у меня осталось хорошее - он был обаятельным, застенчивым. Такой Альхен из Ильфа и Петрова. Он потом написал хороший сценарий "Крепостной актрисы", у него шли прозаические пьесы, но в стихах - больше никогда. Что касается пьесы "Давным-давно", то ее стихи, я утверждаю, написаны потрясающим поэтом. Но это был не Гладков".

"Я оскорблял Голубкину"

Лариса Голубкина на момент съемок в "Балладе" была никому не известной студенткой. Остальные претендентки Рязанова не устроили. Людмила Гурченко показалась физически слишком хрупкой, Алиса Фрейндлих была недостаточно воинственной, Светлана Немоляева - чересчур женственной. Голубкина же подошла идеально. Рязанову понравилось, что у Ларисы "ни груди, ни ягодиц" - легко впишется в мундир. Перед съемками она два месяца ходила в мужской одежде и избавлялась от женственных интонаций в речи.

Голубкина в кино сниматься не особенно рвалась, отказалась даже от проб на роль Наташи Ростовой в бондарчуковскую "Войну и мир"... Училась в ГИТИСе оперному пению. Но образ Шурочки ей нравился: когда ее утвердили, от радости она даже забыла спросить, сколько ей заплатят. Заплатили прилично - она смогла купить небольшую дачу.

Голубкиной тяжело давались любовные сцены с Юрием Яковлевым, игравшим Ржевского: она бросалась на него, целовала, и у него отклеивались усы.

Рязанов вспоминал: "Я хладнокровно оскорблял ее... Я это делал нарочно, чтобы вызвать в ее душе определенный взрыв".

"Хрущев, помоги!"

Рязанов снимал "Балладу" к 150-летию Бородинской битвы, премьера была намечена на 7 сентября 1962-го. Но министра культуры Екатерину Фурцеву возмутил Игорь Ильинский в роли Кутузова: "Я очень люблю Ильинского, он превосходный комик, но Кутузов... Это бестактно!" Фурцева приказала не просто перенести премьеру, но и переснять сцены с другим актером. Но фильм захотели посмотреть журналисты "Известий" (тогда во многих газетах, включая "Комсомолку", устраивали показы для прессы). Редактором "Известий" был Алексей Аджубей, зять Хрущева. Он пришел на просмотр вместе с сыном, внук генсека сразу сообщил, что смотреть это не хочет. Аджубей вывел ребенка из зала, досмотрел картину, а вскоре в "Неделе", приложении к "Известиям", появилась благожелательная рецензия. В итоге премьера прошла, как и планировалось. 

Кстати

Напьюсь свинья свиньею!

Поручик Ржевский после выхода "Гусарской баллады" стал героем сотен скабрезных анекдотов, обойдя даже Чапаева. Как утверждал Александр Гладков, персонаж был почти целиком создан на основе одного стихотворения Дениса Давыдова (сам поэт-гусар стал прототипом другого персонажа "Давным-давно" - командира партизанского отряда Давыда Васильева). Стихотворение называется "Решительный вечер".

Сегодня вечером увижусь я с тобою, 

Сегодня вечером решится жребий мой, 

Сегодня получу желаемое мною - 

Иль абшид*; на покой! 

А завтра - черт возьми! - как зюзя натянуся, 

На тройке ухарской стрелою полечу; 

Проспавшись до Твери, в Твери опять напьюся 

И пьяный в Петербург на пьянство прискачу! 

Но если счастие назначено судьбою 

Тому, кто целый век со счастьем незнаком, 

Тогда… о, и тогда напьюсь свинья свиньею 

И с радости пропью прогоны с кошельком!

*Отставка - от немецкого Abschied.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях