Сибирское Эльдорадо, или Добро пожаловать в Татаро-Донецкий округ!

Сибирское Эльдорадо, или Добро пожаловать в Татаро-Донецкий округ!

«ЭТО ТВОЙ, ЭТО МОЙ, ЭТО НОВЫЙ УРЕНГОЙ»

Новый Уренгой считается столицей всей российской газодобычи. Именно здесь берет начало и знаменитый газопровод «Уренгой - Помары - Ужгород». Неудивительно, что среди болот и тундры вырос современный город. И вполне подходит под расхожее словосочетание - «город контрастов». Деревянные бараки здесь вплотную прилегают к современным высоткам. Стоимость и престижность жилья мерится не квадратными метрами, а теплотой стен. Среди болот то здесь, то там вырастают спорткомплексы...

Нас, прилетевших с Большой земли гостей, газовая столица России встретила таксистами-кавказцами, которые наперебой, сверкая золотыми зубами и выговаривая фразы с «фирменным» акцентом, предлагают доехать в любую точку города. Нам пока с ними не по пути, нас встречают серьезные люди. «Газпром» решил показать украинским журналистам, как живут наши соотечественники, работающие здесь.

- Добро пожаловать в Татаро-Донецкий автономный округ! - шутя, приветствуют нас встречающие. И тут же поясняют: - Коренного населения, ненцев и хантов, здесь не больше одного процента от общего населения, да и те в тундре пасут оленей. А большинство специалистов - выходцы из Украины и Татарстана. Вот и получается, что округ не Ямало-Ненецкий, а Татаро-Донецкий...

Перед скромным аэропортом припаркован с десяток автомобилей, на торцах домов - огромные выцветшие транспаранты с лозунгами: «Север - наш общий дом» и «Это твой, это мой, это Новый Уренгой». Это важная информация, ведь на самом здании аэропорта нет ни слова о том, куда мы прилетели... 

ДОХОДЫ И РАСХОДЫ

- Снег у нас лежит до июня, - рассказывает продавщица круглосуточного магазина Валентина Смирнова, которая оказалась родом из Черкасской области. - А потом обычно неделя-две жары, когда температура поднимается градусов до 25. Правда, это лето оказалось коротким - всего два дня была около 15, а потом пошел дождь и на улице стало от 5 до 10 градусов…

Нам же с погодой повезло. Ездить в Новый Уренгой нужно в начале сентября, когда уже прохладно, чтобы мошкА (именно так, с ударением на последний слог, здесь называют мошек размером с муху) уже «отошла», но морозы еще не ударили.

Зимой температура тут опускается до -55 градусов и вся жизнь в городе замирает. А если уж вышел на улицу, то приходится дышать мелкими вдохами, чтобы не отморозить легкие.

Полярной ночи здесь не бывает, но в конце декабря солнце над горизонтом появляется всего на 1 час 20 минут.

- И какие же у вас тут зарплаты, что вы все это терпите? - интересуюсь я.

- Население города делится на тех, кто работает на «Газпром», и всех остальных, - продолжает Валентина. - В газовой добыче зарплаты от 30 до 300 тысяч рублей (1-10 тысяч долларов). В среднем - около 90 тысяч рублей ($3 тысячи). У нас, продавцов, поменьше. Например, я в месяц 30 тысяч получаю. Но тут все товары дорогие, так что почти вся моя зарплата уходит на косметику. Меня муж обеспечивает - он 120 тысяч в месяц ($4 тысячи) приносит, а еще премии часто дают. На продукты мы тратим около 25 тысяч… 

Зимой до местных жителей можно добраться только на вертолете.
Зимой до местных жителей можно добраться только на вертолете.

 

 

ЗДЕСЬ РЯДОМ НИЩИЕ И ПРИНЦЫ ПРОЖИВАЮТ

- При таких-то зарплатах и лангустов в шампанском почти все могут себе позволить! - говорю я.

- Куда там! Вы вон с директором магазина поговорите, она, кстати, тоже из Украины, - говорит Валентина, кивая на улыбчивую женщину лет 35.

- Ага, вчера только за одним гналась по улице - спер, гад, бутылку водки и пару консервов на закуску, - рассказывает Оксана, которая 13 лет назад покинула теплый Кременчуг. - Знаете, сколько у нас тут бомжей и алкоголиков! Север ведь многих людей ломает. От морозов тут почти все начинают выпивать, но один выпьет 50 граммов, чтобы согреться, а другой напьется и на работу не выйдет. Его тут же выгоняют, ведь желающих работать на добыче газа хватает, а без работы тут не жизнь. Многих и жены потом из дома выгоняют - так и живет народ в канализационных коллекторах да водку по магазинам ворует.

Но в большинстве, конечно, люди здесь не бедные. Машины возле подъездов - сплошь крутые иномарки, на отдых летают минимум дважды в год. Дело в том, что северные отпуска составляют более 60 дней в году, а одну поездку за границу для всей семьи оплачивает работодатель.

- Раз в год ездим с мужем на месяц в Европу или Турцию, а раз - на родину - в Украину: могилки родителей посетить, с родственниками повидаться, - продолжает продавщица Валентина. - Жалко, что, когда муж на пенсию в 55 лет выйдет, вернуться на родину не сможем. Если прожил больше 15 лет на Севере, то уезжать отсюда нельзя, организм привыкает, другой климат не воспринимает - 5-6 лет в среднем живут те, кто уезжает на юг. Так что мы тут останемся, да и северные пенсии большие - у моего, например, около полутора тысяч долларов будет. 

ЖИЗНЬ ЗА ЧЕРТОЙ

На следующий день едем смотреть, как добывают газ. От Нового Уренгоя до Заполярного месторождения - 220 километров. На выезде из города - КПП, похожее на пункт пропуска на границе.

- Зимой многие машины не выпускают за город, и только «Уралы» ездят колоннами, - говорят газпромовцы. - Потому что любая поломка при температуре ниже 50 градусов - это верная смерть. Поломанные машины оставляют на обочине, а потом забирают…

Нас пропускают милиционеры с автоматами. За окном автобуса лесотундру меняет тундра. Пригорок, озерцо, роща чахлых деревьев - и так каждые 500 метров. Вода тут собирается в небольшие водоемы потому, что ей некуда уходить - на глубине 50-70 см начинается вечная мерзлота. Местные говорят, что, когда температура опускается до 60 градусов, некоторые деревья попросту взрываются от мороза. Но это зимой, а сейчас красота - осень тут прекрасна.

Подъезжаем к реке Пур. Дорога упирается в понтонный мост, который охраняют автоматчики. Переправа платная - 30 рублей ($1) с легковушки. Наш автобус пропускают, но нам приходится идти пешком метров 800 - техника безопасности, высокий центр тяжести автобуса и шаткие понтоны могут стать причиной трагедии.

- Здесь даже опытные работники гибнут, - говорит работник компании «Газпром добыча Ямбург» Сергей Чернецкий. - Зимой бульдозер чистил лед от снега, попал на промоину и мгновенно нырнул под воду. Течение тут такое, что достали его только летом…

Доезжаем до поселка «Заполярный», где живут вахтовики, разрабатывающие одноименное месторождение. Опять вооруженная охрана, которая стеснительно прячет укороченные автоматы за спину, - пропускной пункт. Нас пересаживают в «вахтовки». Это грузовики «Урал», которым в качестве кунга установили теплую кабину с двойными стеклами. Вот в них и возят рабочих на смену и со смены даже в самый лютый мороз…

Без больших колес и полного привода в тундре не обойтись.
Без больших колес и полного привода в тундре не обойтись.

 

 

Первым делом идем на «куст» газовых станций. Так называют место, где ведется добыча газа. Дело в том, что сами скважины уходят под землю на глубину более километра под разными углами, словно ветки куста. Из-за огромного давления на глубине газ сам поднимается на поверхность и течет по трубам. Но поднять газ на поверхность мало, его нужно еще и очистить от вредных примесей. Для этого строят установки комплексной подготовки газа, и только после них его загоняют в магистральную трубу. Ну а затем прокачивают в Украину и Европу.

- У нас работают много этнических украинцев, - рассказывает мне заместитель гендиректора компании «Газпром добыча Ямбург» Сергей Ахмедсафин. - Мой прошлый начальник был из Украины и научил меня даже выговаривать сложное слово «паляныця». Правда, большинство украинцев приехали еще до распада СССР или сразу после этого. Сейчас же мы принимаем на работу только граждан России. Кого-то из иностранцев, конечно, могут взять по контракту, но это единичные случаи. Поэтому людям иногда приходится менять гражданство… 

Украинка Оксана, директор местного магазина, регулярно ездит навестить родных в Кременчуг.
Украинка Оксана, директор местного магазина, регулярно ездит навестить родных в Кременчуг.

 

 

ЧТО НЕНЦУ ХОРОШО, ТО РУССКОМУ СМЕРТЬ

Вообще славяне плохо переносят лютые морозы. Идеальным вариантом для газовщиков были бы местные народы - ненцы, ханты и манси. Рожденные в чумах и юртах, они не страдают от сильных морозов. Говорят, выпив бутылку водки, местный оленевод может свалиться с саней и проспать всю ночь в сугробе, а наутро проснуться лишь с головной болью, но без малейших признаков простуды. Никто точно не знает, в чем секрет их морозоустойчивости. Одна из версий - грязи и олений жир, которыми те натираются.

- Приехал как-то зимой оленевод со своей женой к нам в поселок, - рассказывает местный рабочий. - Оставил супругу на улице и пошел по своим делам. Наши ребята смотрят: сидит бедолага в санях на пятидесятиградусном морозе, ну они и позвали ее внутрь. Через десять минут эта снегурочка начала оттаивать и, простите, вонять. Они же никогда не моются! Наши вручили ей халат, мыло, полотенце и отправили в душ. Через какое-то время вернулся ее муж и… отказался забирать жену домой. Говорит, мол, вы ее помыли, я ее теперь не довезу, замерзнет, бедолага. Всем поселком уговаривали, давали ему крем, жир и прочее, чтобы снова намазал благоверную.

Казалось, что может быть проще: нанять сотню местных - и пусть себе трудятся в тундре. Но есть одно «но» - они не могут работать в цивилизованных условиях.

- Был у меня один знакомый ненец, закончил училище и после этого проработал у нас ровно год, - говорит Сергей Чернецкий. - А потом говорит: не могу, каждый день олени снятся. И ушел пасти стадо...

Интересно, что всех ненецких детей забирают на зиму в интернаты, где они получают среднее образование. Но после этого все ребята возвращаются в тундру.

Ни в городе, ни в поселке я так и не увидел ни одного коренного жителя Сибири. 

ЖИЗНЬ НА ВАХТЕ

Работа вахтовым методом (в основном месяц через месяц) очень тяжелая. Выходить на смены приходится каждый день - 15 дней в ночную смену, 15 дней в дневную. Между ними есть один выходной. После этого всех увозят на Большую землю, а вместо них приезжает новая вахта.

Живут рабочие в общежитиях, которые больше похожи на санатории, - просторные жилые блоки на троих-четверых, спортзалы, магазины и даже зимний сад. Все под одной крышей. Работодатель обеспечивает всем - от стиральных машин до спецодежды. Платить им приходится только за еду, но это копейки - обед в местной столовой обходится в переводе на наши примерно в 20 гривен.

Сами работники-украинцы, которые привыкли жить в суровом, но размеренном ритме, больше расспрашивали нас, чем мы их. Их интересовало, что сейчас происходит на родине, какую политику ведет новая власть. Ведь в Сибири тоже все надеются, что никакой газовой войны между нашими странами больше никогда не будет.

Новый Уренгой - Киев.

Фото автора.

ЧТО ПОЧЕМ

Почти вся водка - из Украины

В винно-водочном отделе все заставлено украинской продукцией! Особенно водка. Пол-литра горилки в переводе с рублей стоит в среднем 25 гривен.

А вот примерные цены на другие продукты:

* мясо - 60 грн./кг,

* картофель - 4 грн./кг,

* арбуз - 5 грн./кг,

* кабачки, баклажаны, огурцы и помидоры - 10-12 грн./кг,

* бананы, цитрусовые - 15 грн./кг,

* яблоки и груши - 20 грн./кг,

* нектарины и персики - 50 грн./кг.

Любопытно, что арбузы здесь являются символом Нового года - обязательный атрибут к шампанскому, к тому времени он подорожает в 5 раз. 

 

СПРАВКА «КП»

Новый Уренгой - город в Ямало-Ненецком автономном округе Тюменской области РФ. Население - 119,6 тыс. человек. Новый Уренгой - неофициальная «газодобывающая столица» России.

Датой основания города считается 19 июня 1975 года, когда было завершено бурение первой скважины.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт