Мустафа НАЙЕМ, Украинская правда. (17 июля 2008)
Бывший личный врач Ющенко Ольга Богомолец: «Почему я не говорила правду о болезни президента»

Бывший личный врач Ющенко Ольга Богомолец: «Почему я не говорила правду о болезни президента»

Комментарии: 34
С Виктором Ющенко Ольга Богомолец познакомилась в декабре 2004 года.

Здравый рассудок подсказывает, что сам факт возможного диоксинового отравления и должен был стать главной тайной следствия. Но вместо этого был рожден миф, объяснить который брались все, кроме тех, кто его породил, - врачи. 

И, к сожалению, в этом тоже вина самого Виктора Ющенко, поскольку ни один врач не имеет права разглашать врачебную тайну без согласия пациента. 

Между тем в истории лечения Ющенко в глаза бросается одна деталь - все врачи, курировавшие медицинское наблюдение президента либо занимавшиеся его лечением, по своей базовой специальности являются пусть даже очень известными, но все же дерматологами. Роль и личности немногих токсикологов до сих пор остаются призрачными.

Три недели назад о своем видении произошедшего согласилась рассказать бывший личный врач главы государства Ольга Богомолец. Именно она готовила Ющенко перед тем, как в январе 2005 года он взошел на трибуну Верховной Рады, чтобы принять присягу президента страны…

- Ольга Вадимовна, скажите, почему вы решили говорить о вашем пациенте именно сейчас?

- Просто чаша терпения переполнилась до такой степени, что молчать уже не могу. А нарушать закон о врачебной тайне не имела права. Сотрудники и пациенты клиники, которые в свое время не раз видели здесь Виктора Андреевича, спрашивают меня: почему я молчу, почему не говорю правду? И это заставило меня спросить разрешения на нарушение врачебной этики у моего бывшего пациента. 

То была моя личная инициатива. Сам Виктор Андреевич никогда не обращался ко мне с просьбой комментировать состояние его здоровья. Теперь разрешение я получила, поэтому сейчас могу рассказать все, что мне известно.
- Вам на Банковой рекомендовали, что говорить или не говорить во время интервью?

- Нет. 

- Когда вы познакомились с Виктором Андреевичем?

- В декабре 2004 года, где-то во второй половине декабря. Мне позвонил Николай Ефремович Полищук и попросил в назначенное время быть в клинике. Позже он и привел в клинику Виктора Андреевича.

- Они приехали вдвоем или их сопровождал еще кто-то?

- Нет, больше никого, кроме охраны, не было.

- Виктор Андреевич сам пришел или его на коляске привезли?

- Нет, он пришел самостоятельно и поднялся пешком на третий этаж. 

- Что конкретно от вас как от врача хотел будущий президент?

- На разных этапах лечения передо мной ставились разные задачи. Непосредственно в декабре меня попросили попытаться остановить кожный процесс, который шел у пациента, и убрать его проявления.

Позже, когда я стала личным врачом президента, я продолжала самостоятельно проводить местное лечение, а также контролировала проведение общего, которое назначалось в женевской клинике. Также получала письма от людей с предложениями методов лечения, баночки и болтушки - я их анализировала и давала заключение о целесообразности и возможности применения. 

Я получала рекомендации и вела с Женевой постоянную переписку. Сообщала о том, что мною сделано, как протекает заболевание, какие проведены процедуры, чтобы потом коллегиально принимать правильные решения.

- Сам Виктор Ющенко говорил о своей болезни, делал ли какие-то предположения?

- Понимая статус моего пациента и свой, испытывая просто уважение к огромному мужеству Виктора Андреевича, я не задавала никаких вопросов, не касающихся непосредственно моей работы. Во время операций старалась отвлечь пациента, рассказать что-то веселое.

Единственное, что Виктор Андреевич говорил о своей болезни, это время появления высыпания. По его словам, оно появилось в конце сентября - начале октября. До этого, по его же словам, никаких высыпаний не было.

- Вы помните, как вел себя президент во время лечения?

- Зайдя в приемную, Виктор Андревич здоровался с персоналом и пациентами. Всегда был приветлив.

А на операционном столе люди ведут себя по-разному. Бывают люди мужественные, а бывают - нет. Только представьте себе, что у вас поражены все тело и лицо, что это все болит, и ведь это не просто прыщики, это кисты и раны… и это очень больно!

Но Виктор Андреевич никогда не жаловался. Иногда просто засыпал от усталости, а иногда, наоборот, еще и подшучивал надо мной.

К тому же, кроме медицинской, была еще и чисто эстетическая проблема. Я лечила много детей и взрослых с пороками развития, когда человек выглядит не так, как выглядят другие. И я знаю, насколько это сложно - смотреть в зеркало и понимать, что ты другой и ничего не можешь с этим поделать. Это то, что одних ломает навсегда, а другие продолжают бороться, жить и работать, понимая разницу между формой и сутью.

- А как же проходили процедуры, например, во время официальных визитов?

- Точно так же, только без операционного стола. В гостинице после окончания всей рабочей программы, когда уже все спят, я разворачивала мини-операционную.

В официальные поездки мы брали с собой по три-четыре рубашки в день, потому что повязки не выдерживали, пропитывались кровью, и рубашку после очередной перевязки нужно было менять, чтобы не пропитался пиджак. 

- Вы говорите, что Виктор Ющенко находился на постоянном лечении, в том числе ему вводились болеутоляющие средства. Могла ли его болезнь или терапия повлиять на его работоспособность и способность адекватно принимать решения? 

- Я понимаю, куда вы клоните... Виктор Андреевич принимал обезболивающие препараты без седативного эффекта, т.е. не содержащие наркотических веществ и не влияющие на мозговую деятельность. Я не видела в нем признаков неуравновешенности, заторможенности, какой-либо неадекватности в принятии решений. Он всегда был доброжелателен и адекватен, не признавал чтения выступлений «с бумажки», всю информацию анализировал сам, умудряясь это делать даже во время перевязок.

Мало того, меня удивляла его жизненная сила. Передо мной стоял человек, которому было очень больно, у которого под рубашкой по всему телу были раны. Но Виктор Андреевич с улыбкой выходил на трибуну и говорил о прекрасных перспективах нашей страны. 

Как-то вечером, во время очередного визита с графиком работы с 6 утра до 12 ночи, я пожаловалась на усталость, и Виктор Андреевич сказал: «Олю, що це ви скаржитесь? Ви ще не знаєте, який би був графiк, якби я був здоровий».

Поэтому, когда я смотрела на президента, стоящего на трибуне Бундестага или в Конгрессе США, я думала: если бы сидящие в зале люди знали, как выглядит его тело - все в ранах, повязках и дренажах, - они, наверное, слушали бы стоя, преклоняясь перед его мужеством жить Украиной, забывая о себе…

- Сейчас, когда президент купается в проруби, на его теле не видны следы болезни. Тогда они имелись или поражено было только лицо?

- На момент нашей первой встречи в декабре высыпания были в подмышечных областях, на шее, на лице и на ушных раковинах. Позже они появились на волосистой части головы, на груди, на спине и ногах. С каждым месяцем занимали все больше и больше площади. Пик высыпаний пришелся на март-июнь 2005 года, когда на теле практически не было живого места.

- Сыпь на лице и на теле была идентична?

- Сыпь идентична была по всему телу, но с особенностями протекания, которые зависели от месторасположения. Таких глубоких кист, которые были на спине, на бедрах, не могло быть, например, на волосистой части головы и на лице. Из-за того, что кожа там примыкает очень близко к кости, в этих местах физически не может развиться киста размером с орех. 

- Это не могло быть проявлением разных болезней?

- Нет. Клинически начальная фаза везде была одинакова.

- Почему в итоге следы болезни остались только на лице?

- На самом деле эти мелкие рубцовые изменения есть по всему телу. Другое дело, как реагирует кожа и как идет регенерация, то есть восстановительный процесс. Рубцы постепенно регрессируют. На теле это происходит быстрее. 

На лице кожа имеет максимальное количество сальных желез, и там было больше всего кист. Ведь процесс, который шел в организме, был связан именно с сальными железами. За все время болезни от высыпаний были свободны только ладони и подошвы. Это те места, где сальных желез нет…

- От чего вы лечили Виктора Ющенко?

- В декабре я лечила Виктора Андреевича от тех проявлений на коже, которые наблюдала. С помощью соответствующих медицинских процедур, которые могли ускорить разрешение того патологического процесса, что наблюдался у пациента. Это было дренирование кист и заживление ран.

- Какой предварительный диагноз вы поставили Виктору Ющенко?

- Реактивное (то есть связанное с воздействием какого-либо экзогенного, внешнего, токсина) изменение кожи в виде диффузной акнеподобной сыпи, единичных и сливных кист. 

На момент прихода ко мне ни клинических проявлений герпеса, ни других кожных заболеваний у Виктора Андреевича не было. У меня есть фотодокументация, которую при необходимости я могу предъявить и доказать, что клинически на момент декабря перечисленных выше дерматологических заболеваний у Виктора Андреевича не было…


Публикуется с сокращениями. Полностью текст интервью вы можете прочитать на сайте www.pravda.com.ua

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 31229 5

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт