Психолог: человек может выдержать на войне не более 45 суток

Психолог: человек может выдержать на войне не более 45 суток

Комментарии: 5
Фото: reuters

Психологи констатируют: человеческая психика выдерживает на войне не более 45 суток.

Полгода в зоне АТО, долгожданная ротация и возвращение домой. Цветы и подарки от совершенно незнакомых людей, благодарности и наконец-то объятия родных. А после этого - ночные кошмары, депрессия и запои. Мирную реальность вернувшиеся с передовой бойцы в большинстве случаев просто не принимают. Им сложно адаптироваться к тому, что здесь не гремят ежесуточно взрывы, не рвутся снаряды. Они понимают, что изменились. К сожалению, это не всегда понимают те, кто находится рядом.

Татьяна Ермолаева. Фолто: Соцсети

- Сегодня психологическая устойчивость и патриотизм наших бойцов по сравнению с теми, что были еще в июне, гораздо выше, - считает координатор группы по работе с военными Днепропетровского кризисно-психологического центра Татьяна Ермолаева. - Однако вместе с тем больше отмечается и усталость, и непонимание того, зачем нужна эта война. К тому же население в зоне АТО не всегда доброжелательно относится к украинским военным. 

Татьяна работает как на передовой, так и с бойцами, вернувшимися домой. Рассказывает, что сейчас у многих наблюдается снижение уровня стрессоустойчивости. Как это ни странно нам, живущим там, где войны нет, в зоне АТО самым тяжелым для эмоционального состояния ребят является бездействие, периоды "затишья", в которые все равно не исчезает ожидание беды. Однако и отпуск не всегда идет на пользу. С какими проблемами сталкиваются военные, вернувшись домой, и как родным поддержать их, "Комсомолка" узнавала у психологов и психотерапевтов. 

Переход из войны в мир - три дня на адаптацию 

Светлана Мороз. Фото: Юлия ГАВРИЛОВА 

Понятно, что, проведя в зоне АТО несколько месяцев, бойцы поскорее мечтают попасть домой. Однако психологи уверяют: необходим временной задел, чтобы чуть-чуть "отдышаться", перейти из состояния войны в состояние мира. Поэтому советует тому же командованию выделить три дня для того, чтобы служащие провели некоторое время в военной части, прошли диагностику физического и морального состояния. И только потом отправлялись домой. Для нормального отпуска необходимо две недели "чистого" времени. При этом первая неделя уйдет на адаптацию, принятие того, что уже изменилось в жизни. Однако доктор медицинских наук, психотерапевт Светлана Мороз, которая работает с бойцами в областной больнице им. Мечникова, считает, что определить временные рамки, необходимые для психологического восстановления, нельзя.

- Это все равно что стараться понять, сколько нужно человеку, чтобы наесться, - говорит врач. - Все зависит от того, что боец там пережил, с чем столкнулся. Кому-то достаточно двух недель, а кому-то понадобятся месяцы. 

Алкоголь как бегство от собственных мыслей 

Нередко, приехав домой, солдаты начинают пить. Причем в запой уходят даже те, кто до этого и капли в рот не брал.

- Человек был на войне, он смог, выстоял, преодолел, а здесь от него не требуется никакого подвига, - поясняет Светлана Михайловна. - Он чувствует себя лузером, ведь здесь он не так успешен, как на войне. А что делает мужчина, который чувствует себя неудачником? Начинает искать спасение в алкоголе.

Родные не знают, к кому бросаться, а идти нужно к психологу и наркологу. Вот только нет у нас такой привычки - искать помощи у специалистов. Хотя зачастую, пропив несколько дней, мужчина сам приходит к выводу, что ему от этого не легче, и все прекращается само собой. 

Вспышки агрессии 

Бойцы признаются, что часто безосновательно могут накричать на жену, маму или ребенка. Оно и понятно - "отрываемся" мы обычно на тех, кто рядом. Неконтролируемые вспышки агрессии случаются часто, проходят быстро, и за них воякам очень стыдно. Все, что остается близким, - это постараться не обижаться.

- Нужно быть готовыми к тому, что человек будет кричать, вскакивать по ночам, продолжать воевать, - говорит психолог Татьяна Ермолаева. - Родные должны относиться к такому с взрослым пониманием.

- Это симптоматика, которую нужно лечить, - настаивает Светлана Мороз. - Пропущенная нервная контузия. У меня был боец, который пережил три войны, прошел Афганистан. В АТО он "держал" Донецкий аэропорт, его отбросило взрывной волной, и он получил эту самую нервную контузию, которая впоследствии провоцирует неконтролируемые вспышки гнева. Потом сам мне признавался, что после Афганистана долго был "взрывным" и не понимал, почему так происходит. Сказал, что мне первой удалось действительно помочь ему. 

Нежелание возвращаться на передовую 

Боль в спине от постоянного ношения 10-килограммового бронежилета ничто по сравнению с болью душевной. Чем дольше человек находится на передовой, тем больше у него посттравматических психических расстройств. Поэтому психологи настаивают на демобилизации. Ребят нужно менять, на передовой они должны находиться не более 45 суток (этот срок указан и в законе о мобилизации, но он является рекомендацией, и давать ли бойцу отпуск, решает командир. - Авт.). Психологи отмечают, что бойцы зачастую не хотят возвращаться назад, но не в зону АТО, а именно на передовую. Психологически это очень тяжело. Пять процентов от количества тех, кто воевал, становятся "психическими" инвалидами. И если физические раны постепенно затягиваются, то психические могут "вылезти" и через 5 лет, и через 10 лет.

Впрочем, по словам Светланы Мороз, нежелание возвращаться касается по большому счету призывников - они боятся. А вот профессиональные военные и добровольцы, наоборот, стремятся поскорее вернуться, так как знают и понимают, зачем туда идут. 

Ощущение ненужности - первый шаг к суициду

Об этих историях не кричат на всех углах, но они, увы, есть: вернулся живой, руки-ноги целы, родные счастливы, а он - в петлю. Пережив, казалось бы, самое страшное и вернувшись домой, зачастую бойцы ощущают свою ненужность. А если же это усугубляется еще и ситуацией в семье, когда жена или мать ставит ультиматум: либо я, либо война - им и вовсе не хочется жить.

- Поддержка со стороны близких людей просто необходима, - подчеркивает психолог. - Очень часто с таким состоянием помогают справиться дети. Они буквально "вытягивают" из депрессии. Теплые ручки, которые пытаются раскрыть глаза спящего папы, объятия и поцелуи, игры и смех - самые лучшие антидепрессанты.

Впрочем, среди "пациентов" психотерапевта больницы им. Мечникова суицидально настроенных нет. Даже тяжелораненые и бойцы с ампутацией хотят быть полезными и никаких мыслей о том, чтобы свести счеты с жизнью, не допускают. Однако, по мнению Светланы Михайловны, эти настроения могут появиться через полгода, поэтому для таких бойцов необходимо создать глобальную службу поддержки и помощи.

Что же касается разводов, то, к сожалению, порядка 70% военных теряют свои семьи. Однако винить в этом одних женщин не стоит.

- Здесь трудно говорить, кто виноват, - отмечает психотерапевт. - Часть добровольцев, к примеру, сами "сбегают" в зону АТО, чтобы не решать какие-то бытовые или личные проблемы.

Кстати, психологи советуют родным не расспрашивать своего солдата о том, как ему приходилось "там", убивал он или не убивал, страшно ему было или нет? А вот если он сам захочет рассказать об этом - нужно выслушать и не пытаться уйти от разговора.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа Одесса художник-оформитель