Иван Шепелев: В украинских зонах негры распевают «Червону руту»

Иван Шепелев: В украинских зонах негры распевают «Червону руту»

Лучший конферансье Европы рассказал про то, как он стал еще и единственным в СНГ «конферансье в законе»

Дополнительные фото смотрите здесь>>

Совсем недавно в Брюсселе (Бельгия) авторитетное жюри Ассоциации артистов эстрады и варьете Европы «Version Professionals» огласило лучших из лучших европейских конферансье. В первой тройке оказался днепропетровец Иван Шепелев. В беседе с корреспондентами «КП» он как-то обронил, что в последние годы «не вылезает из тюрем»! Покуда у нас от удивления отвисли челюсти, Иван Васильевич поспешил успокоить: на зонах он пребывал не в качестве заключенного, а «по работе» – в благотворительной акции, в рамках которой он и Ян Табачник со своей группой «Новый день» объездили с концертами в буквальном смысле все украинские «места не столь отдаленные». Кстати, в этом году выйдет книга воспоминаний знаменитого аккордеониста, в которой этой эпопее будет посвящено немало страниц. Однако покуда Ян Петрович еще только завершает свою писанину, о наиболее волнующих моментах той «тюремной одиссеи» нашим читателям уже рассказал Иван Шепелев.

«Мурки» от них не допросишься

- Иван Васильевич, что это за акция такая была у вас?

- Официально наша акция «От сердца к сердцу» проводилась с 1999 по 2001 год. То, что проходит сейчас – это уже ее отголоски: теперь, по второму кругу нас зовут, в основном, в женские зоны – на 8 Марта, на прочие праздники… Всего же в Украине 102 исправительных учреждения. Мы все их объездили, за исключением двух зон особого режима, в которых сидят бывшие «смертники». Например, в Житомире находится пресловутый серийный убийца Оноприенко. Туда артистов, естественно, не пускают…

- И каков же был ваш репертуар? «Мурку» исполняли?

- Что вы! Никаких «Мурок»! Поверьте, самое страшное (перед любой аудиторией, не только перед заключенными) – это показать, что ты заискиваешь. Тогда можешь сразу считать свое выступление провалившимся… Да, иногда некоторые артисты употребляют специфические выражения, и даже мат! Но мы никогда не опускались до такого уровня. Даже если кто-то и пытался нас провоцировать. Правила поведения на концертах задавали именно мы… Хотя, смею отдать должное заключенным: с их стороны поведение всегда было неизменно корректное. Когда шел концерт, не было никакой охраны, никаких заслонов, как, например, на каком-нибудь рок-концерте «на воле».

- Трудно ли было увлечь таких слушателей?

- В зоне (особенно, в мужской) если чувствуют, что ты – профессионал (то есть – спец), тогда и уважают. Можно сказать, в зоне культ спеца… Кстати, если уж мы заговорили о культах, то еще один (в мужских зонах) – это культ матери. Узнав об этой детали, мы ввели в свой репертуар две обязательные песни: «Телефонный звонок» Табачника и «Чорнобривцi» Верименича – они как раз о матери. Когда наш солист их пел, у половины мужчин в зале на глазах блестели слезы…

С «фанерой» в зону не ходи!

- Признайтесь, было страшно?

- Мы с Яном Петровичем раньше уже работали по зонам, и нам это не было в диковинку. А вот молодые музыканты группы «Новый день» на первых двух концертах просто оробели. Но третье выступление было в женской зоне – и там получился настоящий фестиваль! Именно после него у нас, как говорят заключенные, и «пошла масть». Мы поняли, что и у таких зрителей та же, нормальная психология, они такие же люди. Может, только более требовательные, чем на воле; они тонко чувствуют и не могут терпеть никакого обмана. О фонограмме там не могло быть и речи!

Иван Васильевич меняет профессию

- То ли дело у нас, на воле…

- Да, знаете, отношения там так не похожи на те, которые очень часто можно встретить вне зоны! Потому и мы, артисты, тоже старались как-то внутренне подтянуться под эти строгие требования. Например, приезжаем мы на концерт в Харьков в зону строгого режима (а это было сразу после Нового года), и тут неожиданно Яна Табачника валит с ног страшная простуда. А люди там так готовились к его концерту: на плацу был сооружен огромный 3-метровый аккордеон из снега (!), какие-то скульптуры. Отменить выступление мы были просто не в силах. Извинились, обещали, что обязательно передадим Табачнику, как его там ждали. Провели концерт группы «Новый день» без Яна Петровича – всем тоже понравилось… Потом обо всем рассказали Табачнику. Он и говорит: «Давайте еще раз туда поедем!»… Быстро переверстали нашу программу, чтобы теперь в ней было побольше номеров для аккордеона, и снова поехали в Харьков… Начался концерт, выхожу я на сцену и говорю: «Мужики, я знаю, что на строгом режиме если ты пообещал, значит, уже должен. Я вам обещал привезти Табачника, и вот я его вам привез!» И тут случилось неимоверное. Его и всех нас встречали стоя! Ян Петрович прекрасно выступил, выложился полностью. И когда концерт уже завершился, я пошутил, мол, у меня в эту зону уже вторая ходка, так что тут все свои. После этого ко мне подошел один авторитет и сказал: «Ну, знаешь, мужик, в нашей зоне ты теперь полностью в законе!» Так я стал «конферансье в законе»…

Тюремный Интернационал

- А какие-нибудь курьезы в тех поездках случались?

- Был у нас концерт в Житомире, в знаменитом образцово-показательном исправительном учреждении № 4 (в народе – «четверка»). Перед началом выступления глядим в зал через щелочку кулис. Вдруг замечаем, что в первых рядах сидят… негры! Дело было летом, жара стояла неимоверная: мы даже подумали, может, на солнце перегрелись? Спрашиваем у начальника зоны: «Откуда в Житомире негры?» Он говорит: «Да, сидят у нас негры. Это студенты из Уганды, Берега Слоновой Кости и т. д. Их у нас много – человек 70». Я затем на концерте не удержался, пошутил: «У вас тут настоящая Африка: и по климату, и по контингенту». Все засмеялись, негры тоже. Оказывается, они прекрасно понимают русский язык. Более того, один из чернокожих заключенных – негр Вася – в заключение концерта в составе местной самодеятельности вышел на сцену и, аккомпанируя себе на конгах, исполнил… «Червону руту» Ивасюка! Никогда не слышал более оригинальной аранжировки этой легендарной песни…

Женщин ОТТУДА никто не ждет

- Идиллические картинки рисуете, Иван Васильевич!

- Ну, почему же… Был для меня и печальный случай в Донецкой области, в огромной женской зоне. После концерта, который как всегда прошел «на ура», я неожиданно повстречал… одноклассницу – в школе сидел с ней за одной партой! Мы не виделись уже 25 лет… Я ее спрашиваю: «Как ты здесь оказалась?!» Как все, говорит, сижу: статья 142, пункт 1 (разбой)… Можете себе представить: была хорошей девочкой, отличницей, можно даже сказать – моя первая любовь… Оказалось, случай самый банальный. Встречалась с одним парнем, после школы сразу вышла замуж. Супруг умер, и кто-то по переписке познакомил ее с рецидивистом. Он-то и втянул ее в банду, которая грабила машины… Я побежал к ребятам, забрал у них все курево, которое осталось, принес ей. Она, конечно, не курит, но в зоне это ведь «главная валюта»… Потом, уже из дому, отправлял ей посылки… Сейчас она уже освободилась, вернулась к бабушке в Луганскую область. Я помог ей устроиться на работу – на химзавод в Рубежном. Теперь она получает около 750 гривен, что для женщины, согласитесь, очень даже неплохо… Кстати, знаете, женщинам после тюрьмы намного тяжелее вернуться к нормальной жизни, чем мужчинам. Во-первых, их никто после ЭТОГО не ждет, как мужиков. Ну, разве что мамы. А работу найти трудно и не отсидевшей женщине, не говоря уже о даме с зоновским прошлым… Ходят они по кругу: на работу не берут без паспорта, а паспорт не отдают им, бывает, и год, и два. Помаявшись, приходится им с голодухи опять браться за прежнее «ремесло»… Так-то вот: от тюрьмы да от сумы – не зарекайся…

Инструкция для новичков

- Вы тоже пришли к такому выводу?

- Нет, из всех этих поездок мы сделали другой вывод: в Украине жутко несовершенное законодательство. Это же признавали в разговорах с нами и сами администрации исправительных учреждений. Представьте: сидит уголовник, которому в зоне и место, а рядом человек, которого упрятали за полмешка сахара! У первого минимальный срок 5 лет, а у второго – максимальный. Но сидят они одинаково!.. Удивительно, но решением этих проблем никак не хотят заниматься наши депутаты! Вот потому и перегружены наши зоны… А какие там условия содержания?! А туберкулез?! Нет ведь ни лекарств, ни еды вдоволь. И несчастные «хозяева» (начальники) зон бьются как рыбы об лед, чтобы хоть как-то дать выжить своему контингенту…

- А вы ничем не помогали им, кроме песен?

- Помогали, чем могли. Перед каждым концертом за свои деньги закупали на Прилукской табачной фабрике по несколько ящиков сигарет и привозили с собой в зону, где раздавали каждому по пачке… А когда вместе с нами в Днепродзержинскую женскую зону выезжала и Людмила Николаевна Кучма, она завезла туда всевозможные медикаменты, угощения… Или вот работали мы в Мелитопольской женской подростковой зоне. Там девчонки сами поют, играют, среди них очень много одаренных. К ним из города на репетиции приходит даже музыкальный руководитель… Ян Петрович дал команду нашим музыкантам, чтобы они просмотрели свое «железо» да подарили девчонкам что-нибудь из аппаратуры.

- Выходит, и там встречаются таланты?

- А почему же нет? И песни пишут, и стихи. Время-то есть для творческого проявления… Кроме того, уйма интересного народу ведь сидит. Например, в одной из зон мы повстречали народного художника Украины (по Конституции-то звание снять никто не может), реставратора. Его посадили, кстати, по «крутой» статье – контрабанда икон… Встречалось там и много хороших, высокопрофессиональных музыкантов, что очень печально. Например, еще в одной зоне заведовал клубом заслуженный артист Украины… Сидят в зонах и писатели, и журналисты – даже из центральных киевских изданий!

- Скажите, а трудно выжить в зоне? Например, интеллигенту, слабому физически человеку?

- Если ты нормальный, достойный мужчина, если ты отдаешь долги или, что еще лучше, не берешь в долг, если ты честно работаешь, в общем, живешь, как говорят в зоне, «по понятиям», то все у тебя будет нормально.

- А что это значит – «по понятиям»?

- Эти правила пришли в зоны, наверное, из ГУЛАГа, а может, еще из дореволюционных времен. Они представляют собой своеобразный девиз-инструкцию: «Не верь, не бойся, не проси».

Естественно, попадать в тюрьму я никому не желаю. Но если уж судьба и сложится так, все равно не нужно отчаиваться. Всегда и везде оставайтесь достойным человеком – и трудности отступят.

- Что ж, спасибо за науку!

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Иван Васильевич ШЕПЕЛЕВ родился в Днепропетровске 20 октября 1957 года. Закончив в 1976 году школу-студию Ленкома, ушел работать на эстраду. Затем – учеба во Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства (1979 год). Объездил с гастролями абсолютно весь Советский Союз и почти весь мир (за исключением Антарктиды). Нынешняя должность – режиссер-постановщик концертных программ Международного творческого центра под руководством народного артиста Украины Яна Табачника. С 1999 года, как и Ян Петрович, – член партии «Жiнки за майбутнє».

БЫЛО ДЕЛО

В Голливуде отметился, а в Афгане «отметили»

В 1993 году Иван Шепелев был на гастролях в США, вел концерты для наших эмигрантов. Режиссером тех выступлений был некий американец польского происхождения Иржий Джексон. Он как раз снимал в Голливуде фильм-пародию «Ночное кабаре». Ему нужен был типаж эдакого конферансье: по сюжету этот герой должен быть из Европы, плохо говорить по-английски и т. п. Увидав Шепелева, он попросил нашего земляка сняться в его картине. Иван Васильевич не отказался – кому ж не охота сняться в Голливуде. Украинец отработал в общей сложности 3 съемочных дня.

Фильм вышел на экраны: Иван Васильевич в нем танцует, прыгает с кордебалетом. На нем красивая бабочка и туфли, остальное – голый торс. Увы, говорит актер, такова была задумка режиссера – зато отметился в Голливуде!

Кстати, в том фильме благодаря мастерству гримеров на правом плече нашего конферансье ни один зритель не заметил небольшого шрама. Первым из журналистов историю его появления артист поведал корреспондентам «КП». Оказывается, Ивану Шепелеву дважды довелось побывать в воюющем Афганистане: в 1979 и 1983 годах. Маме врал, что едет на гастроли в Ташкент…

В первый раз перед нашими воинами он должен был выступать с ансамблем «Девчонки из Воронежа». На горной дороге под Кандагаром войсковой автобус попал под душманский обстрел. Артист с сопровождающим офицером бросились укладывать женщин на пол. А те, уже наряженные в свои концертные костюмы, пищали и сопротивлялись: «Да как же на пол – мы же все в белом!» Кое-как уложив их, мужчины прикрыли их сверху своими телами. И тут артиста что-то больно кольнуло в плечо, рука перестала слушаться… Позже, в части солдатик-фельдшер обычным пинцетом без всякого наркоза (его заменили полстакана спирта) выковырял из раны пулю – оказалось, в артиста попали из автомата «Узи» израильского производства. Капитан-сопровождающий заламывал руки: «Ох, меня разжалуют – артиста не уберег!» Иван Шепелев, чтобы не подвести офицера, так никому тогда и не сказал о своем ранении. А рука хоть немного и терпла, но двигалась – так что вечером наш конферансье еще и концерт отработал…

СПРАВКА «КП»

В 1997 году в Праге Иван Шепелев был признан лучшим конферансье Восточной Европы. С 2002 года носит звание народного артиста Украины. Однако больше всего гордится тем, что стал лауреатом II Всесоюзного конкурса артистов эстрады (в 1989 году). Говорит, добиться в нем победы нельзя было ни по какому блату – в отличие от многих нынешних наград и званий.

Кстати, кроме того, что Иван Шепелев – единственный в СНГ «конферансье в законе», он еще и единственный из артистов этого жанра, кого наградила церковь. Орден Владимира III степени артисту лично вручал митрополит Украинской православной церкви Владимир.

Фото автора и из личного архива Ивана ШЕПЕЛЕВА.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт