Врач из программы «Страшно красивые» довел пациентку до комы?

Врач из программы «Страшно красивые» довел пациентку до комы?

Комментарии: 2
На личном сайте в Интернете Эльчин Мамедов предстает обаятельным и уверенным в себе. Фото: предоставлено «КП» Кириллом СПИЦЫНЫМ.

О ЧП во 2-й Центральной клинической больнице имени Семашко мы писали примерно год назад. Напомним: москвичка Анна Спицына впала в кому после подтяжки лица. Но в деле оставалось немало загадок. Теперь же следствие существенно приблизилось к истинным причинам трагедии. О них корреспонденту «Комсомолки» рассказал муж пострадавшей Кирилл Спицын, который продолжает бороться за каждый день жизни своей супруги. Со времени той злополучной операции женщина так и не пришла в сознание...

«ПОДАРОК» К ГОДОВЩИНЕ СВАДЬБЫ

Супруги Спицыны прожили вместе 17 лет. Кирилл - выпускник МАИ, ныне предприниматель, Анна работала юристом в фирме. В семье росла дочка.

- В 2004 году в аварии Анна получила травму лица, - рассказывает Кирилл Спицын. - Пришлось делать пластическую операцию. Но через несколько лет установленный имплантат сместился, и жена обратилась за помощью к разрекламированному хирургу Мамедову - хотела подкорректировать подбородок.

Мамедов, работавший тогда во 2-й Центральной клинической больнице имени Н. А. Семашко, отправил женщину на обследование. Все анализы подтвердили, что 34-летняя пациентка не имеет противопоказаний. Операция была назначена на сентябрь.

За год в коме Анна похудела на 22 килограмма - с 62 до 40. Фото: предоставлено «КП» Кириллом СПИЦЫНЫМ.

За год в коме Анна похудела на 22 килограмма - с 62 до 40. Фото: предоставлено «КП» Кириллом СПИЦЫНЫМ.

Но потом позвонила администратор хирурга Марина.

- У маэстро есть для вас время 31 июля, - сообщила она.

Кирилл и Анна расстроились.

- Это день нашей свадьбы, и мы привыкли встречать его вместе. - Голос Кирилла срывается. - К тому же 31 июля 2008 года было десятилетие бракосочетания. Но администратор объяснила, что у хирурга очень напряженный график и другого времени может не найтись. Сказала, что операция пустяковая и к вечеру жену можно будет забрать из клиники. Я согласился, но в душе что-то перевернулось.

ВМЕСТО ПОМОЩИ - ФОТОСЕССИЯ

Спицыны приехали в ЦКБ к восьми утра. Отдали деньги - более 200 тысяч рублей.

- Я позвонил в больницу в 14.00, - вспоминает Кирилл. - Мне сказали, что все в порядке: операция прошла успешно, но Анна еще спит. Я звонил снова и снова, но жена продолжала «спать».

Около восьми вечера Кирилл потребовал телефон хирурга Мамедова. Врач был уже дома. Он сообщил мужчине, что его жена в тяжелом состоянии. И по настоянию Кирилла вернулся в больницу уже около 23.00.

Что же произошло с Анной?

- Экспертизы показали, что, кроме пластики подбородка, моей жене была сделана еще одна операция - по подтяжке кожи шеи, - объясняет Кирилл. - Зачем, неизвестно. Раньше Анна никогда не изъявляла желания этого делать. Может, ее уговорили на вторую операцию уже в клинике?

У Анны Спицыной не было никаких противопоказаний к операции. Фото: предоставлено «КП» Кириллом СПИЦЫНЫМ.
У Анны Спицыной не было никаких противопоказаний к операции. Фото: предоставлено «КП» Кириллом СПИЦЫНЫМ.

По мнению экспертов, во время операции Мамедов мог повредить сосуд в районе шеи, и это привело к кровоизлиянию. Поэтому хирург потребовал у анестезиолога дать пациентке дополнительную дозу лекарства. Цель новой дозы - снизить давление и дать возможность доделать операцию на «сухом поле». Анестезиолог ввел Анне смесь клофелина, нитроглицерина и пропофола.

После операции пациентку перевезли в реанимационную палату с крайне низким давлением - 49/30. На шее женщины была тугая повязка, и, скорее всего, младший медперсонал просто не заметил гематому, которая образовалась за ухом на месте разреза. Гематома и сыграла роковую роль - пережала сосуды, по которым кровь отливала из мозга. И когда давление стали повышать медикаментами, это еще больше усугубило ситуацию. Приток крови усилился, гематома увеличилась и еще больше закрыла сосуды.

В 20.10 Анну отключили от вентиляции легких, и мозг, испытывая недостаток кислорода, начал умирать. Шокирующая деталь: анестезиолог Андрей Есаков, перед тем как передать после операции обездвиженную пациентку дежурному реаниматологу, устроил Анне... фотосессию. Фотографировал женщину с раной на шее. Эти снимки теперь приобщены к уголовному делу.

- Видимо, он понимал, чем грозит гематома, - объясняет Кирилл. - И перестраховался, чтобы не стать крайним. Вместо того чтобы бить в колокола, спасать Анну, попытался выгородить себя!

Утром 1 августа, когда врачи сняли повязку, они обнаружили отек шеи и гематому. Но удалять ее не стали. Почему? В истории болезни есть записи Мамедова от 1 и 2 августа 2008 года. Хирург дважды написал: «Удаление гематомы не рекомендовано».

ЛОЖНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Первого августа Анна трижды переживала клиническую смерть. Первый раз - около 13 часов, как раз с началом солнечного затмения в Москве. Затем - в 17.15 и 21.30. Чтобы вернуть женщину к жизни, пациентке применили дефибрилляцию (били разрядами тока). Сердце начало работать, но Анна впала в глубокую кому.

Удалили гематому только 3 августа. Не Мамедов - другой хирург. Но было уже поздно: у женщины развился отек мозга.

Кстати, в больнице подготовили собственное заключение о состоянии Анны. В нем указано, что причиной комы стал синдром жировой эмболии, то есть сосуд якобы закупорила оторвавшаяся капелька жира, что и привело к образованию тромба. Этот вывод вполне устраивал врачей, поскольку избавлял их от ответственности: жировая эмболия считается непредсказуемым послеоперационным осложнением.

Семья Спицыных была когда-то полной и счастливой. (Анна на фото - слева, Кирилл - справа.) Фото: предоставлено «КП» Кириллом СПИЦЫНЫМ.

Семья Спицыных была когда-то полной и счастливой. (Анна на фото - слева, Кирилл - справа.) Фото: предоставлено «КП» Кириллом СПИЦЫНЫМ.

Однако это заключение потом было опровергнуто всеми без исключения экспертами!

ТЕЛО КАК ВЕЩЕСТВЕННОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Кирилл пожертвовал всеми накоплениями, продал имущество, занял деньги у друзей и бросился искать медиков, способных спасти Анну. Когда в столице России желающих взяться за пациентку не нашлось, разослал по Интернету запросы в ведущие клиники Израиля, США и Германии. Первыми откликнулись израильские специалисты. Состояние Анны приехал изучать ведущий невролог Якир Кауфман, когда-то лечивший Ариэля Шарона - бывшего премьер-министра Израиля. Но Кауфман побоялся, что Анна не выдержит перелета.

На 39-е сутки пребывания в ЦКБ состояние женщины резко ухудшилось. И в этот момент Кириллу ответили из немецкой клиники Мурнау. В течение двух часов дипломаты сделали супругам визы.

10 сентября женщину выписали из ЦКБ. Диагнозы - «повреждения головного мозга после реанимационных мероприятий, глубокие пролежни в затылочной области, инфекция в паху, носоглотке, заражение крови».

- Четыре месяца немцы лечили Анну, - рассказывает Кирилл. - Пересадили кожу на крестце, вылечили пролежни, сепсис, «научили» дышать без аппарата вентиляции легких.

Кстати, когда мюнхенский анестезиолог прочитал в документе, что Анне снижали давление смесью клофелина, нитроглицерина и пропофола, он был в шоке. Сказал, что этими лекарствами в Германии перестали пользоваться еще во время Второй мировой войны.

Узнав, как документировалась операция, немцы изумились еще больше.

- У нас принято не только записывать ход операции. Все манипуляции в операционной снимает видеокамера, - показал Кириллу копии с дисками заведующий отделением Марк Шаан. - А потом пациенту выдаются не только документы, но и DVD-диск с фильмом, который воспроизводит операцию, состояние пациента и все действия врачей по секундам!

Случай с Анной потряс и японских медиков. Они предложили вживить в позвоночник женщине нейростимуляторы и стволовые клетки, которые бы могли заместить отмершие. Операцию договорились провести совместно с российскими хирургами на базе НИИ имени Бурденко. Подобное уже делали генералу Анатолию Романову, впавшему в кому после ранения в Чечне.

Профессор и председатель Всемирной ассоциации нейрохирургов Йоко Като Сан прилетела в Москву. Она предупредила российских коллег, что хирургическое вмешательство нужно провести как можно быстрее.

Но тело Анны Спицыной фактически стало вещественным доказательством по уголовному делу. Назначена уже пятая экспертиза, которая, по идее, должна определить вину каждого участника злосчастной операции. И пока виновные не будут названы, хирурги не могут делать никаких операций на теле жертвы. Иначе подозреваемые могут легко переложить ответственность на иностранцев.

Так что здоровье Анны, замершей в коме - напрямую зависит от следствия и предстоящего суда.

Сейчас москвичка находится в одной из столичных больниц. Женщина весит 40 килограммов (до операции - 62), тело ее пронизывают катетеры, в желудке открытая рана, в которую вставлена трубка для подачи питания. Жизнь пациентки зависит от правильного ежеминутного медицинского ухода, а потому Кириллу пришлось нанять профессиональную сиделку.

Пребывание Анны в больничных стенах обходится довольно дорого - 300 000 рублей в месяц. Все расходы оплачивает Кирилл - руководство больницы, где из здоровой женщины сделали инвалида, ни разу не предложило свою помощь.

Когда к Анне приходят муж или дочь, на ее лице появляются слезы.

- Наверное, она все-таки что-то чувствует, - говорит Кирилл.

И сам мужчина, и его дочь надеются, что однажды все-таки произойдет чудо.

«МИНИМУМ - ПРЕСТУПНАЯ ХАЛАТНОСТЬ»

Уголовное дело, возбужденное 28 января 2009 года Следственным управлением СКП России по статье «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения своих обязанностей», разбухло уже до четырех томов. Прошли четыре экспертизы. Медикам, которые их проводили, нет основания не доверять. В мае 2009 года комиссию возглавил главный судебно-медицинский эксперт Министерства обороны России, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач России полковник Виктор Колкутин. К слову, теперь он директор Российского центра судебно-медицинской экспертизы и главный эксперт страны.

«При правильно оказанной медицинской помощи у больной Анны Спицыной, не имеющей практически никаких противопоказаний к проведению оперативного вмешательства, могло вообще не возникнуть тех осложнений, которые сформировались после операции. Правильная оценка состояния, своевременное медикаментозное лечение не позволили бы развиться изменениям в головном мозге», - заключила экспертная комиссия.

А вот заключение 111-го Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ. «Вызывает сомнение профессиональная осведомленность Мамедова Э. В., отказавшегося выполнить ревизию гематомы в области операции, сославшись на тяжелое состояние пациентки, - отметили эксперты. - Подобные действия со стороны Мамедова Э. В. могут быть расценены как оставление в опасности или как минимум преступная халатность, повлекшая тяжелый вред здоровью».

Но, как ни печально, сомнения в профессиональной компетентности Мамедова вполне обоснованы. Следственная проверка, которую проводили в декабре 2009 года, вскрыла, что у него не было ни надлежащей квалификации, ни сертификата на право заниматься медицинской деятельностью на территории России.

Выяснилось, что в 1996 году Мамедов окончил в Азербайджане медуниверситет по специальности «педиатрия», а затем получил специальность «хирургия» и «челюстно-лицевая хирургия». Однако это вовсе не давало ему права заниматься пластической хирургией. 

К тому же любому врачу-иностранцу для работы в России необходимо подтвердить свою квалификацию в Росздравнадзоре и получить сертификат. Мамедов этого не сделал, но все равно взялся за скальпель.

«Отсутствие вышеназванных документов, а также допуска к профессиональной деятельности на территории Российской Федерации ставит под сомнение законность проведения в июле 2008 года Эльчином Мамедовым пластических операций в медицинских учреждениях столицы», - сделал вывод первый зам. руководителя городского Департамента здравоохранения Сергей Поляков.

Несмотря на это, Мамедов до сих пор занимается в Москве врачебной практикой. И регулярно появляется в программе «Страшно красивые» на канале Муз ТВ, внушая зрителям мысль о том, как легко добиться счастливых перемен в жизни, сделав пластическую операцию. Вот только реальная жизнь далека от красивых телевизионных сказок.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

ЗВОНОК ХИРУРГУ...

Мы связались с самим Эльчином Мамедовым.

- Кто виноват в том, что Анна Спицына впала в кому?

- Пока идет расследование, комментариев быть никаких не может.

- Вы предлагали ее мужу какую-то помощь или деньги?

- Я же говорю: все без комментариев, пока идет расследование, хорошо? Простите, на этом все.

...И АНЕСТЕЗИОЛОГУ

Набираем номер анестезиолога Андрея Есакова.

- Для чего вы снимали на фотоаппарат Анну Спицыну после операции?

- Для чего снимал? Ну, ситуация, собственно, тогда уже была такая - с конфликтным оттенком.

- То есть вы уже тогда предполагали, что операция неудачная?

- Вы лучше свяжитесь с моим адвокатом.

- Чья вина в том, что Анна впала в кому?

- Обсуждать такие вопросы по телефону неэтично по отношению к пациенту. Да и многие медицинские вопросы столь простыми, какими кажутся неспециалисту, на самом деле не являются. Комментировать такие тонкие вещи я бы не хотел. Извините.

P.S. Редакция «КП» просит председателя Следственного комитета при Прокуратуре РФ Александра Бастрыкина взять это уголовное дело под личный контроль.







загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт