«А майор, который спас мне жизнь, до госпиталя не доехал...» [ВИДЕО и АУДИО] Комментарии: 8

Как уже писала «КП», в Цхинвали был ранен корреспондент «Комсомолки» Александр КОЦ (см. вчерашний номер «КП»). В воскресенье по пути из Владикавказа в Москву Александр сам рассказал, как все происходило. Вот его монолог.

- Мы ехали в Цхинвали на БТРе командующего 58-й армией, в колонне из 30 боевых машин, чтобы разблокировать окруженных в Южной Осетии российских миротворцев и журналистов. Въезжали в Цхинвали с юга. Основная Зарская дорога немилосердно обстреливалась. И мы решили идти по другой дороге, через лес. Вдруг я увидел у подбитого танка двух грузин. Потом пригляделся: за каждым столбом - грузины, с автоматами, пулеметами. Сказал сидящему рядом бойцу: «Грузины». Он истошно закричал: «Грузины!» Колонна остановилась.

«К машинам!» - крикнул командующий. Мы подбежали к БТРу, но тут началась пальба. Упали между БТРом и «уазиком». Я услышал, как трещат стекла «уазика», понял, что стреляют по нам. Вместе со Сладковым, спецкором телеканала «Вести», его оператором и еще двумя журналистами побежали к бетонному забору. Все это происходило уже на улицах Цхинвали. Упали. «Ой, я ранен! - крикнул оператор. - Рука немеет». У него было сквозное ранение в плечо.

Поправляйся, Саша!

Как ранили Александра КОЦА: рассказывает спецкор "МК" Виктор Сокирко
(По телефону - из Цхинвала.)
СЛУШАТЬ АУДИО >>

Грузины сразу зажгли две наши БМП. Стреляли отовсюду, падали люди, наши и грузины. Бой шел в десяти метрах друг от друга, расстреливали в упор. Потом колонна стала разъезжаться в разные стороны, растянувшись километра на полтора. Мы решили бежать в обратную сторону за отъезжавшим БТРом, в сторону от города. Впереди бежал генерал. Смотрю, он исчез в дымке. В эту секунду взорвался БТР, к которому мы бежали. На меня выскакивает грузин.

Я кричу ему: «Я журналист!» Он кричит: «А я киллер!» И палит по мне метров с восьми. Мне показалось, из автомата. Но Витя Сокирко (военкор газеты «Московский комсомолец». - Ред.) потом сказал, что это был гранатомет. Я почувствовал сильный удар в руку, свалился. Жду, когда он будет в спину добивать. А он не добивает. Поворачиваю голову, а он лежит мертвый. С нами был майор, вот он его и завалил. Так мы впятером и лежали, уткнувшись в землю, - изображали трупы: я, Витя, два бойца и этот майор. Майора потом сильно ранило в голову и перебило колено.

Вот так мы лежим. Лежим с Витей лицом к лицу. Говорю: «Витя, я истекаю кровью». Витя очень спокойным голосом: «Держись, все будет нормально». Потом кто-то кинул в нас гранату метрах в трех. Она взорвалась. Раненый майор и его застрелил. Пальба со всех сторон. Спрашиваю Витю: «Ты был в таких переделках?» Он опять очень спокойно: «Нет, в таких не был, но все будет нормально. Главное - лежи, не шевелись, попробуй перетянуть руку».

Я перехватил ее другой рукой. Чувствую, что сильно вытекает кровь. Рука сначала онемела, потом начало жечь. Дальше мне все стало по х... Потом кто-то из снайперов стал стрелять над нашими головами. Затем стрельба начала удаляться. Продолжаем лежать. Я говорю Вите: «Витя, мне сейчас будет трындец». Витя говорит: «Надо что-то делать». Выскакивает и бежит наперерез подбитой бээмпэшке, которая тащилась из города. Кричит: «Остановитесь, тут раненые».

БМП проехала мимо и не остановилась. Но тут же подъехала еще одна БМП. Эта остановилась. Стали грузить майора, он очень тяжелый.

А я не могу подняться. Витя говорит: «Саня, соберись, надо в нее запрыгнуть». Потом мы забрались в БМП и выехали из опасной зоны. Там солдатики меня перевязали. А майор, который спас мне жизнь, до госпиталя не доехал. Он умер.

В госпитале мне сказали, что из тридцати машин, которые были в колонне, из Цхинвали вышли пять. Но это я подтвердить не могу.

В понедельник, 11 августа, Саша Коц прибыл в Москву. Сразу из аэропорта его доставили в одну из больниц.


Другие подробности читайте ЗДЕСЬ>>

загрузка...
загрузка...

Политика

ГПУ лишила возможности распоряжаться своими акциями свыше 20 тыс. физических лиц
ГПУ лишила возможности распоряжаться своими акциями свыше 20 тыс. физических лиц 76

По иску Генеральной прокуратуры Украины Печерский районный суд Киева заблокировал операции по счетам двух хранителей ООО "Джером секьюритиз" и ООО "Первое регистрационное бюро" (ПРБ), чем лишил свыше 20 тысяч физических лиц – клиентов указанных компаний – возможности распоряжаться своей собственностью.

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт