Ольга МУСАФИРОВА, Фото Артема ПАСТУХА. (18 марта 2010)
В Януковиче увидели аристократа в четвертом поколении

В Януковиче увидели аристократа в четвертом поколении

Комментарии: 178
У Ларисы Скорик - длинный список претензий к отечественным гуманитариям.

Беседой с Ларисой Павловной мы открываем цикл публикаций о современницах, без которых Украина  как страна не могла бы полно и глубоко постичь собственную сущность.

В ее обществе хочется держать спину прямо, а беседу строить на четких смысловых конструкциях. Иначе есть риск уколоться о карий, полный иронии взгляд. И повиснет пауза, которую не спасут даже несколько глотков кофе кряду.

Профессора архитектуры Ларису Павловну Скорик следует отнести к тому типу женщин, которые хорошо знают, что от жизни нужно взять себе, а что - оставить другим. Творчество - да. Чувства - да. Независимость взглядов и суждений - разумеется. Деньги? Да - если без измены творчеству, чувствам, независимости и прямой спине во всех смыслах. Но так, как правило, не совпадает.

Известность, власть? Депутатство в Раде первого созыва сделало Ларису Скорик яркой персоной отечественного политикума. Она сознательно отказалась от подобной участи в дальнейшем, когда поняла: государственный механизм заработал. Теперь у руля должны стать не романтики борьбы «за Украину, за ее волю, за честь, за славу, за народ», а прагматики с большим запасом прочности и опыта в сфере управления.

Зато студенты ее мастерской в Академии искусств, уже много-много поколений студентов, по-прежнему имеют шанс отличаться от ровесников - отношением к творчеству. К чувствам. К независимости взглядов и суждений. К ответственности за поступки. Самые восприимчивые берут это все от Скорик с молодой жадностью. Остальные по крайней мере получают представление, что значит быть интеллигентом не узкопровинциального масштаба…

«НЕЛЬЗЯ ПРИНИМАТЬ ДЕРЖАВНЫЕ «УХАЖИВАНИЯ» КАК ДОЛЖНОЕ»

- Принято считать: интеллигенция и власть - антагонисты. Первые олицетворяют высокое и духовное, вторые слишком приземленны. Хотя современная украинская интеллигенция не то что чурается близости к власти - из последних сил стремится к ней. Я ошибаюсь, Лариса Павловна?

- К сожалению, не ошибаетесь. Ситуация сложилась не сегодня, а длится уже годы и годы. Причина - в подмене понятий. Тех, кого мы считаем интеллигенцией, во всем мире называют интеллектуалами, и наоборот. Но уж если подмена произошла, поговорим о том, что есть.

Неверно думать, мол, украинской интеллигенции не существовало никогда и на одной шестой части земного шара, как называли Советский Союз, в том числе. Из этого времени - и Амосов, и Королев, и незабвенный Олег Константинович Антонов, которые преодолели тяжкий жизненный путь. Одни сталинские «шарашки», подобие гетто для ученых, чтобы мысль работала еще продуктивней, чего стоят!

Мы не делаем упор на их происхождении. Не обязательно родиться во дворце, чтобы стать аристократом. Пример - Тарас Шевченко, аристократ духа в абсолюте, который по канонам не мог таковым считаться. Хотя дворцы в широком смысле слова имеют больше возможностей взращивать просвещенных людей. И образованность, воспитание имеют величайшее влияние на слой общества, который Ленин когда-то с раздражением называл «гнилой интеллигенцией». Для меня это означает: она никогда не побежит под знамена власти, с готовностью при любых раскладах оставаться верной.

В Советском Союзе понимали: за интеллигенцией нужен глаз да глаз. Эта «прослойка» между господствующими классами рабочих и крестьян могла быть не согласной с действиями, которые считала негуманными, нецивилизованными, не на уровне моральных императивов. Потому пересеивали, чистили ее с особым тщанием. Лучших, наиболее опасных, отправляли в лагеря, куда многие живыми не доезжали, к остальным применяли методы убеждения. Например, склоняли к сотрудничеству…

Я не хочу бросать огульно камни в прошлое. В поведение части интеллигенции, которая сохранилась благодаря тому, что приняла предложенные правила выживания, а не осталась в мерзлой земле на Колыме. Такое «приглашение к танцу» в определенной мере выглядело спасительным, если разобраться. Что было бы дальше, погибни она в лагерях, окажись уничтоженной физически? Но и выживать столь яростно, как это делали иные, тоже нельзя было.

Сначала принимали державные «ухаживания» как должное. Потом брали на себя роль глашатаев. Часть глашатаев входила в роль настолько, что начинала верить в предложенные идеи. Большинство же осознавало раздвоенность собственного существования. Их баловали комсомольскими премиями имени Николая Островского, другими наградами. А они делали вид, что любят то, что воспевают в поэзии и в прозе, в музыке и в живописи, хоть в глубине души терпеть не могли. Даже презирали!

- Но не отталкивали дающую руку?

- Раздвоенность разрушала в итоге личность. Я способна понять конформизм, когда дело касается науки, техники. Патон, например, сотоварищи или тот же великий хирург Николай Амосов не были «певцами СССР», их труд имел общечеловеческое значение. А от гуманитарной сферы требовались прежде всего слова, слова, слова. Бравурные кантаты. Патриотические полотна. Ленин на броневике, с бревном, без бревна. В связи с бесконечными ленинианами вспоминаю сборник Дмитра Павлычко, что открывался стихотворением даже не о Ленине-человеке, а о памятнике. Так вот его внезапно пробило на вдохновение…

Потому для меня бесспорно: гуманитарная интеллигенция обязана обладать повышенной стойкостью, а личные требования иметь минимальные. Скройся, твори, работай «в стол», для узкого круга, но не выполняй заказ. Или в противном случае не смей причислять себя к интеллигентам! Однако же наблюдаю, как сейчас отечественные гуманитарии стараются не то чтобы поближе к власти пробраться, но и стать ее частью, занять места...

Заметим: все те же персонажи, чьими произведениями о партии открывались школьные учебники по литературе во времена СССР, служили империи, служат независимым государствам и впредь служить готовы - только кормите кусками со своего стола!

«СОБАЧИЙ ОБОВ’ЯЗОК» ВМЕСТО ПРИВИЛЕГИЙ И НАГРАД»

- Лариса Павловна, меня давно забавляет структура под названием «Конгресс украинской интеллигенции». Туда попадают по справкам с печатью о принадлежности к духовной элите? Дают друг другу рекомендации? Конгресс, между прочим, не забывает отмечать значительность своего влияния на политические процессы, происходящие в Украине.

- Просто позор, кич какой-то! Когда я впервые услышала о создании этой организации, подумала: боже милостивый, неужели рискнут?..

- Вас пытались подключить к работе?

- (Смеется, машет рукой.) «Как, Лариса, ты разве не с нами?!» (После паузы, серьезно.) Я приемлю один вариант: когда на очень короткий период берешься выполнить «собачий обов’язок», как выражался Иван Франко. Когда человек, совершенно не желая находиться во власти, не получая от нее никаких привилегий и наград, наоборот - только ограничения и проблемы, соглашается на жертвоприношение.

Пару лет назад смотрела по телевизору беседу с Андреем Кончаловским. Запомнилось его высказывание о том, что интеллигент никогда, ни при каких обстоятельствах не должен унижаться хождением во власть, в то время как интеллектуал может это позволить. Даже должен позволить! Если осознает: вдруг появились люди, которые стремятся вывести страну на путь, близкий ему по духу; действия верные, но не хватает сил - подсобить не стыдно.

В украинской ситуации этот тезис чрезвычайно важен. Мы прожили пять лет под руководством непрофессионалов. Однако интеллигенция требовалась «оранжевой» власти только в качестве глашатаев, певцов несуществующих достоинств. Они желали исключительно похвал, оправданий любых поступков - вне зависимости от того, что получало общество - пользу или вред.

Что общего, казалось бы, у таких ребят, например, с Мирославом Поповичем (известный украинский философ. - Прим. ред.) или Евгеном Сверстюком (правозащитник и диссидент. - Прим. ред.)? А ведь и в них обнаружили желание стать рупорами…

- Искренность поддержки исключаете?

- Тот, кто многое на своем веку повидал и перестрадал, обязан отличать правду от обмана. Но если творческая натура наивна, то это лишний аргумент к тому, что активное включение в политику ей противопоказано. Не только себя обманет, но и окружающих введет в заблуждение.

В преддверии Майдана, в 2004-м, меня пытались сагитировать в «оранж» при участии коллег из Польши. Посидели дома, выпили какой-то настойки, и я в очередной раз огорчила интеллигентскую тусовку отказом. Мирославу Поповичу сказала: «Я поражена! Неужели вы, философ, не понимаете, кто, куда и зачем толкает Украину?» А уж когда прекрасный поэт Лина Костенко оказалась в роли доверенного лица кандидата в президенты Виктора Ющенко, просто дар речи потеряла. Как и от осознания того, что глашатаю высоких истин может в чем-то импонировать Яворивский…

- Это плохой признак?

- Это признак конъюнктуры. В конце 80-х зарождался Рух и мы собирались в Союзе писателей. Яворивский как раз распинался на сцене как пламенный борец за демократию, перестройщик и тому подобное.  В зале разгорелась дискуссия. Многие знали, что он представляет из себя на самом деле… И тут поднимается очарованная речами Лина Васильевна: «Литератор Владимир Яворивский теряет время, он бы мог сейчас творить, а не убеждать и мирить вас!» Подумалось: да, не сочинит очередные «Вічні Кортеліси» или «Марію з полином…» Уже уловил, куда ветер перемен подул!

«СЕГОДНЯ ГАЛИЧИНА - ЛИШЬ МИФ О НАЦИОНАЛЬНОМ ДУХЕ, А ДОНБАСС - МИФ О КОСНОСТИ»

- Лариса Павловна, в 1991-м вы тоже не пожалели отрезка времени, пусть сравнительно краткого, на политику, депутатство. Накопили оснований для личной борьбы?

- Власть, при  которой я провела юность и взрослые годы как враг народа, всегда получала от меня взамен полное неприятие. Во Львовский архитектурный институт поступила в 14 лет, еще не получив паспорта. Приемная комиссия сомневалась: одаренная, но ведь ребенок… Когда нарисовала на экзамене лучше всех, а потом рассказала о стилях застройки Львова, сомнения пропали. Светлой памяти профессор Ян Багенский до ректора дошел! Он же произнес фразу, которая потрясла и запомнилась фантастическим, прямо-таки несоветским предположением: «Если бы я имел свое ателье, то взял бы вас на работу».

А с 16 лет на меня уже завели дело в КГБ. За что? За то, что Лариса - как чукча: что видит вокруг в стране, о том и поет! Сокурсникам, преподавателям. От больших бед Бог уберег. Кроме того что 18-летнюю лучшую выпускницу направили в глушь Карагандинской области, - никаких репрессий. Много позже открылось: один из друзей штатно «стучал». Хотя вроде такая чудная, интеллектуальная компания окружала…

В моей родной Галичине послевоенная ситуация сложилась так, что максимум достойных людей, для кого честь, отвага, благородство - не пустой звук, оказались выбитыми. Или их целыми семьями высылали в Сибирь, или расстреливали в тюрьмах. Вообще наша интеллигенция, как писал Василь Стефаник в начале двадцатого века, - маленькая и невзрачная. Она просто не нарастала волею судеб: чуть поднимет голову - тут же снесут…

В 39-м Западная Украина пережила террор на бывших польских землях, только что присоединенных к Союзу. «Освободителей» встречали радостно, с надеждой. Однако за местную интеллигенцию сразу кроваво взялось НКВД. Потому реакция на приход во Львов немцев у нее оказалась почти позитивной. Следом грянула трагедия.

И вот после победы города стали заселять новым контингентом. С востока направляли врачей, учителей, прекрасных специалистов. Подтягивались также массы гегемона. Но своей элиты уже не было, крупицы буквально. Они потерялись среди шариковых и швондеров, что спустя недолгое время объявили себя западноукраинской интеллигенцией. С ними не хочу иметь ничего общего!

- То есть сегодняшняя Галичина как оплот национального духа, патриотизма, демократических традиций - миф?

- К сожалению, там слишком мало из перечисленного! Плюс двое из каждых трех так называемых «представителей духовного бомонда» - гэбэшные осведомители со стажем и приспособленцы.

После карагандинского поселка Рудный, где, сами понимаете, в архитектуре практиковаться трудно, меня отправили в Донбасс. Я там три года провела, вернулась домой: сильно заболела мама…

- Как себя чувствовала в шахтерском Донецке паненка другой ментальности, воспитанная в другой культурной среде?

- Прекрасно. Прежде всего из-за отсутствия проклятого стукачества. И благодаря окружению, которое по праву называлось интеллигентным! Что вас так удивило, Оля? Научно-техническая, инженерная «знать», которая ни под кого не прогибалась - говорю не абстрактно, а о профессионалах из Гипрограда, с которыми пришлось работать вместе.

Архитекторам долгое время жилось не слаще, чем писателям: то в упадничестве обвинят, то в конструктивизме. Усматривали в работах также скрытый сионизм и украинский буржуазный национализм. А равняться надлежало на сталинское барокко.

В Донбасс стекались люди, не добитые большевизмом, его диктатурой, из разных мест. Прибалтика, Кавказ, Белоруссия - представляете, интернационал? У нас в тусовке говорили на одном духовном языке, без провинциального напыщенного жлобства. И интеллектуальный потенциал этого региона с той поры только возрос. Отбросьте стереотипы, которые за годы «оранжевой» власти пытались вживить в мозги!

«В 2004-М ВЛАСТЬ ДОЛЖНА БЫЛА РАЗОГНАТЬ ЭТУ ПУБЛИКУ ВОДОМЕТАМИ»

- Такое ощущение, Лариса Павловна, что вы относитесь к оранжевому цвету еще с большей неприязнью, чем в свое время - к красному… Разве «оранжевые» лидеры и их идеи желали Украине зла?

- Национальная интеллигенция, которой дан критический разум, должна подвергать сомнению все, что предлагают ей сверху. Например, она не имеет права превратиться в шовинистов, утверждающих: моя нация - главная, Христос тоже гуцул. Не может так называемая «провідна верства народу» не испытывать счастья и от того, что сложилось государство, которого не существовало на протяжении восьми веков после Киевской Руси. При всем почтении к казацким республикам, известным из истории, государственность в нашу страну пришла лишь 19 лет назад. Без особого приложения сил изнутри - будем честны перед собой.

И вот на 13-м году еще не набравшей силу стране, без иммунитета независимости устра­ивать испытание государственным переворотом? А что стряслось в тот момент такого, что потребовало перевернуть жизнь страны? Дело ведь не в Кучме. Просто захотели одну команду при власти заменить другой, с другими обязательствами и целями.

- Кто захотел?

- Леонид Кучма не даст соврать: я была по отношению к нему ярым оппозиционером, имела массу претензий к его окружению. Кстати, назовите страну, где общество не имеет претензий к власти? Но я понимала: то, что намерены сделать Ющенко с Тимошенко, приведет к трагедии. Потому что выполнялся «внешний план».

Давайте называть вещи своими именами: смуглая ручка Кондолизы Райс дирижировала, когда и кого снимать, кого назначать. Я сейчас не о политиках - об ответственности интеллигенции говорю. Да вы, господа, зомбированные? Не анализировали ситуацию, когда акция «Украина без Кучмы» фактически превращалась в «оранжевый бунт»? Иначе бы поняли: весь сыр-бор разгорелся не для того, чтобы реформировать страну, а чтоб Юлия Тимошенко не села в тюрьму надолго. На Крещатике ее палатка трогательно стояла пустой… Обман и предательство - ничего кроме.

Вспомним 1994-й, когда Яворивский, Павлычко, Жулинский и другие предали Кравчука, у которого ели с руки, и побежали толпой поддерживать на выборах Кучму. Там увидели больше выгод. Хотя в 2004-м уже только за попытку переворота с захватом президентской администрации, Кабмина, Рады власть должна была бы разогнать эту публику водометами, как это принято на демократическом Западе.

Потому ради будущего Украины я предоставила бы «оранжевой интеллигенции» все материальные блага, какие пожелают, - чтоб только они впредь не искали повод послужить народу. Не дезориентировали его.

«ТЕКТОНИКА ЯНУКОВИЧА ВЫДАЕТ ЕГО ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К ВЫСШЕМУ СОСЛОВИЮ»

- Вы отвергли Майдан и остались в меньшинстве…

- В категорическом!

- Как жилось, работалось в этом состоянии?

