Глава МВД Анатолий МОГИЛЕВ: «Милицейский мундир нужно очищать»

Глава МВД Анатолий МОГИЛЕВ: «Милицейский мундир нужно очищать»

Комментарии: 18
На прямую линию в «КП» министр приехал на черном «Лексусе».

В редакцию «Комсомолки» Анатолий Могилев прибыл прямо с экстренного совещания с руководителями областных управлений внутренних дел. Бодро вышел из черного «Лексуса». Энергично поздоровался, при этом сказал: «Ради вас сегодня форму надел». В генеральских звездочках погон на солнце блеснули камешки. «Бриллианты?» - не выдержав, поинтересовались мы. «Да нет, что вы!», - улыбаясь, ответил министр.

К вопросам читателей Анатолий Могилев специально не готовился, никаких шпаргалок с собой не принес, но отвечал четко и по делу.

«Я НЕ ДЕЛАЛ ВИЗИТОК, ЧТОБЫ ИМИ НЕ ПРИКРЫВАЛИСЬ»

- Здравствуйте, Анатолий Владимирович! Звонит Владимир из Киева. Я автолюбитель и замечаю, что из года в год «аппетиты» сотрудников ГАИ только возрастают. Что вы предпринимаете, чтобы искоренить взятки?

- Спасибо за вопрос. Увы, наши граждане сами зачастую провоцируют сотрудников ГАИ, предлагая им деньги. Я считаю, в такой ситуации должна быть обоюдная ответственность: того, кто дает деньги, и того, кто берет. Мало того, любой начальник, подчиненный которого попадется на получении взятки, будет нести ответственность наравне с ним. То есть если инспектор ГАИ будет привлекаться к уголовной ответственности, его начальник не будет работать в системе милиции вообще, он будет уволен. Мы намерены нарушить коррупционную связку, когда подчиненный получает деньги и отдает начальнику.

Вот, к примеру, арестовали начальников райотделов во Львовской и Полтавской областях, заместители начальников УВД, курирующие данные отделы, будут освобождены от занимаемых должностей. Кроме этого, я считаю, должна быть проведена работа среди населения о том, что давать деньги работникам милиции - преступление.

И вторая большая проблема в системе ГАИ - факты хищения огромных сумм, которые должны были поступить в бюджет. Деньги, вырученные за нелегальную регистрацию контрабандных автомобилей, прохождение техосмотров, получение прав и т.д., оседали в карманах преступников в форме. Эти схемы мы выявили в трех областях - Черкасской, Львовской и Одесской. Проверки продолжаются, и думаю, что они должны минимизировать негативные явления в ГАИ.

- Вы сказали: чтобы прекратить взяточничество в ГАИ, нужно прекратить практику передачи денег с низов на самый верх. А сколько передают?

- Я в этой цепочке не участвую, не знаю. Но такие факты всплывают, и мы принимаем жесткие меры. Каждый факт противоправной деятельности получает адекватную оценку.

- Юрий, Киев. Я заметил, что абсолютно безнаказанны водители дорогих автомобилей с блатными номерами. Ваши инспекторы их просто боятся.

- Есть такое явление. Я вам скажу, что у Могилева визиток нет, и я их не раздаю. Я уже всем сотрудникам сказал: если вы кого-то поймаете с моей визиткой, а полиграфия у нас хорошо работает, не обращайте на это внимание и делайте то, что должны сделать. Не может быть у нас в стране неприкасаемых лиц - все должны быть равны перед законом.

- Когда заработает спецподразделение ГАИ «Кобра», распущенное из-за конфликта с тогда еще спикером Арсением Яценюком?

- Чтобы ни говорили, но находящиеся при власти люди вступают в альянс с местной милицией. Поэтому независимое спецподразделение, такое как «Кобра», по моему мнению, необходимо, особенно в регионах. Да и в Киеве ему работы хватит.

Буквально на днях в столице по Мариинскому парку разъезжал на громадной скорости 19-летний пацаненок - еле отловили. А на его джипе спецсигналы установлены. Я дал команду, невзирая на то, чей он сын, принять соответствующие меры. Гонять по парку на огромной скорости, кто бы ты ни был, недопустимо. А что происходит в регионах, даже страшно подумать. Но воссоздать «Кобру» не просто: мы должны найти резерв личного состава, возможно, за счет сокращения аппарата, поэтому дату, когда спецподразделение начнет работать, назвать сейчас не могу.

«МОИ РЕФОРМЫ ВСТРЕЧАЮТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ»

- Я звоню из Винницы, меня зовут Светлана. Вы обнародовали свою декларацию о доходах, а ваши подчиненные намерены заполнить декларации, как это сделали в МВД России?

- Я должен это сделать как член Кабинета министров. Но мои подчиненные - штатные сотрудники, которые живут на оклад и не имеют права заниматься коммерческой деятельностью. Следовательно, их основной доход - зарплата.

- Не пытались ли вы узнать - на одну ли зарплату живут ваши сотрудники?

- Поверьте, такая работа ведется. Этим занимаются служба внутренней безопасности, СБУ, прокуратура. Они постоянно оценивают расходы наших сотрудников. И если мы увидим, что негативные факты выявлены, тут же примем меры, вплоть до увольнения или уголовного преследования.

- А приходилось уже сталкиваться с тем, что сотрудники милиции зарабатывают деньги на стороне?

- Массовых фактов не выявлено. Да и любая поступившая информация требует тщательной проверки, подтверждения или опровержения.  Я не собираюсь прикрывать ни один факт. Считаю, что милицейский мундир сейчас надо очищать. Прикрывать грязь на нем «заплатами» мы не будем. Воспитать личный состав можно лишь двумя способами - кнутом и пряником, поощрением и наказанием. На примере тех, кто закон нарушил и был за это наказан. И если кто-то из моих заместителей - тьфу-тьфу-тьфу! - попадется на противоправных поступках, я как министр, как офицер буду вынужден подать в отставку. Это вполне нормальное правило.

- Здравствуйте, Олег из Луганска. Господин министр, отчего не проводятся реформы в МВД, которые подтвердили бы, что милиция с народом? Кто или что мешают вам лично в том, чтобы раз и навсегда очистить органы от преступников в форме?

- Реформы уже идут, но решить все сразу невозможно. Накопилось очень много проблем в системе МВД. Нужно реформировать кадровую систему, сокращать центральные аппараты и больше давать полномочий сотрудникам на местах. Мы уже на 15 процентов сократили центральный аппарат. Но любое увольнение сотрудника на пенсию, а большинство уже имеют выслугу лет, обходится в 50 тысяч гривен. Если мы уволим сто человек - нам понадобится 5 миллионов гривен. Провести сокращение быстро мы не можем, тогда подорвем весь бюджет МВД. Будем это делать планомерно.

К сожалению, реформы, которые мы проводим в МВД, встречают противодействие со стороны тех, кто остался в системе от прежней команды. Я не могу предъявить прямых претензий кому-то, это, скорее, тихий саботаж, но уверен, что мы сможем решить и эту проблему со временем. Могилев не волшебник, он не сможет одним взмахом руки все исправить. За пять лет милицию развратили деньгами и безответственностью. Искоренить то, что было создано за эти годы, быстро не получится.

- Как можно изменить отношение людей к милиции, чтобы в ней видели союзников, а не карательные органы?

- Негативное отношение к милиции формировалось годами, имидж милиции упал очень сильно. Нужно мотивировать личный состав: у нас должна быть высокая зарплата, чтобы в милицию мы могли отбирать самых лучших. Сейчас сотрудник патрульно-постовой службы получает 1300 гривен, в Киеве - 1800 гривен. Кто пойдет на такую работу? Вот и приходится брать тех, кто остался не у дел. А «оно», именно так, я не оговорился, получив погоны, получив власть, начинает этой властью пользоваться в собственных интересах. И это не лучшим образом сказывается на имидже всей милиции. Если наш последний министр прославился на весь мир своими «полетами» в Германию, так что говорить о рядовых?! Но мы намерены вернуть доверие к милиции.

«ЧТОБЫ ВЫТРЕЗВИТЕЛИ ЗАРАБОТАЛИ, НУЖНО РЕШЕНИЕ НА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ УРОВНЕ»

- Меня зовут Раиса. Я из Киева. 5 июня мою дочь избил рабочий за отказ в близости. Она обратилась к участковому, но ее продержали 12 часов без медицинской помощи, никто не наведался в квартиру, где спал пьяный преступник. Правомерны ли действия участкового?

- Мне вчера об этом случае доложили. Я поручил разобраться, мы проводим проверку. И по итогам расследования я обязуюсь проинформировать «Комсомолку». Если участковый виноват, мы не будем его прикрывать. Хотя, после того как случай гибели студента в Шевченковском райотделе столицы получил общественный резонанс, милиционеры боятся применять жесткие меры к правонарушителям. На участкового, доставившего пьяного парня, оказывают такое давление, что теперь его коллеги думают: а что, если я так же кого-то доставлю в райотдел, а там с ним, не дай бог, что-то случится? Потом и на меня будут давить? Лучше я с ним просто проведу беседу, и пусть он идет куда хочет. А вдруг такой дебошир пойдет разбираться с тем, кто на него пожаловался, и, не приведи господь, убьет? Тогда участковый, который не принял никаких мер, будет отвечать?

- Куда же можно пожаловаться на бездействие участкового?

- Если вы считаете, что участковый пренебрег своими обязанностями по охране общественного порядка или выполняет их плохо, обращайтесь к начальнику райотдела или к руководителю отдела участкового. Они обязаны отреагировать.

- Меня зовут Татьяна, живу в Ирпене. Девять месяцев назад непредумышленно убили моего ребенка. Была масса свидетелей, есть орудие убийства, обвиняемый признался - и все. От милиции больше никаких действий. Столько издевательств, сколько имела от ирпенской милиции, я не терпела никогда. До какого времени будет продолжаться хамское отношение к гражданам? Вы последняя инстанция для меня.

- Это дело мы изучим. И напомню, что надзор за расследованием уголовных дел осуществляет прокуратура.

- Как идут поиски пропавшей студентки КИМО Ирины Лазаренко, вы же взяли это дело под личный контроль?

- Мы этим делом серьезно занимаемся - уже нашли автомобиль «Мерседес». Несмотря на то что внутри машина была самым тщательным образом очищена - обработана химикатами, мы нашли кое-какие биологические фрагменты и сейчас с родственниками проводим работу по их идентификации. Но чтобы не навредить следствию, никакие подробности я разглашать не могу.

- После событий в Шевченковском райотделе столичная милиция выступила с инициативой вернуть вытрезвители. Насколько эта идея близка к воплощению?

- Чтобы вытрезвители заработали, нужно решение на законодательном уровне. В принципе, любой человек, учитывая, что спиртные напитки легальны в нашей стране, имеет право напиться, даже до невменяемости. Но помещение его в вытрезвитель будет ограничением его свободы.

С другой стороны, если человек в состоянии глубокого алкогольного опьянения будет разгуливать по улицам - это ни к чему хорошему не приведет. Прежде всего возникает угроза его жизни. Приходится таких доставлять в райотделы, так как поместить его больше некуда - медики отказываются везти пьяных в больницу. Берут только в том случае, если он в бессознательном состоянии. Медвытрезвитель очень бы помог решить эту проблему, там и врач мог бы оказать необходимую медицинскую помощь, да и человек не валялся бы на улице.

«ПОЛОВИНА ДЕЛ О ХИЩЕНИЯХ НЕ ДОХОДИТ ДО СУДА»

- Я киевлянин, Николай Николаевич. Живу рядом с Дворцом «Украина». За последние два года бомжи шесть раз взламывали чердачную дверь в нашем подъезде. Может, вы дадите поручение киевской милиции, чтобы в октябре-ноябре они провели рейды и как-то зачистили город?

- Учитывая, что Киев - столица, здесь должен быть порядок на голову выше, чем по всей стране. Но мы должны понять, что живем в демократическом обществе, во главе которого стоят интересы человека, права личности. Один из бывших сотрудников милиции баржу с бомжами спустил по Днепру. Это кончилось очень плохо - он пострадал намного меньше, чем пострадали погруженные на баржу люди. Подобным я заниматься не собираюсь. Бомж имеет право на образ жизни, который он выбрал. И поэтому методы воздействия на эту категорию лиц стали более мягкими: их размещают в приемники-распределители, регистрируют и отпускают. Увы, наше государство не может пока обеспечить их социальным жильем, работой. Образ жизни этих людей будет нормализоваться только с развитием общества и экономики в стране. Тогда бездомных будет меньше, они будут более социально защищены. 

- Меня зовут Борис Кролик. Прочитал статью о том, как корреспондент «КП» проник в логово билетных спекулянтов. Меня задела эта статья: я сам бывший спекулянт, торговал билетами и даже за этот отсидел с 1996 по 1998 годы. Сейчас изредка выхожу на вокзал перед праздниками, чтобы заработать. И хочу сказать, что на вокзале перекупкой билетов занимаются всего 10 человек: милиция нас в лицо знает и гоняет. 

- Об этой проблеме мы наслышаны и уже внесли предложение в Кабмин сделать железнодорожные билеты именными - выдавать их по документам. Это, во-первых, прекратит торговлю билетами с рук по завышенным ценам, во-вторых, поможет нам находить разыскиваемых преступников. Более тысячи человек сейчас в розыске за убийства. В аэропортах, например, мы выявляем многих граждан, объявленных в международный розыск. И если эта система позволит нам находить преступников - почему ее не ввести на железной дороге? Это поможет обеспечить безопасность жителям нашей страны. Правда, тут же начинают говорить, что фамилия на билете ущемляет права человека - можно отслеживать его передвижение. Но сейчас по мобильному телефону, пластиковой карте можно легко и просто отследить человека.

При въезде в некоторые европейские страны или США берут отпечатки пальцев, и такая идентификация у них считается вполне нормальным явлением.

А к работникам железнодорожной милиции, которые позволяют работать перекупщиками, у меня есть вопросы. Нужно применять административные меры по пресечению этого явления, и обязана этим заниматься милиция. Другое дело, что это довольно сложный процесс - выявление спекулянтов, документирование нелегальных сделок. К тому же милиция должна еще заниматься предупреждением краж багажа и охраной общественного порядка.

- Меня зовут Сергей, я из Житомира. В первое свое пришествие на пост министра МВД Юрий Луценко передал Кабмину более ста автомобилей «Фольксваген», купленных его предшественником Николаем Белоконем. Не думаете ли вы вернуть их обратно?

- Боюсь, такое не получится, я сам член Кабмина, и это будет неправильно. (Смеется.) Хотя материально-техническая база министерства ужасная. Мы за последние годы почти не получали форму, транспорт, пользуемся тем, что приобрел в 2004 году Белоконь. Местные власти покупали транспорт для милиции, в столице же парк практически не пополнялся.

- Здравствуйте, меня зовут Анатолий. Во времена СССР сажали за кражу мешка картошки. А кто воровал миллионы - становились уважаемыми людьми. Во времена независимой Украины ничего не изменилось, наоборот, воруют в открытую и плюют на все законы. В основном такие дела до суда не доходят. Будут ли какие-то изменения в связи с приходом в МВД новой команды?

- Вы поднимаете глобальную проблему, которая касается всей правоохранительной системы. Но согласитесь, когда у нас задерживали за совершение преступления заместителя министра? Такого не было давно. Когда задерживали заместителей начальников УВД, начальников ГАИ областей, которые были «священными коровами»?

Увы, наша система пока еще допускает много сбоев. То, что многие дела «зависают» на стадии расследования, это действительно проблема. Скажу больше: около половины уголовных дел, которые касаются хищения крупных средств, не доходят до суда. Чтобы нормализовать ситуацию, проводится судебная реформа, которая увеличит ответственность всех, кто принимает решение по тем или иным уголовным делам.

P.S. На прощание «Комсомолка» традиционно подарила на память министру фирменную футболку.

- Ух ты! - воскликнул Анатолий Владимирович. - Ну сейчас ее примерять не буду, а вот когда в волейбол пойду играть, обязательно надену.

- Тогда победы вам! - пожелали мы министру.

загрузка...
загрузка...

Политика

Австрийцы выбирают президента
Австрийцы выбирают президента 140

Лидером страны может стать кандидат от правопопулистской Австрийской партии свободы Норберт Гофер или представитель "зеленых" Александер Ван дер Беллен.

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт