Артем АНИСЬКИН, Михаил ОЗЕРОВ, Артем АНИСЬКИН (19 июля 2007)
Андрей Луговой: Лимонову и Касьянову пора нанимать охрану

Андрей Луговой: Лимонову и Касьянову пора нанимать охрану

Комментарии: 2

История с загадочным убийством Александра Литвиненко перешла в новую фазу. Запрос об экстрадиции в Англию Андрея Лугового, которого британская полиция подозревает в преступлении, поддержал недавно сам премьер Тони Блэр. И даже поднял этот щекотливый для России вопрос на саммите при личной встрече с Владимиром Путиным. На днях западная пресса, ссылаясь на источники в британском правительстве, предположила, что Англия может предложить России судить Лугового в третьей стране. На что Общественная палата РФ сказала решительное «нет»…

И пока Британия и Россия бьются за Лугового на дипломатических фронтах, сам «виновник» скандала вместе с еще одним героем «радиоактивной» истории Дмитрием Ковтуном спокойно трудятся в офисе на «Киевской» в гостинице «Рэдиссон-Славянская». Там и нашел их наш корреспондент.

“Меня шантажировали”

Луговой: Выводы о том, что Литвиненко сотрудничал со спецслужбами, делались не на основе каких-то лобовых высказываний самого Литвиненко. Ко мне никто не приходил и не говорил: “Знаете, я вот агент спецслужбы, и давайте-ка мы с вами начнем вербовку?”  Цепочка отношений с Литвиненко носила достаточно длительный характер. С  ноября 2005-го по опять же ноябрь 2006 года. Много чего я сообщил только Генеральной прокуратуре: конкретные события, места в Лондоне, встречи и действия со стороны Литвиненко и его работодателей. На их основании можно не просто делать вывод о том, что он был завербован, но и том, что делались совершенно четкие и понятые шаги в мой адрес.

"КП": Где вы все-таки работали - в ФСБ, ФСО или КГБ? Почему все время путают?

Л: Я сам этому удивляюсь. Все очень просто. В 1983 году я поступил в военное училище Министерства обороны. В 1987 году закончил его и был направлен в кремлевский полк 9-го управления КГБ СССР. Строевым офицером, командиром взвода. В моем подчинении было 30 солдат-срочников. Кремлевский полк осуществлял охрану Кремля и авиационного сектора 235-го отряда  «Аэрофлота», занимавшегося перевозкой высших должностных лиц СССР. В 1991 году, когда Союз развалился, 9-е управление КГБ переименовали в Главное управление охраны. Соответственно я из КГБ никуда не переходил, просто вывеска поменялась. В январе 1992 года меня перевели из кремлевского полка в 1-й отдел Главного управления охраны. Это непосредственно личная охрана высших должностных лиц государства, где я начал работать с Гайдаром. Позже Главное управление охраны стало Федеральной службой охраны (ФСО). Именно оттуда 31 декабря 1996 года я и ушел. Занимался исключительно охраной, а не оперативной работой, вербовкой или еще чем-то.

Ковтун: Я так вообще никогда не работал в спецслужбах. Заканчивал то же самое училище, что и Андрей, только на год раньше. Потом служил в войсках, откуда уволился в звании капитана.

"КП": Вы когда-нибудь по работе имели дело с радиоактивными материалами? С полонием в том числе?

Л: Никогда в жизни. До всей этой истории знал полоний исключительно по школьным урокам химии.

"КП": Кто вам помогал составлять заявление, которое вы зачитывали на пресс-конференции?

Л: Я консультировался со своим адвокатом, юристами. Какие-то нюансы мы уточняли.

"КП": Вы на пресс-конференции упомянули, что рассказываете о Литвиненко далеко не все. О чем предпочли умолчать?

Л: Если бы я рассказывал все, пресс-конференция длилась бы не час тридцать, а часа три. Я говорил базовые, очевидные вещи. Про Литвиненко и Березовского, их связь с МИ-5, МИ-6. Как Литвиненко подставлял меня под вербовку британских спецслужб. И я им был весьма интересен. А не говорил я прежде всего о том, как именно выстраивалась вокруг меня работа спецслужб. Как они все это обставляли, где все это проводилось, что и как говорилось. Имена, пароли, явки. Каким образом угрожали или шантажировали…

"КП": Вам угрожали? Это были угрозы семье, вам?

Л: Это были угрозы, связанные с моим бизнесом.

“Были планы затмить трагедию в Нальчике”

"КП": Как бы вы охарактеризовали ваши отношения с Литвиненко? Дружеские, деловые или отношения людей, которые в свое время поработали в органах?

Л: Да никаких особенных отношений-то не было. Я к нему относился сначала как к посреднику, который привел меня в серьезные компании (в кавычках, как теперь выясняется), которые предлагали заниматься бизнесом. А после того, когда началась откровенная вербовка, естественно, он стал для меня больше источником опасности.

"КП": Дмитрий, вы часто ссылались на Литвиненко, что он вам рассказывал что-то. В том числе про свое участие в событиях в Нальчике.

К: Он говорил, что имеет отношение к событиям, происходящим на Кавказе, решает там любые вопросы - дословно. Что имел отношение к событиям, связанным с с налетом боевиков на Нальчик в октябре 2005 года. Предсказывал события, которые должны были произойти этой зимой (но слава Богу, не произошли) и которые должны были затмить трагедию в Нальчике.

"КП": А с чего вдруг он вам все это рассказывал? 

Л: У нас были отношения достаточно доверительные, по крайней мере с его стороны. И вот почему: Литвиненко считал, что раз я сидел в Лефортово, я должен был ненавидеть российскую власть. Тем более, что я формально продолжал поддерживать связи с окружением Березовского, поскольку со многими сохранил нормальные отношения, в том числе и с родственниками самого Березовского. Литвиненко  был глубоко убежден, что я нахожусь на той же позиции, что и он. Я же не находился ни на какой позиции. У меня позиция одна: бизнес, деньги, и ничего кроме этого. Историю жизни Димы Ковтуна он вообще воспринял как свою. Как же: человек только уволился из армии и сразу уехал в Германию! То есть Ковтун был для Литвиненко западным человеком. Мол, как и он - наплевал на все, взял и уехал.

К: Я был в шоке от того, что он так навязывает мне свою точку зрения. Я ему сказал: Саша, мне скоро 42 года, я не хочу принимать участие ни в каких расследованиях преступных сообществ ни в Испании, ни в России. Было бы здорово в 45 лет вообще закончить заниматься предпринимательской деятельностью. И поэтому сейчас кроме денег и бизнеса меня ничего не интересует. 

"КП": Вы говорили, что Березовский в какой-то момент снял Литвиненко с денежного довольствия. Почему?

Л: Возник просто конфликт, наверное. Объяснение было: надо оптимизировать расходы, что-то такое. Стандартная вещь. Тоже самое, когда человека хотят уволить, говорят: по сокращению штатов.


Дмитрий Ковтун: - Вообще Литвиненко сам о встрече просил.
Дмитрий Ковтун: - Вообще Литвиненко сам о встрече просил.

“Зачем вербовали? Я знаю всю охрану первых лиц”

"КП": Чтобы вербовать человека, нужно быть уверенным, что он принесет какую-то пользу. В вашем случае, Андрей, речь шла о компромате на Владимира Путина. У вас действительно есть выходы на российское руководство?

Л: Их интересовала любая информация, исходящая от человека, который в течение десяти лет служил в органах госбезопасности и тем более занимался охраной высших должностных лиц государства. Я знаю о системе охраны Кремля. О местах проживания высших руководителей. Трассы и маршруты проезда. И саму организацию охраны. Вы не считаете, что уже эта информация является секретной и может быть интересной? Кроме того у меня сохранились знакомства и среди сокурсников и по училищу, и среди коллег по службе в 9-м управлении КГБ . Осталось много знакомых, которые продолжают трудиться в госаппарате.  У меня три охранных компании, под крышей которых куча разного рода коммерческих экономических структур. Что может быть удобнее для любой спецслужбы:  использовать  для своих целей официальные юридические структуры, охранные в том числе, имеющие лицензию на работу на территории Российской Федерации?

"КП": В чем выражалось недовольство Литвиненко своими кураторами из спецслужб, о котором вы говорили?

Л: Конечно, он напрямую никогда не говорил: мол, я недоволен работой в спецслужбах. Но, когда общаешься с человеком, возникает ощущение. В его словах явно сквозил контекст: пять лет "борьбы с режимом" ни к чему не привели, у меня нет своего дома, у меня нет работы. Я зависим полностью от Березовского, и не только от него. Если что-то случится, я не знаю, как прокормить семью. Надо заниматься бизнесом. Вот он и лез с кучей идей.

"КП": Почему Андрею предъявили обвинение, пусть и заочно, а вам, Дмитрий, - нет?

К: Трудно сказать. Можно предположить, что они  ожидают, что я выеду в ближайшее время в Германию,  чтобы получить возможность там со мной пообщаться. И потом результаты общения развернуть в свою сторону.

“Александр сам просил о встрече”

"КП": Какие у вас сейчас отношения с Березовским?

Л: Нет никаких отношений с 2000 года. За семь лет мы вообще никаких дел не имели и не созванивались. Он впервые позвонил мне сам за четыре дня до 1 ноября, что для меня было крайне неожиданным, и попросил о встрече…

"КП": Речь шла об охране его дочери?

Л: Он лично со мной об этом никогда не говорил. Все делалось через его представителей. Поэтому когда Березовский утверждает, что пригласил меня, чтобы поблагодарить за то, что я охраняю его дочь, он цинично лжет. Да, моя компания охраняла членов его семьи. Но это были отношения “заказчик - исполнитель”. Никакой дружбы. Я никогда с ним рюмки не поднимал. Не потому, что я этого не хотел, просто обстоятельств таких не было.

"КП": Как он обосновал свое приглашение?

Л: Он интересовался, есть ли возможность организовать охрану для журналистки Елены Трегубовой. Спросил про стоимость услуг, в чьей компании будут числиться охранники (тоже очень странно). Я еще уточнил, а зачем собственно Трегубовой охрана. Ну вот убили Политковскую, которая власть критиковала, ответил Березовский. Трегубова тоже критикует. Мало ли что. Я думаю, он готовил серьезную провокацию в ее отношении. А подозрение пало бы на меня.

"КП": А когда созванивались с Березовским последний раз?

Л: 6 или 7 февраля, когда он впервые сделал заявление, что якобы Литвиненко сказал, что это мы с Ковтуном его отравили.

К: Вообще странная ситуация. 1 ноября времени на встречу было от силы полчаса. Более того она не планировалась. Семья Андрея гуляла недалеко от отеля и того бара. И Литвиненко оказался где-то поблизости. Он о встрече-то попросил. И зачем? Он пришел сообщить, что встреча будет завтра. Но это можно было по телефону сделать. Спрашивается, чего приехал-то?

Л: У меня такое ощущение, как будто он специально хотел, чтобы кто-то видел нас вместе. Именно так. И время подгадывал, чтобы именно там встретиться. Это заранее было продумано. Я думаю, встреча была под контролем у спецслужб. Я ему звонил 13 ноября, за десять дней до смерти. Он еле говорил в трубку. А потом уже было заявление Березовского о том, что Саша по многу часов за два-три дня до смерти беседовал со следователями. Чего они врут? Он в коме уже находился. Как только в кому впал, в прессе мгновенно появилась моя фамилия. Хотя до этого Литвиненко говорил, что его отравил Скарамелла.

"Я ездил с Березовским в Чечню"

"КП": Вы работали с Березовским, значит были в курсе каких-то его контактов с чеченскими руководителями?

Л: В 90-х годах? Я вообще-то ездил с ним. Первый случай был, когда чеченцы взяли в заложники журналистов с ОРТ. Я летал их вызволять.

"КП": То есть о связи Березовского и Шамиля Басаева вы знали?

Л: Когда Березовский был в ранге заместителя секретаря Совета безопасности, он встречался с ним. Но об этом давно известно. Тем более власть в Чечне тогда была признана Ельциным.

"КП": Логика тогда нарушается.

Л: В чем?

"КП": Непонятно, зачем тогда Литвиненко, как заявил недавно зам главы МВД Еделев, ездил устранять свидетелй связи Березовского и Басаева. 

Л: Минуточку, одно дело, когда деньги идут из госбюджета в бюджет республики. А другое - когда передается сумма наличными, от Березовского к Басаеву. И на эти деньги покупаются боеприпасы, оружие. У меня нет оснований не доверять Еделеву.

"КП": Какие серьезные документы мог Березовский передать в британскую разведку?

Л: Я не знаю. По сообщениям Литвиненко, документы носили весьма любопытный характер. Они могли быть полезны.

К: Да, особенно учитывая, что Березовский занимался сбором компромата на высших должностных лиц и тех, кто мог таковыми стать. Это могли быть документы, касающиеся личной и частной жизни высокопоставленных чиновников.
 
“Лимонову и Касьянову нужно нанимать охрану”

"КП": Почему отравили именно именно Литвиненко, как вы думаете?

Л: К истории с Литвиненко подходит очень хорошая русская пословица: не суй свой нос, куда собака хвост не сует. Спецслужбы,  Березовский, Нальчик… Он совал нос везде.

К: Телефонные переговоры с теми же чеченцами: Хасан, Масан… С Гордиевским, с  Калугиным (Олег Гордиевский и Олег Калугин - чекисты, перебежавшие на Запад и осевшие в Англии и США - прим. "КП".) разговаривал прямо при нас. Такой был человек.

"КП": Кто может быть следующим в планах Березовского?

Л: Любой человек, кому уже создан ореол борца против российской власти, этакой сакральной жертвы. Например, так называемые оппозиционные кандидаты в будущие президенты. Им точно нужно нанимать себе огромную охрану. Эдуард Лимонов, Михаил Касьянов… Я думаю, в отношении них что-то такое готовится.

"КП": Могут вас выдать англичанам, как думаете?

Л: Я считаю себя невиновным, поэтому на эту тему не размышляю. Британцы приютили у себя целую шайку, которая у них за спиной торгует их же гражданством и много еще чего делает. Вот пусть дальше сидят там у себя и хлопают ушами по ляжкам.

...А В ЭТО ВРЕМЯ

Англия объявила России войну. Дипломатическую

Решение британских властей выслать четверых российских дипломатов в отместку за отказ выдать на Альбион бизнесмена Андрея Лугового вызвало резкую реакцию Москвы

Вчера мой городской телефон и мобильник просто раскалились. Беспрерывно звонят англичане - журналисты, политологи, просто давние знакомые. Некоторые спрашивают: не попал ли и я в «черный список изгнанников», хотя в нем, как известно, только дипломаты?

Решение британских властей трактуют по-разному. Но недоумевают все.

Да и большинство граждан Соединенного Королевства не ждет от нынешнего развития событий ничего хорошего.

- На моих глазах уже несколько раз были шпионские скандалы, отсюда высылали русских, а из Москвы - британцев, - вспоминает один из руководителей крупнейшего профсоюза транспортных и неквалифицированных рабочих Джек Уоллон. - В результате отношения между странами портились, наработанные контакты разваливались… И дипломатов жалко - это трагедия для них и их семей.

Здесь активно обсуждают возможные ответы Москвы. Многие бизнесмены говорят о том, что им совсем не хотелось бы гробить огромный и сообща наработанный потенциал. К примеру, только торговый баланс увеличился за год на 50 процентов и достиг гигантской суммы - 14 млрд долларов. Кое-кто опасается, что одним из следующих шагов британского правительства может стать снятие режима наибольшего благоприятствования в торговле с Россией, хотя солидное лобби на Альбионе против этого.

От некоторых британцев я услышал: может быть, все-таки выдать подозреваемого? В то же время говорят и другое: ведь первый удар нанес Лондон. Что ж, Москве подставлять вторую щеку?

Здешние газеты, как правило, одобряют решение британских властей. «Впервые западная страна выступила с прямыми контрмерами против правительства Владимира Путина. Закончилась эра, когда на растущую воинственность России мы отвечали лишь словесными протестами», - пишет «Дэйли телеграф». Газета предсказывает, что теперь «в лучших традициях «холодной войны» будет усиливаться конфронтация».

По мнению «Таймс», «как минимум из Москвы будут отправлены домой британские дипломаты, но, кроме того, Кремль попытается нанести максимальный ущерб коммерческим интересам Соединенного Королевства и прекратить сотрудничество по разным политическим вопросам, включая Иран». Газета считает меры британского правительства «сбалансированными и правильными», они, мол, стали проверкой твердости и решимости нового премьера Гордона Брауна и его кабинета.

С жестких позиций комментирует ситуацию бывший министр иностранных дел Малкольм Рифкинд, который в 1996 году выслал (впервые в послесоветской истории) четырех российских дипломатов, обвинив их в шпионаже:

- У Британии такая серьезная реакция, поскольку не может быть ничего серьезнее, чем убийство на улицах Лондона британского гражданина (имеется в виду Александр Литвиненко. - М. О.).

Имена высылаемых дипломатов пока не названы. Также непонятны меры по пересмотру выдачи виз. Когда я позвонил в Форин Оффис и попросил прояснить ситуацию с визами, то услышал:

- Этот процесс в стадии рассмотрения.

- А если, скажем, российский министр иностранных дел Лавров полетит к вам, то он пройдет паспортный контроль?

Собеседник явно не понял иронии и сухо отчеканил:

- По поводу конкретных лиц мы комментариев не даем.

Лондон.

ЗВОНОК ФИГУРАНТУ

«Я знаю, что не виновен. И точка!»

За громкими заявлениями британского МИДа как-то затерялось весьма неожиданное интервью с человеком, который утверждает, что был очевидцем отравления Литвиненко. 67-летний Норберто Андраде, официант бара «Миллениум», где экс-чекист встречался 1 ноября прошлого года с Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном, рассказал газете Sunday Telegraph, как в шаге от него неизвестный распылял над чаем радиоактивный полоний. Потом это месиво перекочевало на стол к Литвиненко. Андраде, правда, напрямую ничего этого не видел. Скорее чувствовал. Но официант уверен, что лицезрел в баре в компании Литвиненко именно Андрея Лугового.

Мы позвонили Луговому, чтобы узнать его реакцию на эти откровения и на последние известия из Лондона.

- Андрей, ну и как вы себя чувствуете в роли главного героя международного скандала?

- Я, конечно, никогда не думал, что в моей жизни может произойти что-то подобное. Но, учитывая, что вся эта история длится довольно долго, уже привык. По большому счету, исход расследования можно было спрогнозировать. Никаких официальных бумаг, формальный приезд в Москву следователей Скотленд-Ярда, их нежелание связывать меня с Королевской прокуратурой, какие-то сфабрикованные факты непонятные, потом запрос об экстрадиции. Поэтому новые «показания» меня, честно говоря, уже не очень-то и шокировали…

- Вы про рассказ официанта из бара, в котором встречались с Литвиненко?

- Да-да. Так топорно все это придумали. Не знаю, кто там этим занимался. Но этого официанта послушать, так получается: вроде рядом стоял, а ничего не видел. Очень, знаете ли, удобно.

- Вам зато неудобно. За границу-то ни ногой теперь.

- Да, я теперь в международном розыске. Но, с другой стороны, мне и в России неплохо. У меня здесь семья, бизнес.

- Ну вы лукавите... Разве не обидно попасть в такие рамки?

- Что значит обидно? Я сейчас, наоборот, сосредоточился на российских проектах, благо их полно. Ну а британцы… Раз объявили мне войну, будет им война.

- Воевать будете?

- Не с государством, а с той бюрократической верхушкой, которая заварила все это. Скажем так: я принял их вызов.

- И что собираетесь делать?

- Все необходимые действия я совершил, когда встречался со следователями. И им все рассказал.

- Андрей, а вам вообще кто-то гарантировал, что вас не выдадут? Вы так уверенно себя чувствуете...

- Никто со мной специально на этот счет не встречался. Да и чего мне бояться? Я знаю, что не виновен. И точка!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт