Николай ДОБРЮХА. Фото ИТАР - ТАСС и РИА «Новости». (23 июня 2008)

Был ли Сталин в Москве в первые дни войны?

Английские историки уверяют, что еще 18 июня 1941 года он уехал на 15 дней в Сочи. Вопрос «Уехал ли Сталин в Сочи за 4 дня до начала войны на отдых и в первые дни нападения его не было в Москве?» пришел из Англии, где в лондонском издательстве FRANK CASS вышла книга, предназначение которой рассекретить «скрытую  жизнь» могущественного советского диктатора. Вообще-то книга эта по большинству вопросов представляет собой не собрание секретов, а набор западных сплетен. Поэтому, чтобы не делать ей рекламу, не стану афишировать ее автора и название.

Вместе с тем среди явных «уток» в ней  встречаются и такие зерна, какие, если их отделить от плевел, могут представлять исторический интерес для исследователей, потому что в них просматривается отзвук каких-то секретных докладов агентов английской и американской разведок.

Операция «Сочи»

Широко известный факт: 14 июня 1941 г. ТАСС распространил опровержение - слухи о готовящемся нападении Германии на Советский Союз не имеют никаких оснований.

Именно с ним связано приведенное в книге, основанное на английских агентурных данных сообщение о том, что  Сталин принял решение отправиться отдыхать на юг. Выглядит это, кстати, не так уж нелепо: тем самым хозяин СССР мог продемонстрировать (после заявления ТАСС), что никакого охлаждения советско-германских отношений не произошло и напряжения, а тем более угрозы войны нет.

На этой даче в Сочи возможный двойник Сталина и изображал беспечный отдых вождя.

На этой даче в Сочи возможный двойник Сталина и изображал беспечный отдых вождя.


Естественно, все было сделано так, чтобы эта информация дошла до Гитлера и стала для него своеобразной гарантией, что в отношениях с Германией СССР по-прежнему руководствуется недавно заключенными добрососедскими договорами и рассчитывает на их уважение другой стороной...

Вот как об этом говорится в английской книге: «Восемнадцатого июня 1941 г. советский посол в Великобритании Иван Майский передал Сталину полученные от британского министра иностранных дел Энтони Идена сведения о 147 германских дивизиях, сосредоточенных вдоль советской границы. Несмотря на это, Сталин в тот же день уехал на юг, отдав приказ по армии избегать провокаций на границе. Он прибыл в Сочи 20 июня. Там его уже ждало сообщение наркома ВМФ СССР Н. Г. Кузнецова о том, что все германские торговые суда покинули советские порты. На сей раз Сталин отнесся к информации серьезно и 21 июня сделал несколько телефонных звонков командному составу, приказав повысить боевую готовность. Он также позвонил Молотову (нарком иностранных дел СССР и ближайший соратник Сталина. - Прим. ред.), чтобы тот встретился с Шуленбургом (посол Германии в СССР. - Прим. ред.) и попытался через него умиротворить Гитлера. Встреча Молотова и Шуленбурга произошла 21 июня в 9 часов вечера. Шуленбург обещал сделать все возможное. Но было уже поздно. На следующее утро германские войска начали наступление по всей западной границе СССР, от Балтийского моря до Черного.

...Днем по советскому радио выступил Молотов. Он объявил о вероломном нападении...

Двадцать третьего июня, на следующий день после начала войны, генерал К. А. Мерецков, находившийся на Балтийском фронте, получил приказ немедленно прибыть в Москву. Там его арестовали...

В течение недели после начала войны Сталин отказывался видеть кого-либо из членов Политбюро, принимая только Берия, с которым обсуждал показания Мерецкова и других «заговорщиков» и разрабатывал сценарий показательного процесса. Но 30 июня 1941 г. несколько членов Политбюро добились встречи с главой государства, умоляя его «предпринять немедленно определенные шаги с целью улучшить ситуацию на фронте». С этого момента Сталин начал осознавать реальность нависшей над  его режимом угрозы. Он назначил себя Верховным главнокомандующим и главой Генерального штаба, который назвал дореволюционным словом «Ставка». Он обратился к народу, его речь - нервная, прерывающаяся, со знакомым грузинским акцентом и паузами - была записана на пленку и несколько раз в течение 3 июля передавалась по радио, в то время когда он сам возвращался поездом в Москву. Поезд часто останавливался, ожидая, пока саперы проверят безопасность путей. Путешествовать самолетом Сталин боялся».

Работа шла круглые сутки

Итак, был ли Сталин в Сочи, когда началась война? Рассекреченные документы свидетельствуют: не был!

Это доказывают журналы записи лиц, принятых И. В. Сталиным с 1927 по 1953 гг. Разумеется, в нашем случае интерес представляют только те записи, которые сделаны в его приемной с вечера 21 июня по 3 июля 1941 г. Чтобы раз и навсегда снять все вопросы на этот счет, приведем записи самых важных дней - 21 - 23 июня 1941 года (см. таблицу внизу. Полностью записи читайте на сайте kp.ru).

Но прежде чем приводить, заметим следующее: предъявлять претензии Н. С. Хрущеву за его выступление на XX съезде, что Сталин в первые дни войны от нанесенного гитлеровским нападением шока отсиживался на даче,  вряд ли правомерно. Дело в том, что сам Хрущев свидетелем этого не был, так как руководил тогда Украиной. А зачитанный им доклад на XX съезде в 1956 г. был «подготовлен комиссией под председательством т. Поспелова» на основании неизвестно чьих данных. Хрущев же этот доклад только озвучил и, стало быть, это не на его совести. Во всяком случае, такой вывод следует из секретного заявления самого Хрущева в ЦК КПСС 10 ноября 1970 года...

Вот теперь в качестве доказательства можно представить и сам журнал посещений Сталина членами Политбюро, государственными деятелями и высокопоставленными военными с указанием времени входа и выхода из кабинета вождя.

Вот так Сталин оставил Гитлера с носом.
Вот так Сталин оставил Гитлера с носом.



Выдержки из журнала приема посетителей Сталиным в Кремле 21 -  23 июня 1941 года

21 июня 1941 года

1. т. Молотов 18.27  - 23.00                        
2. т. Ворошилов 19.05  - 23.00
3. т. Берия 19.05  - 23.00                
4. т. Вознесенский 19.05  - 20.15     
5. т. Маленков 19.05  - 22.20              
6. т. Кузнецов 19.05  - 20.15
7. т. Тимошенко 19.05  - 20.15
8. т. Сафонов 19.05  - 20.15              
9. т. Тимошенко 20.50  - 22.20                 
10. т. Жуков 20.50  - 22.20              
11. т. Буденный 20.50  - 22.00                
12. т. Мехлис 21.55  - 22.20
13. т. Берия 22.40  - 23.00

Последние вышли в 23.00

22 июня 1941 года

1. т. Молотов 5.45 - 12.05
2. т. Берия  5.45 - 9.20
3. т. Тимошенко  5.45 - 8.30
4. т. Мехлис  5.45 - 8.30
5. т. Жуков  5.45 - 8.30
6. т. Маленков  7.30 - 9.20
7. т. Микоян  7.55 - 9.30 
8. т. Каганович Л.  8.00 - 9.35
9. т. Ворошилов  8.00 - 10.15
10. т. Вышинский  7.30 - 10.40
11. т. Кузнецов  8.15 - 8.30
12. т. Димитров  8.40 - 10.40
13. т. Мануильский  8.40 - 10.40
14. т. Кузнецов  9.40 - 10.20
15. т. Микоян  9.50 - 10.30
16. т. Молотов 12.25  - 16.45
17. т. Ворошилов 11.40  - 12.05
18. т. Берия 11.30  - 12.00
19. т. Маленков 11.30  - 12.00
20. т. Ворошилов 12.30  - 16.45
21. т. Микоян 12.30  - 14.30
22. т. Вышинский 13.05  - 15.25
23. т. Шапошников 13.15  - 16.00
24. т. Тимошенко 14.00 -  16.00
25. т. Жуков 14.00 -  16.00
26. т. Ватутин 14.00 -  16.00
27. т. Кузнецов 15.20 -  15.45
28. т. Кулик 15.30 - 16.00
29. т. Берия 16.25 -  16.45

Последние вышли в 16.45

23 июня 1941 года

1. т. Молотов 3.20 - 6.25
2. т. Ворошилов 3.25 - 6.25
3. т. Берия 3.25 - 6.25
4. т. Тимошенко 3.30 - 6.10
5. т. Ватутин 3.30 - 6.10
6. т. Кузнецов 3.45 - 5.25
7. т. Каганович 4.30 - 5.20
8. т. Жигарев 4.35 - 6.10

Последние вышли в 6.25

23 июня 1941 года

1. т. Молотов 18.45 - 1.25
2. т. Жигарев 18.25 - 20.45
3. т. Тимошенко 18.50 - 20.45
4. т. Меркулов 19.10 -  19.25
5. т. Ворошилов 20.00 -  1.25
6. т. Вознесенский 20.50 -  1.25
7. т. Мехлис 20.55 -  22.40
8. т. Каганович 23.15 - 1.10
9. т. Ватутин 23.55 -  0.55
10. т. Тимошенко 23.55 -  0.55
11. т. Кузнецов 23.55 -  0.50
12. т. Берия 24.00 -  1.25
13. т. Власик  0.50 - 0.55

Последние вышли в 1.25

Как видим, в  журнале посещений Сталина записано, что в первый день войны, 22 июня 1941 года, он принял 29 человек, начав прием в 5 часов 45 минут утра. И так было в июне день за днем. Последние люди ушли от Сталина 29 июня в 00 часов 50 минут. Дальнейший прием Сталин начал только 1 июля в 16 часов 40 минут.

Существуют домыслы по поводу отсутствия записей 29 и 30 июня. Чем же в эти дни был занят Сталин?

29 июня Сталину сообщили, что наши войска оставили Минск. Он позвонил наркому обороны Тимошенко. В кабинете Сталина в это время находились Молотов, Маленков и Берия. Сталин предложил им поехать вместе с ним в Генштаб, чтобы самим посмотреть карты донесений с фронтов.

В Генштабе была обсуждена сложившаяся обстановка и намечены меры первостепенной важности.      30 июня Сталин приказал вызвать  в Москву командующего войсками Западного фронта Д. Г. Павлова и разобраться, кто виноват в сдаче Минска и других провалах фронта?

Кроме того, в эти дни Сталин готовил выступление, которое было передано по радио 3 июля 1941 года.

Документы, подтверждающие приводимые здесь факты, обстоятельно цитируются в книге «Как убивали Сталина», отрывки из которой «КП» публиковала в декабре 2007 и марте 2008 гг.

На курорт отправили двойника?

В ответ на английские данные, исходя из наших архивных документов, которые вы только что прочли, напрашивается предположение, что на юг могли отправить отдыхать двойника, а настоящий Сталин, учитывая нараставшую военную напряженность, тайно продолжал оставаться в Москве для того, чтобы в критический для страны момент не оказаться вдалеке от пульта управления государством.

Кстати, в дальнейшем, дабы сбить Гитлера с толку, мог использоваться и другой факт, якобы подтверждающий отсутствие Сталина в столице, а именно: первым о вероломном нападении Германии выступил в Москве Молотов, а Сталин сказал свое слово уже потом (3 июля 1941 года), когда якобы вернулся из Сочи.

О нахождении вождя в Сочи косвенно должно было свидетельствовать и то, что отдельных членов его семьи действительно видели на Черноморском побережье, когда уже вовсю шла война. Дело в том, что обычно они без Сталина отдыхать не ездили...

Возможно, в пользу этой же версии должны были работать и слухи, что Сталина чуть ли не 10 дней никто в Кремле не видел.

Все это, скорее всего, было задумано с целью дезинформации Гитлера. В противном случае встает вопрос: «Кого, как не двойника, наблюдали западные разведки в месте отправления из пределов Москвы и по прибытии спецвагона в Сочи?»

Теперь благодаря приведенному документу все расставлено по своим местам. Более того, если западные разведчики действительно видели своими глазами в эти дни Сталина в Сочи, значит, у него действительно был двойник!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