Марина ЛУЧЕР («КП - Запорожье»). Фото автора. (2 июня 2008)
«Церковь полицая» селяне обходят стороной

«Церковь полицая» селяне обходят стороной

Церковь из красного кирпича одиноко возвышается среди фермерского поля недалеко от дороги. Двери в нее открываются только на выходные, когда отец Михаил правит службу. Только далеко не все жители села Вершина-1 Запорожской области решаются заглянуть внутрь. Дело в том, что эту церквушку построили сыновья человека, который во время Великой Отечественной был полицаем.

Старую церквушку взорвали коммунисты

- Звали его Даниил Пашко, и он действительно жил в этом селе, - объясняет настоятель храма отец Михаил. - Когда в нашу Вершину пришли немцы, он сделался полицаем. По своей воле или нет, не знаю. Его дети Федор и Владимир говорили, что отец поступил так, чтобы помогать людям. Дескать, он всегда предупреждал односельчан об облавах и, если мог, пытался кого-то спасти. Правда, когда гитлеровцы отступили, Пашко с четырьмя детьми и женой Александрой ушел вместе с ними. Его вполне можно понять: за предательство ему грозил расстрел, а семье - ссылка.

После войны все семейство перебралось в Америку. Перед своей кончиной Пашко завещал сыновьям любой ценой побывать в Украине и возвести в родном селе церковь в честь святого Николая.

Когда-то давно здесь стояла церквушка имени Чудотворца, но в конце 30-х ее взорвали коммунисты. Из оставшегося кирпича сделали колхозный сарай, коровник и Дом культуры.

Братья Федор и Владимир Пашко слово сдержали - в 1992 году развернули в селе Вершина строительство нового храма. Проект разработал в Америке младший сын бывшего полицая Владимир, который служит в Нью-Йорке настоятелем православного храма и разбирается в церковной архитектуре. Как для небольшого села (всего 581 человек), планы у братьев были грандиозные: помимо храма с часовней хотели выстроить целый собор, а еще дом священника, дом престарелых (все - за свои деньги). Однако солидный комплекс так и остался на бумаге - почему, никто уже и не помнит. Лишь церквушку довели до ума, и спустя два года в ней начали проводить службы.

Сейчас братьям Пашко за восемьдесят, они живут в США, но, как заверил отец Михаил, по сей день перечисляют пожертвования, не забывая о родном селе.

Искупление грехов?

А вот некоторые старожилы вспоминают о Пашко без особого тепла.

- В селе у нас полицаев было много - четверо или пятеро. А про Даниила так скажу: обижал он наших людей! - хмурит брови пенсионерка Мария Заярская, которая в те годы жила с родителями через три дома от хаты Пашко. - Мы вместе гуляли с его сыновьями Федькой и Володькой. Нам тогда лет по одиннадцать было. Помню, в доме у нас прятался парень, так Пашко его выследил и замком лицо разбил за то, что тот не хотел в Германию ехать. Да так сильно - горемыка без зубов остался! Зато о его жене Александре слова плохого не скажу: замечательная женщина, добрая, приветливая…

Остались в селе и родственники вершининского полицая. Самый близкий из них - племянник Василий Шупта, который уже более 70 лет живет в родной деревне.

- Когда старый храм коммунисты взрывали, мы тогда пацанами были, прятались, грохота боялись, - вспоминает старик. - О дяде своем скажу одно: напрасно его люди осуждают.

Другие старожилы Вершины утверждают: когда Пашко бежал из села, то ограбил и убил богатого торговца, на чьи деньги потом и устроил свою жизнь за океаном. В общем, многие уверены: храм Даниил решил возвести, чтобы от грехов собственных очиститься.

«Отстою службу - и две недели лежу как побитая»

- Мне свекровь рассказывала, что Даниил грабил и бил односельчан, а когда сбежал в Америку, стал очень набожным и решил церковь у нас построить, - рассказывает пенсионерка Ида Емченко. - Раньше я туда ходила, а теперь не могу. Бывало, отстою службу - и две недели лежу как побитая. Все тело болит и ломит. И не со мной одной такое. Не раз слыхала от соседок, что и они нехорошо себя чувствуют после службы…

Когда предыдущий настоятель отец Юрий сетовал, что люди не приходят и звал на службу, женщины в ответ кричали: «Как можно ходить в церковь, которая построена на нашей крови?!» И до сих пор обиду в душе держат: мол, не выйдет у тебя, Даниил, откупиться.

- Знаю, что в селе говорят. Вот и Федору с Владимиром было обидно такое об отце услышать, - вздыхает отец Михаил. - Прихожан, конечно, немного, но на воскресную службу человек сорок приходит. Думаю, люди просто отвыкли, ведь церкви здесь почти полвека не было, да и советская пропаганда в душах след оставила.

И все-таки нашелся человек, сказавший доброе слово о Данииле-полицае. Пенсионерка Галина Мироненко слышала от людей: когда Пашко бежал с немцами, то дом свой другой семье подарил.

Мы отстояли в «храме полицая» службу. Прихожан действительно наведалось маловато. Хотя оно и понятно: все на огородах. А в остальном - церковь как церковь. И, знаете, ничего плохого с нами не случилось. Может, получил-таки Даниил долгожданное прощение?

МНЕНИЕ ЦЕРКВИ

«Нет разницы, кто возвел храм»

Протоиерей, старший преподаватель кафедры религиоведения Александр МИРОШНИЧЕНКО (Запорожье):

- Ошибочно считать, будто строительством церкви и постоянными пожертвованиями можно искупить свои грехи. Душа очищается только после искренней молитвы. Да и не связана церковь с каким-то конкретным человеком. Храм - это дом Божий, и замечательно, что в селе появилось место, в котором людям дали возможность молиться и исцелять душу. Кстати, вершинская церковь - не единственная, которую построили полицаи. Немцы тоже открывали во время войны православные храмы, чтобы укрепить свою власть. Нет разницы, кто воздвигнул, главное - чистая молитва. Правда, когда ясно, что человек заработал нечестным путем, пожертвования от него не принимаются.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт