Ольга МУСАФИРОВА, Фото Артема ПАСТУХА и из архива Марии Орлик. (15 апреля 2010)
«Библиотека Ярослава Мудрого спрятана в Межигорье»

«Библиотека Ярослава Мудрого спрятана в Межигорье»

Комментарии: 12
«Ярослав Мудрый». Картина Н. К. Рериха.

- Мария Андреевна, вы возглавляли правительственную комиссию, вместе с академиком Петром Толочко, Борисом Олийныком и Дмитром Павлычко искали в Межигорье следы знаменитой библиотеки Ярослава Мудрого. В ту пору союзная «Литературная газета» сообщала: в 30-е годы сотрудники НКВД наткнулись на это сокровище в монастырских пещерах, которые потом спешно засыпали…

- В Межигорье, бывшей резиденции Щербицкого, мы провели совсем немного времени. Ее тогда фактически не охраняли. Археологи дали щуп, наушники, чтобы сама могла убедиться: земная твердь и подземные пустоты отзываются по-разному! Звук не могу передать, он глубокий, как из колодца. Хотя по внешнему виду территории с постройками не догадаешься, что она в себе таит. Думаю, пещеры существуют в реальности и старинные фолианты Ярослава Мудрого ждут в них своего часа. В 90-м ученые приступили к раскопкам, но ничего найти не успели. Ведь вскоре распался Союз, нас закружили другие хлопоты.

- Как считаете, нынешний хозяин Межигорья Виктор Янукович готов содействовать историческим исследованиям?

- Мне кажется, Виктор Федорович - демократичный человек, возражать научному поиску не станет.

СПРАВКА «КП»

Библиотека Ярослава Мудрого - жгучая тайна отечественной истории. На сей счет ученые имеют противоположные точки зрения: «Это лишь миф, замешанный на народной молве!» и «Это сущая правда, надо только искать!».

Мария Орлик.

Мария Орлик.

Легендарная  сокровищница книг и документов (предполагаемый объем - тысяча томов) упоминается  лишь единожды, в «Повести временных лет», датированной 1037 годом. Книги, впрочем, в ту пору  имели не только духовную, но и материальную ценность. Их переплеты изготавливались из сафьяновой кожи, украшались золотом, серебром со вставками из алмазов, изумрудов и жемчугов.

Есть свидетельства: часть драгоценной библиотеки отца увезла как приданое в 1048 году младшая княжеская дочь Анна, будущая королева Франции. Но основные «фонды» остались дома. В ту пору Киев часто пылал пожарами,  подвергался набегам и разграблениям: то половцы здесь бесчинствовали, то соседи-князья. В 1240 году город захватили войска хана Батыя, и с той поры библиотека окончательно исчезла из поля зрения.

Семь веков кряду потомки  пытались ее искать - то на территории Святой Софии Киевской, то в Киево-Печерской лавре, то в Зверинецких пещерах близ древнего Выдубицкого монастыря. Особенно упорные слухи ходили о том, что книги успели спрятать в Межигорье, где находился центральный монастырь запорожского казачества.

Мол, тени славных предков, похороненных здесь, берегут клад Ярослава Мудрого до лучших времен…


Экс-заместитель председателя Совета Министров УССР Мария Орлик: «В семидесятых годах люди у нас не бегали в поисках куска хлеба»

Продолжаем цикл публикаций о современницах, без которых Украина как страна не могла бы глубоко и полно постичь собственную сущность.

Мария Орлик: - Я оптимист по натуре!

Мария Орлик: - Я оптимист по натуре!

Ее детские фотографии не сохранились потому, что их не существовало в принципе.

…Землянку в степи на окраине Кировограда, которую перекрыли внутри досками, толем и побелили известкой, чтоб хоть немного походила на хату, любой сознательный фотограф, окажись в этих краях, обошел бы стороной со вздохом. Мол, встречаются еще в Стране Советов, на фоне индустриализации и коллективизации, отдельные трудности.

Самое яркое, как фотовспышка, воспоминание: трехлетнюю Марию отдают в совхозный детсад, где дают еду. Белую водичку под названием «обрат» - то, что остается после переработки молока - и вареное зерно. Живот болит потом, конечно, сильно. Но родители благодарят судьбу: правильно сделали, что перебрались сюда, к родне, с голодной Смоленщины. Дитя теперь точно не умрет! Это тридцать третий год.

Самый счастливый день семьи: 21 июня 1941 года. Достоялись в квартирной очереди до комнатки в коммунальной квартире. Счастье длится лишь до рассвета. До голоса диктора Левитана из радиоточки: «Сегодня, в четыре часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну». Черно-белые кадры оккупации память прокручивает до сих пор под стрекот автоматных очередей - пленных расстреливали прямо на улице.

Первый в жизни снимок: наивный берет, блуза, пиджак, мама рядом. Это сорок четвертый. Освобождение, праздник. И похоронка на отца... Снова голод - лютый. Опухшие, почти неподвижные мать и дочь попадают в больницу и чудом спасаются: значит, еще не время на тот свет. Мама-грузчица на складе, не знавшая грамоты, велит продолжать учебу. Второй раз Марию сфотографировали на школьном выпуске девичьего класса. Каждой уже около двадцати: война украла кусок юности. Труженицы тыла, строгие лица. Недаром выжили, пора отдавать долги Родине!

…К своему юбилею Мария Андреевна Орлик мемуаров не писала. Просто сделала фотоальбом под названием «Незабываемое». Из многих сотен снимков отобрала десятки. Большинство оказались парадными: встречи, конференции, приемы. Потому что прокуренные вагончики-бытовки, с которых начиналась любая стройка клуба, школы или больницы, отвоеванная ею у нещедрого бюджета, для памяти, казалось, ценности не представляют. И кому бы пришло в голову «щелкать» женщину-руководителя среди рутинных забот?

Листаю книгу и думаю: можно предложить молодым историкам задачку - назовите годы правления этой царственной, явно заграничной особы! Ступни по-балетному скрещены, чуть виднеются из-под волн платья. Нимб волос высоко поднят надо лбом, спокойный взгляд, невесомо-аристократическая посадка в кресле…

Ее биография - судьба советской Золушки, которая взошла на вершину власти хозяйкой. Но не по прихоти принца-бездельника, а благодаря кадровой политике КПСС, не забывает подчеркнуть Мария Андреевна. Она же по собственной воле и покинула дворец, именуемый Советом Министров, когда Советский Союз стал уходить в небытие.

Предвижу реакцию, которую вызовет у иных сограждан интервью Марии Орлик. Могу лишь сообщить: такую цельность натуры нынешние государственные деятели не купят ни за какие миллионы долларов.

«НЕЧЕГО ЗА ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ БЕЗОБРАЗИЯ УСТРАИВАТЬ!»

- Мария Андреевна, что такое власть? Двенадцать лет, с 1978-го по 1990-й, в должности, по-нынешнему, вице-премьера Украины - срок достаточный, чтобы почувствовать это сполна.

- В моем понимании - то, что можно сделать полезного для остальных.

- А власть над людьми сильно кружит голову женщине?

- В таком смысле ее для меня не существует. Существует только власть для людей. Одновременно пятнадцать лет народным депутатом Украинской ССР работала, три созыва подряд, а еще народным депутатом Союза ССР. Тогда совмещение разрешалось.

- Но как элементарно, физически заседать в правительстве и на сессиях? Плюс командировки в двойном объеме. Или вас формально считали «облеченной доверием»?

- Да разве формальное отношение к обязанностям могло столько времени длиться? Все открылось бы по результатам -  и выгнали бы с позором!

Смотрите: сейчас депутаты принимают законы, которые выгодны их покровителям из большого бизнеса. Очень мало по-настоящему достойных людей, к сожалению. У остальных совести нет, бояться некого. Политические силы, по спискам которых прошли в Раду, заняты борьбой между собой. То подерутся, то обнимутся в зависимости от ситуации, вот главные заботы. А нам приходилось людям в глаза смотреть постоянно, за партию не прятаться.

Я пять лет имела мандат депутата от Киева и десять лет - от Полтавы. Каждый месяц ездила отчитываться перед избирателями - по конкретным вопросам. Жилье чаще всего просили. И получала наказы на следующий месяц.

- Сессии длились долго?

- Не было в том необходимости! Аппарат Верховного Совета, квалифицированные юристы готовили проекты законов. Потом мы знакомились с документами, вносили, если надо, изменения, обсуждали на комиссиях и голосовали. Максимум неделю это забирало. И возвращались на свои рабочие места. Кто-то на завод, к станку, кто-то в лабораторию НИИ, кто-то в правительственный кабинет.

- Значит, трибуну не блокировали, не дрались в зале? Полная скука!

(Мария Андреевна смотрит на меня с подозрением, потом начинает смеяться.)

- Да вы что! За государственные деньги безобразия устраивать?!

- И ни разу закон не провалили?

- Не помню подобных случаев.

Первое в жизни фото сделано в 1944 году: вместе с мамой, Евгенией Трифоновной, они пережили в Кировограде фашистскую оккупацию.

Первое в жизни фото сделано в 1944 году: вместе с мамой, Евгенией Трифоновной, они пережили в Кировограде фашистскую оккупацию.

- Много ли получали слуги народа? Какие имели за служение льготы?

- Я же говорю: зарплат как таковых в Верховном Совете не платили. Но на руки выдавали деньги для депутатских расходов. На оплату гостиницы иногородним, пока в Киеве находятся, на питание, на экстренную материальную помощь в округе, на выезде. Мне, например, полагалось 120 рублей, солидная сумма по тем временам, ведь средняя зарплата составляла тоже 120 рублей. Но отчитывались буквально до копейки по целевому назначению. Все виды транспорта для передвижения по республике, включая самолет, нам полагались бесплатно. Зато каждую поездку, будь добр, подтверди документально: с какой целью ездил, какой вопрос решил.

- Жестко держала вас командно-административная система…

- А отсутствие рамок приводит к хаосу. Киев за два десятка лет превратился в место скопления депутатов всех созывов независимой Украины. И продолжает прирастать за их счет. Жилье приватизировали, родню, сватьев-кумовьев перевезли. «Нацарювалы» на безбедное существование и довольны! Я бы на месте теперешнего руководства построила несколько домов, где квартиры бы им давали только на время исполнения обязанностей. А потом - на малые родины надо возвращаться, пожинать вместе с людьми плоды своей деятельности. И списки бы непременно сделала открытыми.

«ВЫДВИГАЛИ САМЫХ АКТИВНЫХ ДЕВЧАТ»

- Мария Андреевна, в советское время действовал так называемый квотный принцип избрания в советы всех уровней. Женщин - столько-то, представителей рабочих и крестьян -  столько то, молодежи - столько-то… Это правильный подход? Нормы утвержденные существовали?

- В Верховном Совете республики женщины составляли 33 процента, в местных органах - 50. Однако на исполнительную власть, на правительство это не распространялось.

- Кто так решил - тоже Коммунистическая партия?

- А разве порядок вредит работе? Поймите, туда не за материальными благами рвались, направляли самых достойных. Роль фильтра выполняли трудовые коллективы, их не обманешь.

- Прошу прощения, но бригадир полеводов, пусть даже с золотыми руками и прекрасной душой, вряд ли сумеет профессионально «засеять» законодательное поле…

- Ошибаетесь! Ведь бригадир полеводов, как вы с иронией замечаете, приходила не в комиссии по здравоохранению или, допустим, по культуре, а вникала в вопросы по профилю, связанные с сельским хозяйством. И никто лучше практика не мог подсказать, что надо изменить или добавить в документах, на основе которых развивался единый народнохозяйственный комплекс. К тому же выдвигали самых активных девчат, смелых, инициативных. Тут уже мнение комсомола спрашивали.

- Может, чистое совпадение, но комсомольские активистки, поднимавшиеся по карьерной лестнице, как правило, оказывались очень хорошенькими. Внешность имела значение для женщины во власти? Ведь, как ни крути, выбор зависел от весьма ответственных и серьезных, но мужчин…

- Ну, у мужчин и надо спросить! Хотя тихоня с опущенной головой имела меньше шансов оказаться на виду. Руководителю требуется характер, бойкость. Конечно, лучше, если женщина, которая представляет большой коллектив, на союзном или международном уровне вращается, еще и миловидна. Это стране плюс - вон какие украинки! Я много раз бывала по работе за границей и не раз слышала, что внешность моя типично украинская: «чорнії брови, карії очі». Хоть по национальности я русская, девичья фамилия - Исакова.

- Верно, и по национальному составу квота была!

(Смеемся.)

«МЕНЯ УЖЕ НЕ ПЕРЕДЕЛАТЬ»

- Дистанция между властью и людьми какую длину имела?

- Могли остановить на улице, в магазине: «О, Мария Андреевна? Вот хорошо». По телевизору портрет часто «светился».

- И тут охрана оттесняла слишком внимательного телезрителя…

- Не выдумывайте, ни единого охранника со мной не ходило никогда. Водитель в служебной «Волге» ждал. Даже Владимира Васильевича Щербицкого, первого секретаря ЦК, сопровождал максимум помощник, порученец с папкой. Но не пара телохранителей спереди и сзади с рациями в ушах, а по кустам еще десяток для страховки. Хотя я не знаю, может, у нынешнего руководства есть повод опасаться за собственные жизни. А я не боялась и не боюсь.

(Добавлю личные впечатления. Не успели мы с фотокором подняться на нужный этаж и нажать кнопку звонка у квартиры-офиса с табличкой «Союз женщин Украины», как дверь распахнулась даже без обязательного «Кто там?». Пока беседовали, сцена повторялась неоднократно. В стране сорок пять женских организаций, но только одна эта с незапамятных времен оставила свои координаты на горсправке.)

- Мария Андреевна, хоть дом и на Банковой, но народ разный может забрести…

- Меня уже не переделать.

(Во время Майдана в 2004-м здешнюю лестничную клетку приспособили под ночлег митингующие с одеялами и ковриками-подстилками. Администрация Кучмы рядом, вдруг штурмовать прикажут? Мария Андреевна поддерживала «бело-синего» кандидата Виктора Януковича. Но чайник на плите кипел постоянно, туалет работал в режиме онлайн, на батареях сохли носки. Ребята понятия не имели, кто их опекает, в отличие от прочих «козырных» жильцов, едва скрывавших неприязнь. Она так и не научилась по-чиновничьи сухо отказывать, если могла помочь.)

1976 год. У товарища по партии Владимира Щербицкого - день рождения!

1976 год. У товарища по партии Владимира Щербицкого - день рождения!

«ВЛАСТЬ ДЕЙСТВОВАЛА, КАК ЕДИНЫЙ КУЛАК»

- В семидесятые-восьмидесятые годы начальство не боялось острых вопросов во время экскурсий по магазинам? Вы же прекрасно помните полупустые витрины, охоту за дефицитами -  от сливочного масла до зимних сапог. Очереди, которые занимали с вечера, списки с перекличкой…

- Я вам и о другом напомню. Люди трудились, но не бегали в поисках куска хлеба. На каждом столбе висели объявления: «Требуется, требуется…». Если человек три месяца не работал, его считали тунеядцем и заставляли взяться за ум. Такую политику вели - правильную, считаю. Да, изобилия не наблюдалось. Однако и нищих детей на улице, и пенсионеров, что роются по мусоркам, никто не встречал.

Коммунальные услуги вообще население не обременяли: киловатт-час энергии стоил 4 копейки, квадратный метр жилья - 6 копеек, литр бензина - 7 копеек. А ведь трудовая пенсия составляла 132 рубля!

Мне приходилось бывать в зарубежных поездках, в Соединенных Штатах, например. Видела их супермаркеты, забитые отборной едой, расфасованной хоть по 50 граммов, хоть по килограмму. Сейчас у нас тоже подобное на каждом шагу - многие ли в состоянии делать там покупки? От дикого капитализма выиграли несколько процентов украинцев, остальные провалились в безысходность. А это неправильно, нечестно - устроить пропасть посреди народа.

Еще вспоминаю Индию времен Индиры Ганди. Меня как полномочного представителя Советской Украины встречали там с почестями. Женщины в золоте, в изысканных сари рассказывали о перспективах страны. Но стоило сесть в машину, чтобы переехать в другой регион, и автомобиль буквально брали в осаду чумазые, худые ребятишки.

Милостыню просили. Я думала: почему мои холеные спутницы не сгорают со стыда? Теперь и мы догнали Индию на двадцатом году независимости.

- Специально выписала перечень ваших прежних обязанностей: курирование Министерства просвещения, Министерства культуры, Минздрава, Министерства социального обеспечения, всех гуманитарных комитетов, телевидения и радио, всех творческих союзов и организаций, комитетов по персональным пенсиям, по делам несовершеннолетних, по новым обрядам… Что я упустила?

- Комитет по делам религий и ветеранские организации.

- Значит, одна Орлик равнялась по объему нагрузок двум-трем Семиноженко. Скажите, вы держали в кабинете пресловутую раскладушку или часть дел выполнялась недобросовестно?

- Сравнивать нельзя. У Семиноженко сейчас тоже большой объем работы. Плюс другая социально-экономическая обстановка. Тогда в стране существовал порядок. Власть действовала, как единый кулак: ЦК партии, правительство, Верховный Совет. И я стала первой женщиной в руководстве республиканского правительства. У нас не было растопырки, когда каждый тянет в свою сторону, борется за отдельную правоту, конкурирует. Все объединяли усилия для того, чтобы отстоять интересы Украины в союзных органах.

ЩЕРБИЦКОМУ ПРИШЛОСЬ ИЗВИНИТЬСЯ

- Мария Андреевна, что за история у вас связана с аварией на ЧАЭС и злостным неповиновением Кремлю?

- Чернобыль и после взрыва считался объектом союзного значения. Москва правду скрывала. Но наша правительственная комиссия по ликвидации последствий работала активно. 3 мая, после заседания, я со Светланой Евтушенко, секретарем Укрсовпрофа, разослала по областям шифрограмму спецпочтой. «Доложите о количестве мест в санаториях, на базах отдыха и пионерлагерях, там, где есть пищеблоки». Кто-то из партийных руководителей выслужился, позвонил в Москву, Горбачеву: «Сеют панику на местах!» Горбачев связался со Щербицким: «Привести этого Орлика в чувство!»

Я свои действия не успела согласовать с ЦК, хоть от отсутствия самодисциплины не страдала. Вдруг мне звонок по «сотке», правительственной связи. Щербицкий: «Ты что себе позволяешь?!» Ну и врезал по первое число. Без нецензурщины, но жестко. «Докладную на стол к вечеру!» А 9 Мая встретилась с Владимиром Васильевичем у Вечного огня, на возложении цветов. Обнял за плечи: «Ты права, извини…» И с 15 мая стали вывозить из столицы детей и будущих мам. Около полумиллиона их эвакуировали. Сберегли здоровье.

- В 1990 году вы добровольно подали в отставку. Случай редкостный: после 1917-го руководители высшего звена по своей воле с креслами не расставались.

- Я реалист и понимала: в Верховный Совет прошло много депутатов из Руха. Они начнут борьбу с «партократами» и с неукраинцами во власти. Первые звонки уже прозвучали. Поэты и писатели, которые пели дифирамбы за то, что нахожу средства на издание их книг, перестали здороваться… Ждать несправедливых обвинений и от других за то, что честно и много работала? Впрочем, главной причиной стала тяжелая болезнь мужа. Я хотела провести вместе с ним то время, что у нас еще оставалось. Да и пенсионный возраст подошел.

- Кому сдали дела?

- Сергею Васильевичу Комиссаренко, умнейшему, деликатному человеку. Он не торопился занять мой кабинет, вникал во все тонкости и в организации социального обеспечения, и в проблемы здравоохранения. Я приходила ему помогать, консультировать. Тогда привычки злорадно бросать «сменщику» только проблемы не существовало. Это же не на пользу стране! После Комиссаренко уже никто из двадцати преемников за советами не обращался.

- Новое время выдвинуло на первые роли немало женщин-лидеров - умных, деловых, смелых. Вас не задевает, что правительство Николая Азарова обходится без них?

- Будем Азарова убеждать, доказывать - не агрессивно, не митингами, мода на уличную демократию миновала. Зато в президентской Администрации за вопросы экономики отвечает Ирина Акимова. Ее статус повыше министерского! А вообще мне импонирует, что президент, премьер и коалиция демонстрируют единство действий.

- Мария Андреевна, слова «властный», «богатый» и «коррумпированный» давно стали синонимами. Собственная фирма, банковский счет, недвижимость, дорогие автомобили -  что принесла Марии Орлик государственная служба?

- Квартиру мне дали хорошую, четырехкомнатную. После смерти мужа разменяла ее на две - себе и семье сына. Есть служебная дача в Конче-Заспе, а шесть соток заставили вернуть -  нескромно, мол. Еще при советской власти купила «Жигули» - «девятку», но ее вскоре украли. Поиск результатов не принес, кроме удивительной справки из МВД: «Машина давно найдена и возвращена владелице». Только вмешательство Леонида Кучмы заставило милицию подсуетиться. Правда, к той поре ржавая развалина годилась только на утиль. Пенсию в прошлом году отстояла через суд.

Ничего, я оптимист по натуре! Вот видите, ювелирные украшения ношу (Мария Андреевна показывает на нитки кораллов и золотой кулон явно советского производства) - а прежде стеснялась. Ведь не у всех женщин есть такие побрякушки…

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

В марте нынешнего года Мария Андреевна Орлик отпраздновала свою 80-ю весну.

Уроженка Смоленщины, она выросла на украинской земле, став ее патриотом. В 1953 году окончила исторический факультет Кировоградского пединститута имени Пушкина, учительствовала в Тернопольской области, в сельской школе. Там познакомилась с коллегой-ровесником, выпускником Киевского университета имени Шевченко Петром Орликом, который преподавал украинский язык, вышла за него замуж, родила сына. Далее - работа в партийных и советских органах.

Депутат трех созывов Верховного Совета УССР и одного созыва  Верховного Совета СССР, двенадцать лет подряд - заместитель председателя Совета Министров УССР. С 1987 года - председатель Республиканского совета женщин, с 1991-го и по нынешнее время - глава Союза женщин Украины.

Мария Андреевна с юности и до сих пор не расстается со спортом, потому и выглядит потрясающе. Прежде увлекалась баскетболом, легкой атлетикой, альпинизмом, горнолыжным спортом. Сейчас отдает предпочтение туризму, продолжительной ходьбе, утренней зарядке и плаванию. Любит мемуарную литературу, киноклассику.

Заслуженный работник культуры Украинской ССР. Награждена орденами «Знак Почета», Трудового Красного знамени, медалями Союза ССР и стран социалистического содружества. От независимой Украины у Марии Андреевны есть орден Ярослава Мудрого 5-й степени и ордена княгини Ольги - трех степеней.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт