Репортаж из Галицкой колонии:  Тимошенко авторитетом у нас на зоне не будет. Авторитетов у нас нет!

Репортаж из Галицкой колонии: "Тимошенко авторитетом у нас на зоне не будет. Авторитетов у нас нет!"

Комментарии: 174
За этой калиткой вход в изолированный сектор для бывших работниц государственных органов.

"Если Юлю к нам привезут, тут ее никто обижать не будет. Но и авторитетом она не станет. У нас все равны, авторитетов нет!" - с достоинством говорят в Галицкой исправительной колонии. Разговоры о том, что здесь может отбывать свое наказание - 7 лет лишения свободы Юлия Тимошенко, среди заключенных давно уже не новость. Женская колония №128 в Ивано-Франковской области - самое молодое пенитенциарное учреждение в Украине и, как считают, блатными порядками пока не испорчено. "Комсомолка" решила посмотреть, в каких условиях может оказаться экс-премьер и кто ее будет окружать.

Наш путь лежит в Мариямполь - небольшое, но крепкое и очень красивое село.

В кабинете начальника колонии Владимира Атаманюка висит копия иконы Мариямпольской Божией Матери - местной заступницы. 

МОНАСТЫРСКИЕ СТЕНЫ

По одну сторону церковь, по другую - парк, сбегающий прямо к берегу Днестра, и живописные развалины старого замка. Рядом жилые дома и сады. Может быть, поэтому обтянутая колючей проволокой кирпичная ограда не создает гнетущего впечатления.  

Исправительная колония находится в самом центре Мариямполя рядом со школой и больницей и является одной из достопримечательностей села. В стенах, где сейчас расположены общежития для осужденных, раньше был монастырь. С 1742 года здесь поселились монахи ордена капуцинов, а через 40 лет обитель была отдана сестрам милосердия святых Викентия и Павла. Местные легенды гласят, что тайный ход из монастыря прорыт до самого Галича - нынешнего райцентра и что духи монахинь, захороненных в подземельях, до сих пор появляются у стен обители.  

После того как в 1945 году монахини покинули Мариямполь, здесь в разные годы были детский дом, лечебно-трудовой профилакторий для алкоголиков, колония-поселение. К древним стенам пристроили административный корпус, слегка стилизовав его под старину, и обнесли территорию забором. Некоторое время бывший монастырь пустовал, а летом 2010-го было принято решение о создании исправительной колонии с минимальным уровнем безопасности для впервые осужденных женщин. Официально колония открылась в марте этого года.  

- Осужденных нам стали свозить из следственных изоляторов разных областей, - рассказывает нынешний начальник колонии Владимир Атаманюк. - Знаю, что ехать поначалу никто не хотел, всех пугала глубинка. Но кто уже к нам попал, никуда больше отсюда не просится. 

Добираться до Мариямполя и правда сложно. Из Ивано-Франковска две маршрутки рано утром идут, обратно - две в обед. Есть транспорт из Галича, но туда, к примеру, из Первомайска в Николаевской области тоже доехать еще надо. Как Руслану, которого мы встретили у дверей контрольного пункта.

- Я сюда к маме езжу, - делится молодой мужчина, - свидания раз в месяц разрешены, а у меня чаще чем раз в три месяца не получается. Но в остальном ничего плохого не скажу. И оформляют свидание быстро, и мама ни на что тут не жалуется. Она у меня главным бухгалтером работала, из "экономических" - осудили за растрату.

ИЗОЛЯЦИЯ В ИЗОЛЯЦИИ

Даже если знаешь, что вернешься через два часа, становится не по себе, когда за твоей спиной захлопываются по очереди четыре кованые решетки. На пропускном пункте оставляю паспорт и мобильный телефон. Фотоаппарат у бдительной охраны удается отвоевать - как-никак есть разрешение! 

Палата для больных в медицинской части. Валентина работает здесь дезинфектором. 

- Вы бы к нам весной приехали, увидели бы и цветы, и как сад фруктовый зеленеет! - с гордостью говорит мой сопровождающий замначальника Управления государственной пенитенциарной службы в Ивано-Франковской области Роман Костриба. - А сейчас погода не та…

Погода действительно хмурая, отчего монастырские стены кажутся совсем серыми и унылыми. Узкая дорожка, ведущая вдоль жилого корпуса, вьется между стеной производственной зоны и решетчатым забором. Внутри огражденная территория разделена колючей проволокой на две половины. В первой - вход в медицинскую часть, во второй - выложенная плитками дорожка ведет к дверям единственного в Украине сектора для бывших сотрудниц правоохранительных органов. Помнится, его называли элитным, но ничего, что бы отличало здешние условия от условий проживания в общем секторе, нет. 

Спальня рассчитана на 8 человек, но пока ее обживают только двое: бывшая работница паспортного стола из Чернигова и бывшая сотрудница исполнительной службы из Луцка. "Паспортистка" выбегает из спальни, не успеваю я и рта раскрыть, а "исполнительница" соглашается побеседовать, но фотографироваться - ни-ни!

- Правильно, что такой сектор сделали. У мужчин-право­охранителей есть своя колония, а у женщин не было. Теперь все по справедливости, - делится своими мыслями Наталья, осужденная за присвоение конфискованных денег. - Мы тут полностью от других изолированы. Свой санузел, своя комната с телевизором. И работу иногда дают - елочные игрушки делаем.

В элитном секторе, рассчитанном на 8 коек, пока заняты всего две. Свободного места много. 

Правда, счастье вывалить китайские пластиковые шарики в разноцветной мишуре  и цеплять к ним петельки выпадает не часто. Слишком специфический заказ. "Элитные" коротают время за книгами, благо в колонии неплохая библиотека, смотрят телевизор, сидя на стульчиках в отдельной комнате, а в другом отдельном помещении лакомятся конфетами и присланной из дома снедью. Поваляться на кровати, шурша шоколадкой, нельзя - режим! На маленьком дворике для прогулок одна радость - столик со скамеечками.

В такой вот изоляции может оказаться и Юлия Тимошенко. Путь не носила погоны, но бери выше - политик, бывший глава правительства! Впрочем, у экс-премьера есть все основания попасть и в общий сектор. По правде говоря, мне там показалось веселее, по крайней мере разнообразнее.

НА СВОБОДУ - С ЧИСТЫМИ ЛЕГКИМИ

Обед в колонии начинается рано. На часах всего двадцать минут первого, а барышни в столовой уже вовсю стучат ложками о железные миски. Сегодня в меню картофельный суп с вермишелью, перловая каша с мясной подливой и салат из капусты с морковью. Запах на кухне, где готовилась нехитрая снедь, стоит тяжелый, но все же не отвратительный. Продукты, похоже, свежие. Сегодня на питание одного заключенного выделяется 7 гривен 76 копеек в сутки. В день из вкусного по нормам полагается по 100 г мяса и рыбы. 

- Тяжело, но укладываемся, - уверяет начальник колонии Владимир Анаманюк. - Летом сад наш очень выручает - груши и яблоки в пору урожая каждый день осужденным давали. А на зиму заготовили сушку. Еще подсобное хозяйство есть. Держим 8 овец, 3 коровы, 22 свинки, 20 куриц, 4 гуся.  

На питание одного заключенного выделяется 7 гривен 76 копеек в сутки. Выживать помогает подсобное хозяйство.

Теперь понятно, почему недоеденное сваливается в один большой бак. Суп и салат за обедом сегодня пошли на ура, а каша - как-то вяло. Полностью заключенные съели и хлеб. Он здесь действительно вкусный - собственной выпечки. 

Ужин в колонии по расписанию в 17.00. Но это не значит, что до сна не положишь в рот и кусочка. В жилом блоке есть специальная комната для приема пищи, где свободно либо передачу с воли можно оприходовать, либо поесть то, что прикупили в зоне. Правда, магазинчика как такового еще нет, есть подобие стола заказов. В продуктовых наименованиях 48 пунктов - от печенья-пряников до полукопченых колбас, сыра, тушенки, бананов и апельсинов. На любой продукт обозначена граничная цена. Если хочется что-то подороже, например конфет шикарных ко дню рождения, надо писать заявление на имя начальника колонии. 

Типичный обед для заключенных, в котором соблюдены все питательные нормы. 

- Когда пишут, никогда не отказываю, - заверяет Владимир Атаманюк. - Женщинам хочется иногда себя побаловать. У нас тут и любая косметика разрешена, даже краска для волос, главное - чтобы без спирта. 

Но как раз краска, как и лаки для ногтей, популярностью у заключенных не пользуются. 

- И кремами мы мажемся только детскими, - просвещает меня 29-летняя Виктория. - Раз уж мы в таких санаторных условиях оказались, пусть и волосы, и ногти, и кожа от химии отдохнут, оздоровятся.

Про санаторные условия - не горькая шутка. В радиусе 25 километров от Мариямполя нет ни одного вредного производства. Воздух такой, что хоть ножом его режь. А воду для колонисток качают из колодца, который еще в XVIII столетии пленные татары рыли. Оценив экологию, многие женщины в колонии бросают курить, чтобы на свободу - с чистыми легкими. 

ЗОНА РАЗБИТЫХ СЕРДЕЦ

Да и для кого, скажите, краситься? Хоть половина персонала в колонии мужского пола, но таковой задействован в охране, с женщинами общаются только женщины. А если муж приедет, то значит любую - и без косметики, и со статьей уголовной - любит!

Жилой корпус колонии расположен в исторических местах - бывшем костеле и монастыре капуцинов. Рядом с колючей оградой - церковь Воздвижения Честного Креста. 

В комнате для длительных свиданий знакомлюсь с Анатолием, Зитой из Ковеля и их шустрыми пацанами. 

- Мы с Зитой лет 11 в гражданском браке жили, - рассказывает Анатолий. - Я знал, что она наркотиками приторговывает, но… Сам заробитчанин, а у нас двое сыновей. Зиту на пять с половиной лет осудили. Бросился, а длительные свидания только законным супругам разрешены. Вот мы с женой прямо тут, в колонии, и расписались.

Только такие счастливые истории не часто встречаются. Это женщины будут дневать и ночевать у колючей проволоки, за которой сидит супруг. Мужчины, окажись любимая за решеткой, предпочитают отвернуться. И в администрации колонии признают, что на свидания чаще сыновья к матерям приезжают, чем мужья к женам. 

У виннитчанки Вали из-под белой косыночки торчат две косички, круглое лицо кажется по-детски наивным. И не подумаешь, что этой женщине уже 32 года, а за плечами - опыт секс-работы с 15 лет. Валю осудили по 302-й статье - за сводничество. Хотя ей больше нравится называть себя посредницей между клиентом и девушкой.

- Но с несовершеннолетними я не работала, - сразу пресекает Валентина мой вопрос. - Только со взрослыми женщинами. Знаете, почему они в проституцию идут? Чтобы детей и мужей прокормить, от безысходности.

У Валентины на воле тоже остался муж. Но в колонию к ней ни разу не приехал. Вот такая она, женская зона - зона разбитых сердец.

Мы общаемся с Валей в медицинской части колонии, где она работает дезинфектором. Это отдельный и неплохо, прямо скажем, оборудованный блок. Здесь за начальника Павел Козорез, который очень гордится своими недавними приобретениями - цифровым флюорографом за 1,5 миллиона гривен и  стоматологической установкой за 45 тысяч. Обещают привезти в скором времени и комплекс для физиотерапевтических процедур (которого так не хватает в СИЗО Тимошенко, чтобы поставить ее на ноги. - Ред.).

- У нас тут такие пациентки бывают, что только в колонии первый раз бормашину и видели, - говорит начальник медчасти.

Контингент в колонии действительно неоднородный. Из 164 женщин 26 получили срок за нанесение тяжких телесных повреждений и убийства. Так называемая бытовуха - пьяные ссоры, вспыхнувшая ревность. Остальные - воровки, разбойницы, мошенницы, наркоторговки и "экономические". Последние чувствуют себя высшей кастой, но виду не подают. Правило: здесь все равны - свято. Все имеют первую судимость и не успели набраться блатного опыта. Зато наслушались в СИЗО о том, какие порядки могут устроить "авторитеты" на зонах, и зорко блюдут, чтобы никто эту роль на себя не возложил. Даже экс-премьер-министр, если сюда пожалует!

УЧЕБА И РАБОТА

- Не верится нам, что Юлию Тимошенко сюда привезут, но все может случиться, - рассуждает черноокая Виктория. - Когда я по телевизору о декриминализации экономических статей услышала, все следила за новостями: примут или не примут? Но моего случая в этом законе нет. А ведь всего 500 гривен из кассы в магазине украла - и 5 лет за это получила. Другие же воруют миллионами! 

Очень нехотя, но Вика признается, что кража эта у нее была не первая. Отсюда, похоже, и срок.

Мы беседуем в жилой комнате. Натоплено тут жарко, а женщины все равно кутаются в теплые кофты и куртки, будто холод у них внутри. 22-летняя Жанна из Житомира оказалась в колонии за плохое воспитание детей. Жалуется, что негде было жить, что бросил муж, а родители помогать не могли - сами недавно из тюрьмы вышли. Сейчас ее малыши - годик и три годика - в приюте. 

- Я думаю, когда выйду, смогу их забрать и воспитывать, но ни о чем загадывать не хочу. Раз я тут оказалась, то, может, научусь чему-нибудь, - вздыхает непутевая мать.

Учатся здесь не только работе над ошибками прошлого, но и обычным жизненным наукам. У многих и образования среднего нет - посещают школу, которая при колонии работает. Парты поставлены в комнате, где по вечерам смотрят телевизор. Уроки проводят учителя из Мариямполя, получая за это 20 процентов надбавки к жалованью в сельской одиннадцатилетке. Некоторые женщины выражают желание изучать английский - и тоже получают преподавателя. А большинство увлекаются рукоделием. Вышивки, искусственные цветы, лебеди из пуха с блестками украшают все жилые комнаты. Тюрьма не тюрьма, а уюта хочется! Да и времени свободного у колонисток много. При колонии есть швейный цех, оборудование для изготовления шлакоблоков, но заказы приходят с перебоями.  

- Сейчас мы работаем с тремя постоянными предприятиями по изготовлению футболок, маек, мягких игрушек, мешков и конвертов для строительных смесей, но занять всех женщин делом удается не всегда, хотя у большинства есть желание трудиться, - говорит начальник колонии Владимир Атаманюк. 

При удачном раскладе осужденным удается заработать от 400 до 450 гривен в месяц. 176 гривен высчитывают за проживание и питание, остальное идет либо по исполнительному листу, если таковой есть, либо на личный счет, с которого можно оплатить покупки или телефонные разговоры с родными. 

Впрочем, от работы на производстве осужденные могут отказаться, а вот от работы по уборке территории, комнат и других помещений - нет. Два часа труда на общее  благо - это обязательство. И правило распространяется на всех, независимо от того, "экономическая" ты или сидишь за "убойную" статью. За отказ и в дисциплинарную комнату можно попасть. Восемь барышень там уже побывали.

ДЕД МОРОЗ НАСТОЯЩИЙ БУДЕТ - МУЖСКОГО ПОЛА

Главная отрада для глаз колонисток - купол церкви Воздвижения Честного Креста, где хранится лик Мариямпольской Божией Матери, здешней заступницы и покровительницы. Такая же икона висит в кабинете Владимира Атаманюка. Из церковных благостей женщинам достаются колокольный звон и беседы со священником. Колонию посещают сразу два - православный отец Виталий и католик отец Роман. К праздникам, а то и просто так осужденные получают передачи из Красного Креста и других благотворительных организаций.

В администрации с улыбкой вспоминают 55-летнюю Марию, получившую небольшой срок за кражу. Привезли ободранной, немытой, в растрескавшихся пластиковых тапочках. На днях женщина освободилась, так тащила с собой полную сумку вещей и даже шубу! Пускай искусственную, зато почти новую и очень теплую.  Теперь уж точно зиму переживет. 

В селе отношение к колонии благодушное.

- Наши, местные, стали роптать, когда слух пошел, что тут зону для туберкулезников откроют, - вспоминает Василий, местный житель. - А когда узнали, что женщин привезут, успокоились. От женщин какой может вред? И к тому же колония для многих семей - кормилица. Человек тридцать из Мариямполя и окрестных сел тут работу нашли. Я, например, водителем устроился. 

Что местные - из Галича и даже Ивано-Франковска, если работа посменная, сотрудники сюда ездят. Когда в стране стабильности нет, тюрьма - величина постоянная.

Сейчас в Галицкой колонии, как и у всех нас, предновогодние хлопоты. В гости ждут благотворителей, осужденные сами готовят праздничный концерт. Начальник Владимир Атаманюк обещает Деда Мороза самого настоящего - мужского пола. А уж на роль Снегурочки тут кандидаток, сами понимаете, хоть отбавляй!

Фото автора. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт