Дмитрий СТЕШИН, Елена АФОНИНА («КП» - Москва»). (10 декабря 2009)
Украину нельзя взять и присоединить. Ее можно купить

Украину нельзя взять и присоединить. Ее можно купить

Комментарии: 58
Анатолий Вассерман: - Россия у меня в душе, Украина - в сердце, а в карманах - нужные вещи.

СКЛОКИ НА ОБЩЕЙ КУХНЕ

Елена АФОНИНА: - Мне Россия и Украина напоминают соседей в коммунальной квартире или нелюбимых родственников, которые постоянно и неожиданно вмешиваются в дела друг друга, но расстаться не в силах. А вам?

Анатолий ВАССЕРМАН: - Иисус предупреждал: враги человеку - ближние его. Это правило соблюдается в данном случае в полном объеме. Учитывая, что украинцы - это такие же русские, как архангелогородцы или куряне, они имеют с остальными русскими ровно столько же причин жить вместе. Поэтому те, кто сейчас считается отдельными и независимыми украинскими правителями, не имеют иного способа оставаться отдельными и независимыми, кроме как постоянно провоцировать конфликты между нами. И жизнь Украины и остальной России будет все больше напоминать даже не склоку на коммунальной кухне, а пьяную драку загулявших родственников на свадьбе.

Дмитрий СТЕШИН: - Мне лично Россия и Украина больше напоминают мужа и жену, которые прожили много лет вместе в однокомнатной квартире и не могут развестись и разъехаться. Для них привычный мир тогда рухнет. И вместе им не очень уютно, оттого они и дерутся постоянно на кухне.

А. В.: - Я не согласен. Муж и жена все-таки когда-то были разными людьми, никоим образом друг с другом не связанными. Украинцы же до сих пор остаются неотъемлемой частью русского народа, как были ею всегда. Приведу один пример. Буквально пару месяцев назад знаменитая фирма «Гэллап» проводила в Украине опрос. Участвовали в нем 2000 человек, а по социологическим меркам это очень много. Эти две тысячи представляли все мыслимые слои населения Украины, а опросные листы были в двух экземплярах. На русском и украинском.  Листы на украинском заполнял каждый шестой участник опроса. Остальные отвечали на родном русском языке.

УКРАИНСКУЮ ИСТОРИЮ ПРИДУМАЛИ В АВСТРИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Е. А.: -Несколько дней назад показывали одну из школ в Крыму, где дети, вернувшись с каникул, обнаружили, что учебники теперь все на украинском языке. Это единичный случай?

А. В.: - Нет. Это единая инициатива министра просвещения Украины. С момента провозглашения независимости весь идеологический блок, который включает в себя и просвещение, отдан на откуп галичанам - жителям Восточных Карпат. И тем людям, которые давно и безоговорочно уверовали в созданную в Галичине австрийцами в конце XIX века версию этнической истории. Именно там был разработан в общих чертах современный украинский литературный язык на базе существующих южнорусских диалектов. Там была сочинена история Украины, по которой она якобы постоянно враждовала с остальной Россией. Там на протяжении полувека всячески давили тех русских, кто не соглашался с этой фантастической историей, и под конец Второй мировой войны именно там значительную часть русских просто замучили в концлагерях. Люди, прошедшие за полвека такую обработку, обладают изрядно сдвинутой психикой и детей своих воспитывают в таком же духе. Люди с такой психикой самостоятельно вылечиться уже не способны. И сейчас они пытаются заразить той же душевной болезнью всех, до кого могут дотянуться. В том числе и жителей Крыма, моей родной Одессы и все русское большинство населения Украины.

ПОЧЕМУ «ТАВРИЯ» НЕ СТАЛА «ЖИГУЛЯМИ»

Е. А.: - Неужели процесс необратим, если так далеко зашло? И неужели никому не нужно, чтобы все вернулось обратно?

А. В.: - Это нужно нам всем, включая Украину. Я не раз говорил и писал, что для окупаемости новых разработок в промышленности нужен определенный порог численности населения на том рынке, где выпускается эта разработка. Численность населения России меньше этого порога. Численность населения единого экономического пространства, включающего Белоруссию, Казахстан, Россию и Украину, выше этого порога. После воссоздания этого пространства у нас появится экономический стимул для оживления промышленности. Сейчас такого стимула нет. Ну а что касается того, обратим ли этот процесс? Понятно, что камни сами в горку не катятся, но уже сейчас обстановка такова, что воссоединение выгодно всем, кроме небольшого числа «профессиональных украинцев» - людей, которые получают выгоду именно из отделения Украины от остальной России. Вопрос стоит только в том, каким образом безболезненно и желательно, к взаимному удовлетворению, изолировать эту небольшую часть от воздействия на все общество.

Д. С.: - А что мы сможем производить вместе с Украиной, если даже с производством машин не очень справляемся? 

А. В.: - Мы жалуемся, что наше автостроение отстало навсегда. Так вот, известный автомобиль «Таврия» был разработан на Запорожском автозаводе: на момент разработки он был лучшим в мире автомобилем своего класса, что официально признали все специалисты. Но его выпуск в серийном производстве был заморожен на 10 лет, поскольку в тот момент Министерством автомобильной промышленности руководили люди, так или иначе связанные с Тольяттинским автозаводом. Именно они заявили, что первым в Союзе переднеприводной автомобиль должен сойти именно с тольяттинского конвейера. И вот эти 10 потерянных лет как раз и есть годы нашего автомобильного отставания. Конструкторы у нас есть, у нас нет хороших организаторов производства - это факт. Но сейчас этим организаторам просто невыгодно появляться по той же причине - потому что организация нового производства в нынешних условиях не окупится, поэтому я в очереднадцатый раз возвращаюсь все к тому же вопросу: пока мы не воссоединимся, нам незачем вообще говорить о промышленном прогрессе.

«ТАКИЕ ШУТОЧКИ НАЗЫВАЮТСЯ ЭТНОЦИДОМ»

Д. С.: - Мне кажется, наши народы разделить не получится. Мою мысль подтверждает вот эта лихорадочная суета с украинизацией. В Крыму меня поразили киноафиши. С недавних пор украинские кинотеатры обязаны показывать  российские фильмы с дубляжом на украинском языке. Поэтому владельцы кинотеатров, наплевав на закон «об украинизации», на афишах пишут: «фильм идет на русском языке» - это вот как его дополнительное достоинство. О каком разделении наших народов можно говорить после этого?

А. В.: - Вообще говоря, такие шуточки называются этноцидом - то есть уничтожением отличительных особенностей народа. И по весьма уважаемым международным конвенциям караются очень тяжелыми сроками. И я искренне желаю нынешним руководителям Украины получить все, что они собственноручно заработали.

Е. А.: - Но согласитесь, что существуют различия между этносом, который проживает в Украине, и этносом, который проживает на европейской части России.

А. В.: - Да. Существует. Точно так же, как существуют различия между этносом, проживающим, скажем, в Смоленской области, и этносом, проживающим в Вятской области. В том-то и дело, что различия между украинцами и остальными русскими не выходят за пределы внутрироссийских, внутрирусских различий.

«ОСЕЛ, ГРУЖЕННЫЙ ЗОЛОТОМ, БЕРЕТ ЛЮБУЮ КРЕПОСТЬ»

Е. А.: - Тогда, если мы представим, что сейчас в Украине будет проведен референдум относительно желания присоединиться к России, каковы могут быть его итоги?

А. В.: - За пределами России, несомненно, окажется Галичина и, скорее всего, примыкающая к ней Волынь, то есть, грубо говоря, предгорье Карпат. Кроме того, не исключено, что Подкарпатская Русь, то есть западный склон Карпат, в этом случае предпочтет не связываться с Россией через Галичину и поверх Галичины, а воссоединится с Венгрией. У них там давние исторические традиции взаимодействия. Вся остальная Украина при мало-мальски честной агитации перед референдумом, несомненно, войдет в состав России. Скорее всего, на правах Юго-Западного федерального округа, для Украины именно эта форма организации будет оптимальной.

Е. А.: - Тогда давайте не забывать, что в скором времени в Украине выборы…

А. В.: - Нет, это не поможет. Как бы хорош ни был кандидат в президенты сейчас, но, после того как он станет президентом, главной его заботой будет сохранение президентского кресла. Сейчас говорить с украинскими политиками на публичном уровне бесполезно. С ними можно говорить только закулисно, языком больших денег и говорить только об одном - чтобы они ушли с дороги своего народа и не мешали ему вернуться в Россию.

Д. С.: - Но было бы, мягко говоря, некорректно извне, допустим, свергать украинское правительство!

А. В.: - А никто и не говорит о свержении. Есть более простые и эффективные способы. Напомню вам то, чему учил еще Филипп  Македонский, отец Александра: «Осел, груженный золотом, берет любую крепость».

Д. С.: - А хватит ли у нас ослов и золота?

А. В.: - Хватит. Подсчитано, что в самом худшем случае понадобится около десятой доли нынешнего российского валютного запаса. Честное слово, это небольшая плата за возможность возрождения всей экономики страны.

Е. А.: - И как же скоро возможно представить себе единение двух стран?

А. В.: - Примерно через полгода после того, как в самой России созреют до этого и будет принято соответствующее решение.  

ВЗГЛЯД ИЗ КИЕВА

Стать Юго-Западным федеральным округом России - не единственная угроза, стоящая перед Украиной

Подозреваем, что «жесткий и необычный взгляд на проблему» украинско-российских отношений, имеющийся у Анатолия Вассермана, может вызвать у читателей в Украине бурю эмоций. Захочется, например, поспорить с утверждением, что «украинцы - это такие же русские, как архангелогородцы» или что украинский язык придумали в Австро-Венгерской империи в конце XIX века (и не беда, что Котляревский на сто лет раньше написал свою «Энеиду» на том самом - «придуманном» - языке).

Но чтобы понять суть сказанного «легендарным эрудитом» и ответить еще на один важный вопрос - зачем это все говорится, лучше не придавать значения деталям, а понять суть. Тем более что все высказанные им идеи, как культурно-исторические, так и куда более важные в смысловом плане - политические, не новы, не оригинальны и не первый год обсуждаются среди российских политиков и интеллектуалов.

У Вассермана - свой план, как вернуть Украину в состав России. Надо сказать, что и профессиональные политологи такой сценарий рассматривают вполне серьезно. Вспомнить хотя бы скандальную карту Европы в итальянском геополитическом журнале Limes, где Украина разделена на три части: Галичина и Волынь, в строгом соответствии с мнением Вассермана,  сохраняют независимость, восток страны отходит к России, а центральные регионы, включая Киев и Киевскую область, преобразовываются в некое буферное государство, полностью зависимое от северного соседа. Но политологи обращают внимание на один существенный изъян этого сценария, подчеркнем, далеко не единственного для Украины.

Дело в том, что желание видеть территории Украины в составе Российского государства - мечта, продиктованная, скорее, эмоциями, нежели прагматическими соображениями. Аналогичные эмоции, наверное, движут английскими ветеранами, обсуждающими, как воссоединить «отпавшую» после Второй мировой Индию с Британской империей. Но после ухода Ельцина у власти в России прагматики. Они не видят экономических причин для подобного альянса и, соответственно, не предпринимают ничего для реализации сценария объединения двух государств.

Вассерман же такие причины называет, более того, детально анализирует их. Он считает, что для России Украина интересна с точки зрения расширения рынков сбыта.

Насколько эта идея взвешенна и обоснованна, судить экономистам. Можно, правда, предположить, что не слишком обоснованна, раз она уже пришла в голову легендарному эрудиту, но так и не посетила обитателей Кремля.

Посмотрим теперь на проблему с украинской точки зрения. Безусловно, неприятно, когда судьбу твоего народа обсуждают за границей, причем свысока. Точно так же свысока судьбу России, точнее, СССР в последние годы горбачевской перестройки обсуждали в конгрессе США. Россия извлекла из всего, что случилось тогда, в конце 80-х и 90-е годы прошлого века, свои уроки; российское общество получило надежную прививку от хаоса во власти и анархии в экономике. Сила России сегодня, вопреки распространенному мнению, не в сырьевых богатствах, а в эффективной системе управления государством и, более того, в принципиально новом, «путинском» взгляде на эту систему. Менеджерский подход к управлению страной во многом позволил России справиться с проблемами, казавшимися неразрешимыми в 90-е годы: коррупция, сепаратизм, криминализация бизнеса, деградация важнейших социальных институтов, разобщенность нации. Обновленная Россия вновь стала одним из геополитических игроков, а Украина - объектом российской геополитической стратегии.

Украина сейчас столкнулась с теми же проблемами, которые Россия преодолевала в начале нынешнего столетия. Но в отличие от России, у нас при власти не менеджеры, а бизнесмены, а политическая система, как и система управления государством, превратилась в рынок, на котором борются конкурирующие бизнес-структуры. И в этом - слабой власти, неспособной самоорганизоваться, - заключается основная нынешняя проблема Украинского государства. Вассерман и об этом говорит прямо: украинских политиков можно купить.

Положение спасет кардинальная реформа системы управления страной, совершенно необязательно по модели Путина. Но только после того, как власть заработает эффективно, можно будет говорить о решении всех прочих стоящих перед страной вопросов, таких как стабилизация экономики, объединение расколотого по линии восток - запад общества, усиление влияния на международной арене.

Если судить по избирательной кампании, большая часть претендентов на высший государственный пост это понимают. Беда в том, что далеко не каждый из них имеет волю и, тем более, эффективный план преобразований. А именно от того, насколько эффективными будут реформы после выборов и насколько новым политическим лидерам удастся консолидировать общество, зависит степень внешнеполитических рисков для Украины. А эти риски серьезные. И следует понимать, что перспектива войти в состав Российской Федерации «на правах Юго-Западного федерального округа» - далеко не единственный из них. 

Андрей ХРУСТАЛЕВ, редактор отдела политики «Комсомольской правды» в Украине».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт