Андрей ХРУСТАЛЕВ, Дарья АСЛАМОВА (8 мая 2007)
Кому достанется Крым

Кому достанется Крым

Комментарии: 2

Русские, татары и украинцы вновь делят благословенный полуостров в Черном море. Продолжение. Начало читайте здесь

Краткое содержание предыдущей части:

Мы рассказали о том, что в Крыму с новой силой начался передел земли и сфер политического влияния. Вернувшиеся с развалом СССР из депортации крымские татары в 90-х годах самовольно захватывали «золотую» курортную землю полуострова под строительство жилья для себя. Однако теперь самозахват участков превратился в бизнес. Крымчаки-мусульмане «столбят» чужую землю для дальнейшей перепродажи и «внукам, про запас». Силой выкидывают из почти построенных домов славянское население. И требуют основать в Крыму исламскую автономию.

Самое печальное - украинские власти негласно поощряют действия крымских татар как силы, противостоящей на полуострове влиянию России. Лозунг Киева: «Пусть мы потеряем Крым, но зато он не достанется и Москве...»

Партенит: линия фронта

Поселок Партенит - дивное место на берегу моря у Медведь-горы недалеко от Гурзуфа. Здесь три санатория и один из лучших парков Украины («а может быть, и Европы», как с гордостью говорят тут). В прошлом мае поселок оказался на «линии огня» между славянами и татарами.

«Мы ничего героического не сделали, мы свою землю защищали, - говорит мэр Партенита, подполковник запаса Николай Конев. - Единственное место на Южном берегу Крыма, в котором татары еще не успели захватить земли, - это наш поселок. Для них взять Партенит - дело принципа, а для нас дело принципа - его отстоять. В мае прошлого года в память очередной годовщины депортации татары устроили автопробег Симферополь - Ялта. Партенит находится в стороне от основной трассы, но до нас дошли слухи, что готовится захват, и на всякий случай мы перекрыли въезд в поселок нашими машинами. Утром подъехала колонна из сотен машин (по разным данным, от 600 до 800). Я вышел с ними поговорить. Мне говорят: «Хотим проехать через ваш поселок, потому что здесь родился Герой Советского Союза, крымский татарин». Я выяснил, что у них нет никаких документов или официального разрешения. Никто нас заранее не предупреждал. Мы им сказали: «Поселок маленький. Пустить такую колонну в Партенит мы не можем. Трасса свободна - езжайте дальше».

«Потом началось нечто страшное, - рассказывает депутат поселкового Совета Ксения Яковенко. - Противостояние длилось двое суток. Татары выпустили вперед женщин, которые кричали: «Вы спите на наших подушках!», «Вы съели наших коров!», «Это наша земля! Уходите! Мы все равно сюда придем!» Особенно страшно было ночью. Весь поселок - шесть тысяч человек - встал на оборону. Люди несли плакаты: «Россия! Помоги нам!». Потом татары стали предлагать нам сделку: «Что вы сидите? Сами ничего не имеете! Давайте захватим, колышки вобьем и поделим: половина нам, половина вам».

«У нас уже был печальный опыт с татарскими захватами, - вступает в разговор жительница Партенита Марина Андреева. - Меня, к примеру, выгнали из собственной квартиры в Алуште. Я вложила деньги в строительство, а когда дом с 15 квартирами был готов, его захватили татары. Один мужчина даже успел завезти вещи и холодильник, так они все повыкидывали. Мы подали в суд, и, конечно, суд велел захватчиков выселить. Приехал ОМОН, татары выставили вперед детей. ОМОН постоял-постоял да и уехал. А нам сказали: «У вас в постановлении суда написано «выселение», но нет слова «принудительное». И все! Вот уже два года мы не можем добиться справедливости!»

«В ту страшную ночь мы поставили полевую кухню, чтобы кормить защитников Партенита, - продолжает свой рассказ мэр поселка Конев. - Со всего Крыма подтянулись казаки к нам на помощь. В час ночи приехал руководитель меджлиса крымских татар Мустафа Джемилев и стал нас уговаривать: «Пропустите людей! Они просто проедут, чтобы поклониться памяти героя!» А мы ему: «Какие поклонения в час ночи?!» Потом приехал какой-то м…к из МВД, стал орать: «Мы вас посадим! Освободите дорогу!» Тогда мы огородами послали людей в Алушту подавать в суд на незаконные действия татар, и на следующий день суд признал нашу правоту!»

«Вы нам только туристов не зашугайте! - говорит Ксения Яковенко. - Передайте россиянам: у нас район экологически чистый, баранов нет!» «Приезжайте к нам, люди добрые! - вторит мэр поселка Конев. - Туристы будут под нашей защитой. Я пенсионер, мне терять нечего, и Партенит свой я отстою!»

Война креста и полумесяца

В тайном и явном противостоянии славян и татар немалую роль играют религиозные деятели. Православные батюшки в Крыму все как на подбор крепкие ребята. Среди них немало бывших спортсменов, десантников, спецназовцев. Впрочем, и ситуация обязывает. Несколько лет назад в селе Красный Мак, где церковь и мечеть стоят аккурат напротив, случился религиозный скандал. Во время праздника Курбан-байрама мусульмане решили сделать жертвоприношение, а барана вышли резать прямо к церкви недалеко от креста. Местный батюшка возмутился. Так его за бороду таскали по всей деревне, пока священника не отбили местные славяне.

А вот энергичного отца Александра, боксера-любителя, решили убрать из села Веселого после жалоб местных татар. «Он был нормальным мужиком, - вспоминает судакский казак Виталий. - Не тряпка, и вел себя как подобает мужчине. И что плохого в том, что - боксер? Отец Александр бил в свободное время боксерскую грушу. Дружил с казаками, даже место им для сходок выделил при церкви.

Приехало украинское телевидение и показало его в агрессивном виде, вроде как он тренирует специальную казачью бригаду. Потом показали плачущих татар. Один дедушка так рыдал: «Я как вернулся из депортации, так до сих пор хлебушка досыта не ел». Я когда смотрел, сам чуть не заплакал. Жалко дедушку. А потом выяснилось, что это папа одного из самых богатых людей в Судаке».

Отца Никона, настоятеля Свято-Покровского храма в Судаке, церковь заранее готовила к испытаниям. «Я окончил школу в советское время и собирался поступать в симферопольскую духовную семинарию, - рассказывает отец Никон. - Но владыка Василий, посмотрев мои оценки, сказал: «Семинарию ты и так окончишь. Но заочно. Я назначаю тебе послушание: поступай в военно-политическое строительное училище. Во-первых, строителем станешь. А то у нас храмы в руинах лежат. Во-вторых, ты всю эту коммунистическую заразу изучишь изнутри и сможешь с безбожниками разговаривать на равных». Училище готовило замполитов-строителей, и я поступил, хотя чувствовал себя Штирлицем. Люди вокруг духовно чужие, а я должен быть, как они. Когда я оканчивал училище уже в разгар перестройки, к нам пришли «покупатели» - офицеры с разных частей, которые отбирают себе выпускников на службу. Я хотел попасть в элитное подразделение, в Первую бригаду морской пехоты Украины. Открылся во всем, сказал, что я священник. Меня взяли. Так и служил: по будням - офицером, по выходным - военным священником.

Но недолго все это длилось. К власти пришли украинские националисты, и нас переподчинили Национальной гвардии Украины. Приехал к нам из Киева важный генерал. А мой начальник-татарин, который меня терпеть не мог, заявил генералу, что я русский шпион в украинской армии, поскольку священник украинской православной церкви Московского Патриархата. Нас всех построили, подходит ко мне киевский генерал и говорит на украинской мове: «Вы понимаете, что мы строим СВОЕ государство и СВОЮ церковь?» А я в ответ: «А вы понимаете, какая это глупость?! В Евангелии от Матфея сказано: «Я создам церковь свою, и врата ада ее не одолеют». Неужели украинские националисты создадут нечто лучшее, чем Бог создал и что за две тысячи лет никто не смог разрушить?» Был скандал. Меня вызвал мой начальник, и я спросил его: «Вы принимали присягу Советскому Союзу?» - «Ну принимал». - «А Украине?» - «Принимал». - «По законам офицерской чести присяга дается один раз. Крым - столь уникальная территория, что по договору, подписанному между Турцией и Россией, если Крым не принадлежит России, Турция имеет на него все права. Если сюда придут турки, вы им тоже присягу дадите?» В общем, пришлось из армии уволиться».

Во дворе Свято-Покровского храма в Судаке, где служит отец Никон, стоит обгорелый деревянный крест. Когда-то крест стоял высоко над городом на Фирейной горе, пока его не подожгли татарские экстремисты. Пожар успели затушить местные славяне, и за одну ночь они соорудили новый крест из металлических труб. Кресты здесь рубят, жгут, взрывают, но они снова поднимаются над Крымом, как в селе Морское, где жители отлили из стали пятиметровый крест.

«Бог учит нас смирению, - говорит отец Никон. - Но смирение не значит унижение. Эти понятия часто путают. Смирить себя, зная свои недостатки, это достойно. А смириться со злом, которое воинствует вокруг, это грех».

Окончание в четверг, 10 мая.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Крым может стать украинским Косово

Даша Асламова написала о Крыме так, как в Украине не принято. Уже 15 лет тема автономного полуострова у нас считается неудобной: о разборках татар и славян, захватах земли, религиозных конфликтах возможен разве что сюжет в теленовостях - и то всегда без комментариев. В истории с Крымом и официальный Киев, и украинская пресса напоминают страуса, от страха зарывшего голову в песок. Как будто, если вообще не говорить и не писать о полуострове, будоражащие его проблемы решатся сами собой.

Давайте задумаемся, что ждет Крым в ближайшие 10-15 лет. Если политика Киева по отношению к АРК не изменится, то угадывается всего два варианта развития событий. И не нужно быть Нострадамусом, чтобы их предсказать.

Первый вариант: исламизм, как национальная идея, начинает доминировать у крымских татар. Кавказ, Сербия, Афганистан - там это уже проходили. Исламисты не жалеют денег на поддержку своих братьев по всему миру. А крымские татары - в большинстве своем люди небогатые и неуверенные в будущем - прекрасная почва для распространения экстремистских идей. И тогда по известным сценариям, которые уже отработаны в США, все приведет, возможно, к тому, что в результате полуостров придется делить на секторы - татарский и славянский. Потом в дело включаются политики. В Крыму проводят референдум, который заканчивается созданием татарской автономии. Немусульман с полуострова просят удалиться. О том, чтобы Крым остался украинским, даже речь не идет.

Есть и второй вариант, причем он может осуществиться куда быстрее первого. Крымчане начинают бороться против татарского «произвола» - реального или придуманного, уже второй вопрос. Они официально или на уровне массовых общественных организаций обращаются за помощью к России. На полуостров сначала высаживаются для старта российские политики. И раньше Россия показывала, кто на самом деле хозяин в Причерноморье. А сейчас, если уж Президент и Верховная Рада не могут найти друг на друга управы, кто вообще сможет решать международные конфликты?

Попутно всплывет вопрос газовой трубы, напуганный Запад будет звать к компромиссам, откроются бесконечные круглые столы, и полуостров плавно начнет дрейфовать в сторону России. Тем более настроения там всегда были пророссийскими. И мы не только потеряем автономию, но еще и получим горячую точку под боком. Нас можно успокоить лишь одним: как курорт Крым давно уже никого не привлекает - цены заоблачные, а сервис отвратительный.

В общем, куда ни кинь - всюду клин. Если, конечно, Украина и дальше будет решать (точнее, не решать) крымскую проблему в том же духе. На уровне Киева можно принять законы, которые регулировали бы порядок приватизации земли на полуострове, а Генпрокуратура должна пристально следить за их выполнением. Одним словом, много чего можно предпринять, было бы желание. Вот только времени, чтобы действовать, осталось мало...

 

Продолжение читайте здесь > >

загрузка...
загрузка...

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

У 112-го канала новые собственники
У 112-го канала новые собственники 770 1

Телеканал "112 Украина" в своём заявлении по поводу скандальных выступлений нардепа Онищенко сообщил, что экс-собственник Андрей Подщипков передал корпоративные права в управление менеджмента канала.

Спорт

3d дизайнер ХарьковСиноптикhttp://kinoafisha.ua/films/prikluacseniya-mshonka