- Я очень тщательна к тем, кого пускаю в душу и в дом. А прочие звонили по ночам: «Мы вас так любили, пани Лариса, так восхищались, а теперь ненавидим! Вы на канале «Украина» хвалите Януковича!»

- Прошу прощения, мне тоже не кажется, что Виктор Янукович - герой вашего романа…

- О, романы и политика - разные категории! (Смеемся.)

- Исключительно в контексте газетной беседы об интеллигенции интересуюсь!

- Луначарский не ошибся: настоящая интеллигентность проступает в четвертом поколении. Хотя есть такая порицаемая наука - евгеника. Я, как архитектор, по абрису и повороту головы, по форме рук могу довольно много понять о генеалогическом древе. Так вот, как бы ни пытались язвить насчет Януковича и превозносить Юлию Тимошенко, его строение, тектоника, если на то пошло, свидетельствует о принадлежности к высшему сословию, а ее внешние данные указывают на плебейство.

В принципе мне известно кое-что и без евгеники о предках Виктора Януковича. Как вышло, что его отец еще ребенком оказался в Донбассе? На шахтах в двадцатые-тридцатые годы спасалось от неминуемой гибели много народу со всего Союза - раскулаченные, белогвардейцы, дворяне. Мальчишка из белорусских Януков тоже имел шанс здесь затеряться и уцелеть. Ведь Януки - не простое село, а бывшее имение, название взаимосвязано с фамилией землевладельцев, Януковичей. Вот тайна семьи, рожденная большевистскими репрессиями.

А мать Виктора Федоровича родом из Орловской губернии. Ее родня по мужской линии - отец, дед, прадед - священники. Духовных лиц в царской России, так же, как врачей и учителей, отличала образованность и интеллигентность, даже если они служили в деревенских приходах.

- Виктору Федоровичу на генном уровне передалось умение выживать вопреки внешней неблагоприятной среде?

- И ни разу не ответить на мерзкие нападки, когда обзывали вором, насильником. Признаюсь, в ту пору предложила ему вариант «адекватного ответа». Даже со стороны невозможно было терпеть подобные потоки черного пиара! Он не согласился: «Не надо. Некрасиво». В Януковиче есть внутренняя порядочность, а ожесточенности, которую могло оставить сиротство, нет. Хотя постоять за себя он научился - в тот край не только интеллигентов на перевоспитание ссылали.

- Но как быть с «поэтом Чеховым», «Анной Ахметовой», географической путаницей?

Мне кажется, череда казусов уже создала между Виктором Януковичем и просвещенной аудиторией определенный разрыв…

- Он досконально владеет темами, которыми занимался как экономист, как руководитель. И может не знать того, что знают люди, далекие от производства. Впрочем, я знакома с молодыми господами, получившими шестилетнее гуманитарное, неотделимое от философского образование, которые подозревают в Спинозе древнегреческого (!) философа и ничего не смыслят в императивах Канта. Их-то какие тяготы судьбы мучили, оставляя бреши в образовании?

Понимаете, прочесть книгу никогда не поздно. А вот приобрести опыт, необходимый для созидания государства, и применить его способен далеко не каждый теоретик.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»


Лариса Скорик, уроженка польского Любеча - ровесница присоединения западноукраинских земель к УССР. Профессор, член-корр. Национальной академии  изобразительного искусства и архитектуры Украины, руководитель творческой архитектурной мастерской «Л. Скорик», член Градостроительного совета Киева.

При советской власти участвовала в диссидентском движении, была депутатом Верховной Рады (1990-1994 гг.), вместе с единомышленниками основала Клуб эстетического неповиновения, боролась с варварской застройкой исторической части Киева.

Активный общественно-политический деятель. В марте 2010 года была удостоена ордена Ярослава Мудрого V степени - это единственная государственная награда Ларисы Скорик.

Не замужем. Экс-супруг, известный композитор и музыковед Мирослав Скорик, живет во Львове.

У Ларисы Павловны есть взрослая дочь Милена и трое внуков.

загрузка...
загрузка...

Политика

Австрийцы выбирают президента
Австрийцы выбирают президента 46

Лидером страны может стать кандидат от правопопулистской Австрийской партии свободы Норберт Гофер или представитель "зеленых" Александер Ван дер Беллен.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт