Дарья АСЛАМОВА. (17 июля 2012)
Коммивояжеры быстрых революций: наш секрет успеха - сделать сумасшествие нормой!

Коммивояжеры быстрых революций: наш секрет успеха - сделать сумасшествие нормой!

Комментарии: 210
Фото РЕЙТЕР.

"ЦВЕТНОЙ" БИЗНЕС

"Первый раз меня арестовали, когда мне было 17. Первый раз всегда страшно. А теперь на моем счету 20 арестов и депортации из разных стран. Из Украины я был депортирован во время "оранжевой" революции. Мне влепили в паспорт фантастический штамп - "въезд запрещен до января 3000 года"! Столько не живут!

В Украине я был не меньше 60 раз, работал с ребятами из организации "Пора", учил их, как организовывать акции протеста. Когда Ющенко пришел к власти, меня вычеркнули из черного списка невъездных. 

Мне нечего скрывать. Да, я работал и с грузинскими активистами во время "революции роз". А в 2004-м меня депортировали из Минска (я сотрудничал с ребятами из белорусской организации "Зубр"). Позже не впустили в Россию - завернули прямо в "Шереметьево". В Азербайджане я успел проехать полстраны. Взяли меня уже в Нахичевани и выслали на родину. 

Ты называешь меня профессиональным революционером? Думаешь, будто можно привезти революцию в чемодане! Но за профессию платят, а моей целью никогда не были деньги. Мне оплачивали только расходы, которые я всегда пытался сократить. Каждый раз я теперь езжу в Украину или в Россию на поезде, а не самолетом - так дешевле. В поездах от Киева до Владивостока я научился дружить с проводниками, есть холодную курицу и вареные яйца. После бутылки водки я совершенно свободно говорю по-русски. А на трезвую голову не очень. Русские, украинцы, сербы - мы одна славянская семья и отлично понимаем друг друга".

Модное кафе в центре Белграда. 33-летний бизнесмен Милош Миленкович, высокий парень с игривыми сладкими глазами и вкрадчивыми манерами, - красавчик даже по высоким сербским стандартам мужской красоты. Типичный мальчик из хорошей семьи с профессиональным английским и впечатляющими связями в Европарламенте, за спиной которого, однако, бурное революционное прошлое. Милош - один из выкормышей знаменитой сербской организации "Отпор", в 2000 году свергнувшей президента Слободана Милошевича. Кадры "бульдозерной революции" (водитель бульдозера Любисав Джокич таранит ограду белградского телецентра) обошли весь мир.

2003 год. Белград. Выйдя на стотысячную демонстрацию под знаменами с черно-белым кулаком, сербская молодежь сотворила первую "цветную" революцию. В авангард организаторы ставили "пушечное мясо" - девушек в белой одежде. Если полиция разгонит толпу, девушек сомнут, но кровь на их белых кофточках станет хитом в теленовостях! 

После революции романтичные недоросли из "Отпора" оказались не у дел. Кому нужны герои после подвига? Но однажды из далекого Зимбабве (а позже - Кении, Мальдив, Грузии, Украины, Молдовы, Беларуси, Венесуэлы, Ливана) пришло электронное письмо: "Дорогие друзья! У нас тоже есть диктатор, которого мы хотим свергнуть. Расскажите, КАК это делается?" Письма не были криком о помощи. За ними стояли ВЛИЯНИЕ и ДЕНЬГИ. Всемирно известные американские фонды: Институт Сороса, Freedom house, Американское агентство по Международному развитию USAID, Международный республиканский институт (IRI) и Национальный демократический институт (NDI) - предлагали полное покрытие расходов на подготовку "цветных" переворотов. Это называлось "продвижением демократии и созданием гражданского общества". Для отчаянных сербских парней из "Отпора" новая работа таила в себе приключение и вызов. Мысль о том, что революция тоже бизнес, пришла гораздо позже.

Обаятельные сербы (носители вируса быстрых и внезапных профессиональных революций) разъехались по миру. Осторожные, благовоспитанные консультанты, действующие строго в рамках закона. Они не стремятся к известности, предпочитая быть анонимными "коммивояжерами революций". Им не нужна реклама. (Кому надо, тот уже о них в курсе, а мир узнает об их "помощи", только когда дело сделано: как это случилось в Египте.) Им чужд снобизм. Их одежда предельно демократична - майки, джинсы и кроссовки. Ничего вызывающего. Откуда, черт побери, они взялись?!

2004 год. Киев. Украинская молодежь, взяв на вооружение тот же кулачок сербского "Отпора" и деньги тех же американских фондов, привела к власти Ющенко и Тимошенко. 

ПОТЕРЯННОЕ ПОКОЛЕНИЕ

"Я родился в удивительной стране Югославии, которой больше нет на карте. То были хорошие времена президента Тито, умевшего блюсти четкий баланс между Западом и Востоком. Золотой югославский паспорт позволял ездить без визы и в Вашингтон, и в Москву. Мы вели легкую, счастливую жизнь - лето на хорватском побережье и зима на горных курортах Австрии. А в школе нам рассказывали про идеи свободы, равенства и братства. Это было счастливое детство".

Срджа Попович, один из основателей "Отпора" и настоящая рок-звезда "цветных" революций, любит ностальгировать о старых добрых временах Тито. "Зови меня Сережа, - говорит он, - я учил в школе русский". Этот высокий худой мужчина с ироничными острыми чертами лица - типичный представитель элитного югославского поколения, родившегося с серебряной ложкой во рту.

"Через несколько лет после смерти Тито Югославия распалась, - рассказывает Попович. - Появилось множество маленьких Тито, националистических царьков. Когда я был ребенком, мне рассказывали, что хорваты, боснийцы, албанцы, словенцы - наши братья. Когда мне исполнилось 18, выяснилось, что надо идти в армию и стрелять в своих бывших братьев. Те, кто не был готов к этому, бежали из страны. Тех, кто ушел на войну и кому удалось вернуться живым, сожрал героин (страшно популярный наркотик в ту пору). Но были и те, кто задался вопросом: что эти проклятые политики делают с нами? Мы решили остаться и бороться. Мы были тинейджерами: страсть к борьбе, гормоны, дух рок-н-ролла. Наше студенческое движение считало президента Слободана Милошевича препятствием на пути создания свободной Сербии. В школе нам преподавали философию Ганди и его тактику ненасильственной борьбы, и мы решили применить это на практике. Первым делом в 1992-м мы оккупировали чудесный парк рядом с университетом. Это были два месяца полного счастья: митинги, речи, рок-концерты. Мы пели "Дайте миру шанс!". Милошевич откровенно радовался, что у него появился маленький демократический зоопарк, куда можно привести иностранных журналистов и сказать: "Ну разве это не демократия?" Вот тогда мы поняли, что разговоры с узкими группами интеллектуалов: студентами, журналистами, думающими так же, как и мы, - никуда не ведут. Пока мы пели и протестовали, вокруг нас готовилась война на Балканах. 

СМЕНА ТАКТИКИ

Зато к 1996 году, к выборам, итоги которых Милошевич пытался аннулировать, мы пришли подготовленными. Мы сменили тактику сосредоточения на тактику распыления: протесты и уличные политические театры должны идти по всей стране, даже в крохотных городках и деревнях. 100 дней протестов! Это была изнурительная гонка. Ты не имеешь права быть скучным для толпы. Каждый день нужно придумывать новый сумасшедший спектакль. Чтобы держать внимание граждан, надо создать карнавал и поминутно высмеивать режим. Юмор расплавляет страх. Мы поняли еще один важный момент: когда сильные личности долго находятся у власти, они сами начинают верить в свой имидж. Когда ты, как Мубарак, видишь каждый день свое лицо на телеэкране, ты начинаешь вести себя как монумент. А если кто-то тебя осмеивает, у тебя просто крышу сносит. И вот тут ты делаешь глупости!"

"Это как в школе: если ты кого-то задираешь, а он начинает злиться, это даже хуже. Все над ним потешаются. И чем больше он сердится, тем больше над ним смеются, - рассказывает теоретик и практик "мирных революций" Иван Марович. - Мы шутили над режимом, а реакцией властей был наш арест. Что уже смешно. Если ты арестовал кого-то за шутку, значит, шутка и впрямь хороша! Одна из акций особенно удалась: мы катили по оживленной улице бочку с портретом президента и надписью: "Сбор денег на пенсию Милошевичу. Бросьте монетку в отверстие. А если вы обнищали из-за его экономической политики, бейте в бочку палкой". Собралась огромная толпа. Прибежала полиция с криками: "Что здесь происходит?" Но что бы она ни сделала, вы все равно выглядели бы идиотски. Позволить бочке катиться, значит, собрать еще больше людей. Тогда полиция грузит бочку в фургон, это снимается на телекамеру, а на следующий день вся страна потешается над полицией, арестовавшей бочку! Каждый день мы придумывали новую забаву и новый информповод. Секрет успеха - чтобы сделать сумасшествие нормой. Десять человек, протестующих на улице, - это не новость. Но десять человек, делающих что-то вызывающее, - это уже попадет в медиа!

Один из основателей "Отпора" Срджа Попович преподал Дарье Асламовой урок "быстрой революции". Этот серб числится номером 13 в мировой сотне идеологов "цветных бунтов". 

МОДА НА БУНТ

Мы бились над задачей, как сделать революцию сексуальной. Сделать ее модой. Мы поняли, что не надо забивать голову людям социальными проблемами. Или рекламировать какие-то партии. Все нормальные люди ненавидят политику - это скучно до одури, грязно и коррупционно. Только старые клячи интересуются выборами. Мы должны предложить молодежи новый образ жизни! Объяснить им, что лучше быть арестованным на демонстрации, чем за драку на футбольном поле. Почему люди присоединяются к какому-то политическому движению? Вовсе не потому, что они хотят решить проблему безработицы. Они хотят сделать нечто, за что другие их будут уважать. Начинать всегда надо с маленького индивидуального сопротивления. Боритесь с местной коррупцией или спасайте лес от вырубки. В чем смысл? Во-первых, в процессе борьбы обязательно выделятся самые активные, которые составят костяк будущего движения. Во-вторых, любая маленькая победа дает чувство уверенности в себе. Много маленьких побед копятся и приведут к большой победе. Мы называем это track record (список прежних достижений). Не можете же вы с ходу предложить людям: а давайте-ка свергнем диктатора! Вы их просто напугаете. А вот небольшой успех внушит им оптимизм. Именно так из маргинальной группы мы выросли в сильнейшую организацию".

К концу 90-х "Отпор" превратился в мощное молодежное движение, насчитывавшее десятки тысяч человек, но зашел в полный политический тупик. Свержение Милошевича представлялось невозможной задачей, а бомбардировки Сербии НАТО в 1999-м, как всегда в минуту опасности, сплотили нацию вокруг власти. "Отпору" нужна была новая стратегия, а главное - деньги. Наступал час икс - выборы президента Сербии в 2000-м, которые оппозиция заранее решила объявить сфальсифицированными и нелегитимными. Предстоящий переворот требовал материальных ресурсов. Компьютеры, спутниковая связь, офисы, транспорт, пропагандистские материалы, издаваемые миллионными тиражами, расходы на семинары и рок-концерты - все это стоит денег. И они нашлись.

СКОЛЬКО СТОИТ РЕВОЛЮЦИЯ?

Операция "Свержение Милошевича" обошлась американскому правительству, по официальным данным, в $41 миллион, по неофициальным - чуть больше $100 миллионов. Дорого? По сравнению с многомиллиардными бомбардировками Сербии НАТО, к тому же не достигшими цели, - вовсе нет. Сумма - сущие пустяки. Опираться на пятую колонну внутри страны оказалось экономнее, эффективнее и приятнее. И деньги в виде грантов потекли к оппозиционерам (позже подобная практика успешно применялась на Украине и в Грузии; в Киеве во время "оранжевой" революции получателей революционных субсидий называли "дети капитана Гранта").

"Деньги в буквальном смысле шли мешками через границу, - рассказывает специалист по NGO профессор Душан Янич. - Никогда не видел такого количества наличных! Больше всех заплатила Америка, но среди спонсоров были Норвегия, Греция, Япония, местные бизнесмены, даже итальянские профсоюзы. Национальный консенсус тогда сводился к тому, что сербы сыты по горло Милошевичем. Натовские бомбардировки разрушили коммуникационные системы Сербии, ее военную и полицейскую мощь. Было много жертв. Страна потерпела поражение".

- Да, в моральном смысле нам было трудно брать деньги от американцев, - говорит один из лидеров "Отпора" Иван Марович. - Потому что они нас бомбили. Сначала мы пытались найти деньги в Сербии, но чистых денег в стране не было, их имели только военные преступники или бизнесмены от вой­ны. Мы не хотели пачкаться кровавыми деньгами и приняли нелегкое решение - брать за границей.

- Значит, ты считаешь, можно брать деньги от иностранных государств и оставаться независимыми? - спрашиваю я.

- Абсолютно! Когда интересы совпадают, почему бы не заключить короткую сделку?

- Все вы, журналисты, думаете, что "Отпор" был организован ЦРУ. Чушь! "Отпор" - аутентичный сербский продукт, - говорит бывший лидер "Отпора", а ныне член парламента Сербии Срджан Миливоевич. - Сейчас появились домыслы, что нас готовили по книгам Джина Шарпа "Ненасильственное сопротивление". Но Шарп - теоретик, а мы - практики. Мы изобрели тысячу трюков и создали свою теорию, а после свержения Милошевича наши ребята несли опыт мирной борьбы в Грузию, в Украину... Да, США дали больше всех денег, но не так много, как сплетничали. Сколько точно? Не знаю. Милошевич был сброшен с престола не долларами, а волею сербского народа.

Фото автора, РЕЙТЕР и RUSSIAN LOOK.

СПРАВКА "КП"

"Бульдозерная" революция в Югославии началась в 2000 году. Как и в случае с Украиной, причиной послужили президентские выборы. Оба кандидата, Слободан Милошевич и Воислав Коштуница, не набрали большинства, и избирком объявил о проведении второго тура. Но Коштуница заявил о массовых нарушениях в своем избрании на должность, что в сочетании с недовольством республик политикой серба Милошевича вызвало акции протеста.

В начале протесты носили мирный характер. Пламя революции разожгли сами силовики, применившие газ и табельное оружие. В результате толпа взяла штурмом здание парламента и телецентр в Белграде. Название революции, кстати, положил эпизод, когда водитель бульдозера Любислав Джокич (нынче народный герой) протаранил ограду телецентра. События не продлились и месяца. 

КОМПЕТЕНТНО 

Кость БОНДАРЕНКО, глава правления Института украинской политики: "Югославия была "лоскутным одеялом", что определило распад"

- СССР и СФРЮ (Социалистическая Федеративная Республика Югославия) разваливались по-разному. Они изначально были очень не похожими друг на друга. Социализм "по Броз Тито" не предусматривал закрытости границ, отказа от частной собственности. "Самый веселый социалистический барак" не был так зашорен идеологически. И когда в 1991-м перед республиками Союза стояла необходимость проводить революции – "рыночную", национально-освободительную, "сексуальную", Югославия имела совсем другие задачи.

Дело в том, что сама она создавалась искусственно. Начало "лоскутному одеялу" заложили в 1917 году, во время конференции Антанты на острове Корфу. Тогда создали Объединенное королевство сербов, хорватов и словенцев, но его многочисленные частички (Сербия, Черногория, Словения, Хорватия, Македония и т. д.) были более-менее отдельными национальными государствами. Переворот 1929 года фактически привел к тому, что все они оказались под властью Сербии. И все они начали протестовать. Македонские революционеры и хорватские повстанцы-усташи убили короля Александра в 1934 году, а вплоть до 1990-го продолжали кровавые теракты против руководства СФРЮ. У нас, в Союзе, таких бунтов не было. Поэтому распад Югославии носил характер прежде всего национально-освободительный.

Важно и то, что в СССР распад прошел мимолетно, за год-два. А в СФРЮ начался еще в 1980 году, со времени смерти диктатора Броз Тито. Тогда думали, как удержать страну, предложили модель, по которой лидерами были бы все республики по очереди. Но конфликты были постоянными - центр не хотел отпускать республики, проливалась кровь. А Союз распался мирно. 

ВЗГЛЯД ИЗ УКРАИНЫ 

"Главное - это яркие уличные акции"

О "сотрудничестве" украинской "Поры" с сербскими революционерами ходили легенды. Накануне революции говорили о неких тренировочных лагерях в Западной Украине, где ковали будущих революционеров. После обвиняли "пористов" в использовании американских денег. 

Деньги действительно были - их перечисляли негосударственные фонды. Помогал и Джордж Сорос, точнее, его фонд "Відродження". Правда, предоставлял только юридические услуги. А вот о том, как готовили будущих революционеров, "КП" рассказывала Ярина Ясиневич. В 2004 году она была членом правления "Поры", ответственным за креативность акций.

- Главное в "Поре" - это мирные и при этом массовые формы протеста. Нас учили организовывать людей, проводить не просто демонстрации, а запоминающиеся, яркие уличные акции, которые бы заставили людей обратить внимание, задуматься и присоединиться. Оружие, теракты все бы только испортили, - рассказывала Ясиневич. - Это были  в основном семинары. Они проводились в загородных лагерях. Сербы приезжали к нам, мы ездили туда. Нам не давали прямых инструкций, это была чисто методологическая помощь. 

По словам Ярины Ясиневич, сербы продемонстрировали украинским активистам, как нужно работать в команде, когда никто не стремится быть абсолютным лидером, все доверяют друг другу. Использовались также сербские технологии проведения акций, рекрутинга, оргработы.

- Мы использовали все эти подходы, и они дали хороший эффект. К нам постоянно приходили новые люди, мы не завязывали организацию на одном конкретном центре, к управлению привлекалось очень много структур. Это позволило нам пережить ту волну репрессий, которая началась осенью прошлого года, - утверждала "порист". - Примерно также выжил "Отпор". Там ситуация была даже хуже. Против сербских активистов фабриковали даже обвинения в убийстве. А нас обвиняли только в хранении взрывчатки и организации вооруженных формирований. 

Политика

Курт Волкер по поездке в АТО:  Это не замороженный конфликт, а горячая война
Курт Волкер по поездке в АТО: "Это не замороженный конфликт, а горячая война" [фото] 777 2

Представитель США поделился своими впечатлениями от Донбасса.

В Одессе завершились многонациональные учения Sea Breeze
В Одессе завершились многонациональные учения Sea Breeze 133 3

Военные тренировались почти две недели.

Прокурорам, которые ведут дело Януковича, выделят охрану
Прокурорам, которые ведут дело Януковича, выделят охрану 120 1

В украинском ведомстве отреагировали на расследование Следкома России.

Экономика

В Украину прибыло судно с углем из ЮАР
В Украину прибыло судно с углем из ЮАР 362 3

В порт Одессы поступило 7,5 тысяч тонн антрацита.

Пять новшеств этого отопительного сезона
Пять новшеств этого отопительного сезона 4383 7

Платить придется больше, а субсидии станут меньше.

1255 украинских предприятий будут ликвидированы или реорганизованы
1255 украинских предприятий будут ликвидированы или реорганизованы 1578 4

Также в правительстве назвали компании, которые попадут под приватизацию.

Общество

Днепровский меткомбинат восстановил работу после четырех месяцев простоя
Днепровский меткомбинат восстановил работу после четырех месяцев простоя 185

Сейчас работают две доменные печи.

У побережья Исландии на затопленном корабле нашли четыре тонны золота
У побережья Исландии на затопленном корабле нашли четыре тонны золота 962 1

Слитки уже стали предметом споров.

Как украинцам помогают бросить курить онлайн
Как украинцам помогают бросить курить онлайн 333 1

Курильщикам предлагают бороться с вредной привычкой с помощью онлайн-консультаций и "горячих" линий.

Светская хроника и ТВ

Кустурица прилетел в Крым
Кустурица прилетел в Крым 102 1

Режиссер выступит с концертом на полуострове.

Скончался первый миллионер СССР Артем Тарасов
Скончался первый миллионер СССР Артем Тарасов 1239

Причина смерти бизнесмена пока не называется.

Дети принцессы Дианы показали снимки, которые никогда не публиковались
Дети принцессы Дианы показали снимки, которые никогда не публиковались [фото] 970

Накануне 20-й годовщины со дня ее смерти на британском телевидении вышел фильм в память о Леди Ди.

Спорт

Дарио Срна:  Киевляне реализовали свой единственный шанс
Дарио Срна: "Киевляне реализовали свой единственный шанс" 122

Капитан донецкого "Шахтера" прокомментировал поражение от киевского "Динамо" в Харькове

Андрей Ярмоленко: “Мой трансфер? Пока промолчу на эту тему
Андрей Ярмоленко: “Мой трансфер? Пока промолчу на эту тему" 136

Капитан киевского "Динамо" прокомментировал победу над донецким "Шахтером" в матче второго тура чемпионата Украины

Арбитр спас жизнь футболисту во время матча
Арбитр спас жизнь футболисту во время матча [видео] 625

Спортсмена увезли в больницу, сейчас ему ничего не угрожает.