8 декабря
Загрузить еще

Элину Быстрицкую учили носить воду не ведрами, а бедрами

Элину Быстрицкую учили носить воду не ведрами, а бедрами
Фото: Быстрицкая в звездной роли Аксиньи. Фото: TASS
 

Актриса написала о себе книгу "Элина Быстрицкая. Звезды на небе". С разрешения издательства АСТ публикуем фрагменты из нее.

Говорят, у каждого человека есть своя Книга судьбы. В моей уже известно много глав и страниц. Я мысленно листаю их, перечитываю. Вот навскидку одна из "записей" - для меня неожиданная, но приятная. Она относится к 1999 году. "Комсомольская правда" попросила читателей составить список из ста самых красивых женщин XX столетия. А потом журналисты "Комсомолки" принесли мне газетный разворот с фотографиями ста красавиц. Первое место большинство читателей отдали мне. Далее шли Ирина Алферова, Анастасия Вертинская, Алла Ларионова, Людмила Хитяева. И лишь во второй пятерке значились звезды западного кино: Мэрилин Монро, Брижит Бардо, Мишель Морган и другие очаровательные женщины, покорившие мир красотой. Мне было приятно, что советские актрисы возглавили этот звездный парад. Я понимаю, что такой опрос - всего лишь журналистские игры. И все же отрадно видеть за ним признание моих соотечественников.

Стала "сыном полка"

Бог не обделил меня внешними данными. Но я никогда не участвовала в конкурсах красоты.

Помню, что впервые слова "какая хорошенькая девочка" услышала от раненого солдата фронтового госпиталя, где я, 13-летняя девчонка, работала санитаркой. Я оглянулась: о ком это он? Оказалось - обо мне.

...Я тоже хотела защищать Родину. И через неделю после начала войны, в конце июня, пошла в госпиталь, в котором служил мой отец. Вначале на довольствие меня не ставили, сделали это потом, когда увидели, что я не сбежала ни от крови, ни от боли. Так я стала помогать армии, и эта служба продолжалась довольно долго.

Наш госпиталь был сортировочным, и раненые поступали непрерывно. Я тоже выходила на приемку и чувствовала себя очень достойно оттого, что выполняю наравне со всеми тяжелую работу. Как мне удавалось с напарницей поднимать носилки с ранеными, сейчас представить просто не могу (в госпитале Быстрицкая надорвалась и не могла иметь детей. - Ред.)... Со временем меня наградили орденом Отечественной войны II степени, медалями за участие в войне. И даже вручили значок "Сын полка" - звания "Дочь полка" не было.

Ассистентка в цирке

Я - студентка! Будущая актриса! В это я долго не могла поверить. Мне все казалось прекрасным сном...

В это время в Киев приехал на гастроли знаменитый цирковой артист, "король манежа", как его тогда называли, Кио со своей группой. Одна из студенток, потом она стала известной и любимой актрисой, сказала мне: "Пойдем, они всегда набирают балет".

Но нам сказали, что в этот раз балет не нужен. Огорченные, мы уже повернулись уходить. Но, очевидно, мы все-таки приглянулись, понравились. Нас остановили:

- Кио нуждается в двух ассистентках.

Меня спросили:

- Вы воздуха боитесь?

- Нет, что вы! Конечно, нет, - ответила я.

Но я представления не имела, что такое у цирковых артистов "воздух". И поняла это только на выступлении. Я должна была заменить лилипутку, которая выезжала на арену в китайском фонаре... Просто хочу объяснить, что испытала, когда вдруг фонарь медленно поплыл под купол, его шторки раздвинулись и я оказалась высоко над ареной. Увидела внизу маленьких людей, странно уменьшившуюся в размерах арену. Фонарь слегка качался... Вот тут я и поняла, что циркачи именуют воздухом. Повисев под куполом, фонарь медленно опускался, Кио хлопал в ладоши, а я должна была, как от меня требовали, "легко спрыгнуть и грациозно убежать с арены". Спрыгнуть с высоты в полтора метра, в туфельках на тоненьких каблучках! Теперь уже можно признаться: я безумно боюсь высоты. И когда раздвинулись шторки, я панически испугалась. Схватиться было не за что - прутья у фонаря тоненькие, хлипкие. Спрыгнула я довольно удачно и, как мне казалось, элегантно раскланялась со зрителями. Я была в жутком страхе, за кулисами у меня долго дрожали руки. У Кио я работала до тех пор, пока не закончились его гастроли в Киеве.

В фильме "Неоконченная повесть" Элина Быстрицкая и Сергей Бондарчук сыграли влюбленных, несмотря на взаимную неприязнь. Фото: Кадр из фильма

Несостоявшийся брак

...Однажды "дрогнула" и я: сблизилась с одним молодым актером, которому очень нравилась. Парень настойчиво предлагал мне расписаться, сокурсницы именовали его моим женихом. Его мама даже поехала в Вильнюс, чтобы познакомиться с семьей будущей невестки. Тогда к таким вещам относились очень серьезно. Мои родители ей понравились. Я искренне считала, что влюблена в этого симпатичного парня. И дала согласие к концу учебы выйти за него замуж. 

Но, видно, наши отношения были не очень крепкими, если рухнули почти мгновенно. Он уезжал на гастроли. Я собралась его провожать. Сдала экзамен, забежала на рынок на Бессарабке, купила огромный букет распустившихся пышных пионов, помчалась на вокзал, чтобы успеть к отходу поезда. У входа в вагон рядом с моим женихом стояла девушка и прикалывала к лацкану его пиджака изящный букетик ландышей. И я вдруг представила себе, как нелепо буду выглядеть рядом с ним со своим огромным букетом красных пионов! ...Такого унижения я снести не могла! В этом что-то было, какой-то знак, сигнал, подсказка судьбы. Переживания ужасные, но сегодня я уже могу говорить об этом спокойно...

С Бондарчуком отношения не сложились

В фильме "Неоконченная повесть" моим партнером был Сергей Бондарчук - тогда молодой, очень красивый, еще не забронзовевший. У меня не сложились с ним отношения. К сожалению, это отразилось потом на моей жизни. И даже сегодня, когда я сталкиваюсь с людьми, которые работали с Сергеем Федоровичем, с его поклонниками, родственниками и друзьями, чувствую их отрицательную энергию по отношению ко мне. Приходилось не раз слышать в киношной среде, что у него был тяжелый характер, временами он мог быть просто невыносим. Возможно, это и так. Но он был при всем при том очень талантливым человеком. Наша интуитивная неприязнь - так бывает - никак не сказалась на фильме, зрители ее не заметили.

...Меня пригласили на пробы в фильм "Убийство на улице Данте". Снимал его Михаил Ильич Ромм, и я была счастлива, что попала к нему. ...Пришла на "Мосфильм" готовиться к очередной съемке, а мне вдруг гример говорит: "Что это такое у вас с глазами?" - "А что с ними?" - "У вас желтые белки". Я внимательно посмотрелась в зеркало - в самом деле... Врачи поставили диагноз: инфекционная желтуха, и я попала в больницу. Полтора месяца меня ждали, чтобы продолжить съемки. Возвратилась из больницы и не смогла работать. У меня был упадок сил, я растолстела, ни в один костюм не влезала. Видимо, я схватила инфекционную желтуху во время гастролей театра. Скорее всего, в Баку. Эта болезнь очень сильно изнуряет и тяжело проходит, ее последствия долго дают о себе знать. Ну что делать? Я безумно переживала, ночи напролет лежала с открытыми глазами и с тяжелым сердцем. Мне становилось ясно, что сниматься не смогу. Мои коллеги по фильму раньше меня это поняли, но не торопили с решением, хотели, чтобы приняла его сама.

Ради роли Аксиньи поправилась на 15 кг

...Буквально через несколько дней с хутора Диченского - это в 14 километрах от города Каменск-Шахтинский - приехал самодеятельный казачий хор пенсионеров. Конечно, режиссер С. А. Герасимов мог пригласить и профессиональный казачий ансамбль. Лишь позже я поняла, что требовалась мудрость, для того чтобы познакомить нас со стариками и старушками, молодость которых пришлась на времена "Тихого Дона". Они помогли всем нам прикоснуться к казачьему быту, увидеть его без напластований времени. 

Оказалось, к примеру, целое искусство - носить воду ведрами так, чтобы она не плескалась и чтобы встречным казакам нравилось. Меня этому учила баба Уля: "А ты неси бедрами... Бедрами неси..."

Я никак не могла вначале понять, как это ведра с водой можно "нести бедрами", если они на коромысле. А баба Уля давала мне "режиссерские" указания: 

- Ты понимаешь, энту воду надо не просто таскать, а чтобы Гришке пондравилось!

Наконец после многих попыток баба Уля довольно произнесла: 

- Вот, поняла наконец, как нести энту воду так, чтобы казаки на тебя пялились, глаза ломали.

Трудно даже представить, сколько я в те дни перестирала, перечистила, перемыла! Мне надо было во что бы то ни стало стать казачкой - женщиной, которая имеет дело с землей, водой, которую обвевают ветры и обжигает солнце, и которая много и тяжело работает, оставаясь любимой и желанной. Я плясала с казаками, пела с ними и в конце концов вписалась в их круг, как вписываются в пейзаж.

В те годы я была тоненькой, гибкой девушкой - все актрисы следят за фигурой. Но Аксинья была совершенно иной - сильная, зрелая женщина. Для меня сверхзадачей стало набрать вес, поправиться. И не просто добавить килограммы, а изменить фигуру, но так, чтобы ее не испортить, не обезобразить. И я стала в безмерном количестве поглощать сметану, мед, орехи, другие высококалорийные продукты. Обязательными были зарядка, гимнастика - нельзя позволить себе стать рыхлой, сдобной. Через относительно короткое время я добавила пятнадцать килограммов... Когда начались съемки, выяснилось, что я панически боюсь лошадей, не могу заставить себя сесть в седло. С. А. Герасимов и так и сяк убеждал меня, потом пригласил трех казачек из соседних станиц дублершами. Такого унижения я не выдержала. Посмотрела, как лихо они гарцуют, села в седло, и лошадь пошла рысью. В седле я удержалась. Главное - преодолеть страх, я всегда это знала!

О постельных сценах

Интерес к фильму был огромен, меня постоянно приглашали на встречи со зрителями.

Почему-то многих интересовало, замужем ли я и какая у меня семья, кто мои родители. Помню и такой вопрос:

- Как ваш муж относится к любовным сценам с Григорием Мелеховым?

Я догадалась, какая сцена имеется в виду, и ответила:

- Он знал, что я попросила проложить между мной и Григорием валик из скатанного одеяла.

Не знаю, поверили ли мне, но было именно так. Я до сих пор не понимаю, как снимаются актрисы в чересчур откровенных сценах. Для меня это было совершенно невозможно. Убеждена, что в драматургию действительно художественного фильма не должны вплетаться цинизм и пошлость. Конечно, многих интересовало, были ли у меня романы с моими партнерами по фильму. Я совершенно искренне отвечала: нет. Кстати, я не раз видела, как такие мимолетные романы мешают работе над фильмами.

Узнала, что у мужа не одна

С будущим мужем, Николаем Ивановичем, меня познакомил его друг, работавший в ту пору в журнале "Советский экран". Влюбилась я тогда со всей пылкостью своей натуры. Любовь буквально обрушилась на меня... Обыватели и закоренелые сплетники утверждали, что он был генералом, чуть ли не родственником ­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­

Н. С. Хрущева. А Николай Иванович работал в отделе переводов Министерства внешней торговли. Он был очень квалифицированным и эрудированным сотрудником. Когда Анастас Иванович Микоян ездил за рубеж, он брал его с собой переводчиком. Через четыре дня после знакомства Николай Иванович сделал мне предложение, и я без колебаний приняла его. Я была свободна, он к этому времени разведен, так что помех для брака не имелось. Пышного многолюдного свадебного веселья не устраивали, пришли близкие друзья.

Может, именно в те годы я осознала, как много значит для актрисы личная жизнь. В душе я надеялась на чудо: вдруг вопреки всем медицинским диагнозам у меня появится ребенок... Но если чудеса и случаются, то только не со мной. 

Любовь - это жуткая болезнь, от которой трудно излечиться. Прошло уже несколько лет после развода, а сердце у меня ныло, и солью на раны были вопросы, которые задавали журналисты, бравшие интервью...

- Встретился ли вам в жизни такой же настоящий мужчина, каким был ваш отец?

- У меня был очень красивый и интересный муж. Все шло хорошо, пока не узнала, что я у него не одна. И все разрушилось...

- Вы долго прожили вместе?

- 27 лет.

- И не смогли простить?

- Не получилось... Я вообще никогда не прощаю предательства. Никому!

- А где он, что с ним сейчас?

- Его уже нет. С ним я была счастлива.

...После развода я почувствовала себя вырвавшейся на свободу. Конечно, было обидно и горько. Но я самостоятельна и умею организовать свою жизнь. В любом случае я пришла к выводу, что следовало развестись раньше - так было бы лучше для меня. Развод назревал, но я не хотела замечать очевидное. Я говорила себе: "Все нормально, Элина!" Но что уж тут нормального! Понимала, что должна расплатиться за многолетнее терпение.

Я никогда об этом не говорила в интервью и не писала в прессе, но я отдала мужу все, что у меня было. Не потому что мне это было не нужно, а потому что не хотела, чтобы меня что-либо связывало с прошлым. А взамен я осталась свободной... Ему была нужна не я, а та атмосфера, которая складывалась вокруг меня. Его перестало интересовать все, кроме того, что он - муж "той самой Быстрицкой". Его не волновали ни мои заботы, ни мои болячки, ни мои хлопоты, ни мои трудности. У него были свои интересы, и они сводились к встречам с "дамочками". Господи, кажется, я сбиваюсь на пошлость, но что делать, если это правда...

После окончания Киевского национального института театра, кино и телевидения имени И. Карпенко-Карого Элина Авраамовна уехала из родного Киева работать в Вильнюсский театр. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

"Осталась одинокой"

Сыграв много ролей красивых и необычайно оригинальных женщин, так и не нашла универсальную формулу красоты, не постигла ее слагаемых. Хотя и поняла, что быть красивой - это нелегкое бремя. Всю жизнь мне приходилось доказывать, что не в красоте дело! Привлекательная внешность еще вызывает и зависть. Мне пытались мешать неоднократно. И коллеги, и "простые" женщины. Я уже привыкла. Поэтому я всегда готова дать отпор. Один мой друг сказал мне, что я постоянно пребываю в состоянии войны. 

Женщины часто оказываются перед выбором: карьера (на сцене, в бизнесе, да где угодно) или семейная жизнь - спокойная и тихая. Целая цепочка больших и малых событий привела к тому, что я свой выбор сделала и осталась одинокой. Мне от этого бывает горько. И тогда я вспоминаю Омара Хайяма: "Уж лучше будь один, чем вместе с кем попало".

Новости по теме: Кино