Алла ДУНИНА. Фото Артема ПАСТУХА. (15 апреля 2010)
Угрозыск объявил охоту на «глухарей»

Угрозыск объявил охоту на «глухарей»

Комментарии: 2
Валерий ЛИТВИН.

Сегодня - День уголовного розыска Украины. Накануне праздника этот департамент МВД возглавил генерал-майор Валерий Литвин. Что изменится в работе его ведомства, «Комсомолка» узнала из первых уст.

«ДЕЛ ПРЕДСТОИТ РАСПУТАТЬ ЕЩЕ НЕМАЛО»

У Валерия Литвина не умолкают телефоны, в кабинет то и дело заглядывают сотрудники - доложить обстановку. Стол завален документами, а на самой внушительной папке многозначительная надпись: «Нераскрытые».

- Вот изучаю, вхожу в курс дел, - улыбаясь, объясняет Валерий Валерьевич. - Министр поставил задачу заняться раскрытием преступлений прошлых лет. Собираем данные по регионам, изучаем, есть ли продвижение.

- Много нераскрытых дел накопилось?

- Да, немало. Мы хоть и расставляем приоритеты в отношении раскрытия преступлений по их видам, однако акцент делаем на установление и задержание лиц, совершивших убийства, изнасилования, разбойные нападения, особенно на одиноких и престарелых людей, банковские учреждения. И на розыск преступников, скрывающихся от следствия. Но и кражи не меньше нас беспокоят. Ведь для людей с небольшим доходом даже незначительный на первый взгляд ущерб может стать огромной потерей. И хотя вор не столь опасен для общества, как убийца или насильник, но преступник есть преступник, ему не следует разгуливать на свободе.

- А сколько так называемых «глухарей» осталось с прошлых лет? 

- Таких дел достаточно. Но они не лежат под сукном и не пылятся на полках архивов. По ним ведется ежедневная работа. Охота на «глухарей» дает свои положительные результаты.

К примеру, помните убийство заместителя председателя Совмина АРК Александра Сафонцева в 1998 году от взрыва радиоуправляемой бомбы? Тогда еще был тяжело ранен его охранник. Так вот, поиски преступника были затруднены тем, что он все это время скрывался за границей. К счастью, у нас работают специалисты высокого класса, которые находят иголку в стоге сена. Преступника отыскали на Канарах, и в октябре прошлого года его экстрадировали в Украину.

Сейчас мы активно работаем над раскрытием серии убийств, совершенных еще в 90-х годах в южном регионе. Через месяц-другой будет результат. Скажу больше, для работников украинского сыска практически нет ни одного заказного убийства, которое невозможно было бы раскрыть.

- При Департаменте уголовного розыска было создано спецподразделение, которое занималось исключительно «глухарями». Оно существует и по сей день?

- Да. И я очень дорожу этими людьми. И чтобы они не сбавляли темпы, создам все необходимые условия для их плодотворной работы. А дел им еще предстоит распутать немало. 

«ЗА ПОМОЩЬ СЛЕДСТВИЮ ПОЛАГАЕТСЯ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ»

- Насколько мне известно, неоценимую услугу в поиске преступников правоохранителям всегда оказывали осведомители. Сейчас вербуют «стукачей»?

- Не буду отрицать факт их использования. Но говорить об этом я не имею права. Потому что причастность любого гражданина к конфиденциальному сотрудничеству с правоохранительными органами - государственная тайна.

- Некогда за информацию выплачивалось вознаграждение. А сейчас платят?

- Не стоит измерять все деньгами. Многие помогают нам в поиске преступника безвозмездно и добровольно. Никто их, поверьте, не принуждает. Хотя в некоторых случаях, при раскрытии резонансных преступлений, привлекаем к сотрудничеству за определенный гонорар. Вы же встречали объявление в прессе, что за помощь следствию полагается вознаграждение.

- Сколько приблизительно можно заработать на информации?

- Что касается оплаты, то информация информации - рознь. Одно дело если данные помогут раскрыть тяжкое преступление или выведут на след преступника. Другое дело, когда кто-то вроде бы что-то где-то видел, но расследованию это пользы не принесет.

- Но деньги на выплату вознаграждений есть?

- Поверьте, всегда найдутся.

Для сотрудников украинского угрозыска Жиглов и Шарапов - кумиры.

Для сотрудников украинского угрозыска Жиглов и Шарапов - кумиры.

- Но почему-то сейчас люди неохотно помогают милиции.

- Это было и раньше. Когда я еще работал участковым в одном из сел на Херсонщине, даже там, в селе всего-то на полторы тысячи домов, добыть информацию было просто нереально. Люди были закрыты и жили по принципу: «Ничего не видел, ничего не слышал, никому ничего не скажу». Довольно сложно было раскрывать любое, даже самое простое на первый взгляд, преступление. Я не думаю, что сейчас они готовы сообщать милиции о любых замеченных правонарушениях. Пускай даже анонимно.

- Ну так, может быть, надо почаще поощрять вознаграждением за помощь?

- Нам сейчас непросто найти даже свидетелей, понятых. Люди отказываются помогать. Говорят, потом затаскаете по судам, а у нас времени нет. Понять человека можно. Если взять сельского жителя, ставшего свидетелем, ему придется ехать в райцентр давать показания. Туда и обратно - десять, а иногда и более двадцати гривен, которые ему никто не оплатит. Ведь это не предусмотрено. Для многих - существенные расходы. Это требует немедленного решения уже сейчас на законодательном уровне.

- А может, не в деньгах проблема, а в том, что люди боятся? Ведь при задержанном им приходится называть свои паспортные данные, адрес.

- На этот случай у нас действует  программа защиты свидетелей. Но, к сожалению, больше на словах, а не на деле. Вся наша судебная система, как и следственная, пока несовершенна.

«ЭКСТРАСЕНСЫ НА СЛУЖБЕ МИЛИЦИИ - ЭТО НЕ ФАНТАСТИКА»

- Именно оперативников угрозыска чаще всего обвиняют в оказании не только психологического, но и физического давления. Как вы это объясните?

- Не всем заявлениям от подследственных можно верить, но тщательно их проверять нужно. Хотя, конечно, дыма без огня не бывает. Но из ста жалоб на неправомерные действия оперативников только мизер подтверждается. Я лично считаю, что тех, кто применяет силу для «выбивания» показаний, нормальными людьми назвать нельзя. От таких необходимо избавляться.

- На ваше подразделение ко всему прочему возложен поиск преступников. Но беглецы иной раз разыскиваются годами. В чем же причина - не хватает специальной техники?

- Есть категория лиц, которые сразу после совершения преступления уезжают за границу. В данном случае и техника не поможет. Вот и заказчиков убийства директора «4 room» Шабаба Алояна, с которым погибли два охранника, сотрудники «Титана», мы не можем достать из-за границы. Но лишь пока. Ведь мы точно знаем, кто эти люди.

- А не пробовали привлекать к поиску беглецов экстрасенсов? В этом году один из них помог отыскать убийц таксиста в Симферополе.

- Мое глубокое убеждение как сыщика состоит в том, что для поимки преступника хороши абсолютно все законные методы, в том числе и привлечение специалистов любого профиля. Что же касается экстрасенсов, парапсихологов, биоэнергетиков и других представителей так называемых альтернативных наук, то их способности широко использовались как в царской охранке, так и в советских правоохранительных органах. Я думаю, что экстрасенсы на службе милиции - это не фантастическое будущее. Главное - сохранить в стране порядок.

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Валерий ЛИТВИН родился 20 февраля 1964 года в селе Первомайское Бериславского района Херсонской области.

После службы в армии пошел в милицию. Прошел все ступени карьерной лестницы - от постового и участкового до начальника отделения.

Окончив в 33 года Национальную академию внутренних дел Украины, руководил работой милиции Новой Каховки, Херсона, Ялты, Винницкой области, Южной железной дороги, уголовным блоком милиции на транспорте МВД Украины. Проявив себя отличным организатором на должностях заместителя начальника департаментов оперативной службы, уголовного розыска МВД, с 26 марта этого года возглавил

Департамент уголовного розыска МВД Украины.

Кандидат юридических наук. Женат, растит двоих детей.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт