Окно в природу: Что случается на охоте

Окно в природу: Что случается на охоте

Комментарии: 2
Мгновение встречи.

Тут в местах, где когда-то охотился Хемингуэй, он присутствовал при довольно безобидном преследовании антилоп. Эти животные при всякой опасности убегают. Но вот запечатлен случай (смотрите снимок), когда саблерогая антилопа неожиданно атаковала растерявшегося всадника.

Любая охота сулит неожиданности, курьезные, драматические, иногда трагические и часто забавные. Иным рассказам о них трудно поверить, поскольку часто охотники привирают. Но много историй подлинных, интересных, всегда связанных с поведеньем людей и животных и стечением обстоятельств.

Нескончаемая череда случаев на охотах тянется из туманно далеких времен. Большинство их память не сохранила, но со времен письменности некоторые случаи на охотах до нас дошли, и поныне они наблюдаются постоянно.

Князь Владимир Мономах, живший девять веков назад, в своем «Поучении» наследникам в числе прочего рассказывает, как использовал в своих ловах прирученных пардусов (гепардов) и как однажды во время охоты в черниговских пущах два тура подняли его на рога вместе с конем. Лев Толстой участвовал в медвежьей охоте зимой и не был главным лицом на ней, но поднятый из берлоги зверь бросился именно на него. Дело, как и в случае с Мономахом, кончилось для молодого охотника благополучно.

Знаменитые люди в прошлом - князья, цари, полководцы, вельможи -  - были почти поголовно охотниками. Да и было на что охотиться! Знаменитый воитель князь Святослав Игоревич в свои походы не брал провианта для войска - кормились тем, что добывали охотой. Войско Ивана Грозного по пути на Казань кормилось лосятиной. Накануне Грюнвальдской битвы с тевтонами (1410 год) для войска славян в Беловежской пуще было добыто несколько сотен кабанов и оленей.

Из русских царей разве что Петр охотой не увлекался. Из знаменитых людей минувшего времени в заядлых охотниках значатся Пржевальский, Аксаков, Тургенев, Пришвин, маршалы Жуков и Рокоссовский, Хрущев, Брежнев. И совсем неожиданно... Иосиф Виссарионович, но в молодости, когда отбывал туруханскую ссылку. Свидетельство: «На стенах избушки его висели сети, капканы, лесы с крючками... Хозяина дома не было. Мы увидели его идущим от Енисея с только что пойманным трехпудовым осетром на плече».

И теперь - разные случаи на охотах. Сначала веселые. Вспомните, как Тургенев со своим Ермолаем стреляли уток на пруду орловского села Льгова, как потёк опрокинутый их дощаник, и охотники чуть не по горло оказались в воде. Случай, можно сказать, рядовой. О таком позже весело вспоминать, что и сделал Тургенев в знаменитом рассказе «Льгов».

Проезжая недавно по орловским землям, я заглянул в село и нашел прославленный пруд. На его месте качался тростник, и в самой середине его светлело оконце воды. Я попытался к воде добраться и, как охотники, едва вылез на сушу, не из воды, а из вязкой пучины заболоченного за полтораста лет места.

О случае с зайцем написал нам в «Окно» читатель из Липецка. «Собралось нас более дюжины - берегись, зайцы! Разбрелись в перелесках. Стрельбы было много. Ну, думаю, я самый неудачливый - одного лишь косого нёс в рюкзаке. Оказалось, я был единственным, кто хоть что-то добыл. У костра все кричат: «Покажи! Покажи!» Развязал я рюкзак, а заяц пулей из него выскочил и под хохот компании нашей благополучно утёк.

Я дробью, видно, только контузил зайца, и он в рюкзаке оклемался».

А для трех гусей на пролёте в Мордовии дело обернулось иначе. Пишет об этом мой друг Анатолий Яковлевич Митронькин. «Скучились с ружьями мы на опушке под елками. Видим, в поле пасутся на жнивье гуси. Но как подойти? Пока соображали, собаки вырвались и прямиком к стае. Ну, всё, распугают! Ан нет. Гусь - птица смелая. Собак нисколько стая не испугалась, испугались собаки, поскольку гуси с гоготом стали вдруг их преследовать и подбежали на выстрел. Ну и, конечно, трех потеряли».

А вот случаи драматические. В замечательной книжке «Записки мелкотравчатого» Егор Дриянский рассказывает, как погиб на охоте мальчик-подросток. Очень ему хотелось, чтобы удалая компания охотников позволила затравить хотя бы одну лисицу. Отец-помещик его поддержал, и юный охотник азарт и умение показал. Приторочив лисицу к седлу, сел он на лошадь и тронулся. И вдруг все увидели, как смирная его кобылёнка вдруг отчаянно понеслась. Мальчик сколько мог держался в седле, но все же из него выпал, а лошадь умчалась. Нашли мёртвыми мальчонку, лошадь и лисицу, притороченную к седлу.

Лисица, как оказалось, собаками в момент травли была потрёпана и прикинулась мёртвой (это у лис последнее средство спастись). Охотник по неопытности приторочил добычу не за шею, а за задние ноги, и лисица, очнувшись, впилась зубами в пах лошади. Та, конечно, со страху и нестерпимой боли рванулась бежать...

Еще один случай, столь же печальный, рассказал мне лет двадцать назад старый московский охотник. После войны пришлось вести борьбу с расплодившимися волками. И решили они втроем - два опытных зверобоя и сын одного из них - взять в клещи матёрого волка в лесу близ Наро-Фоминска. Двое сели в засаду, а младший ушел в загон. В ожидаемый момент отец услышал выстрел - «ну всё, волк взят...» И вдруг, спотыкаясь, бежит приятель его и падает на колени: «Степан, я Колю...» И зарыдал.

Подобные случаи на охоте нередки. Ожидавший в засаде зверя был возбужден и в сумраке леса меховую шапку загонщика принял за волка. Упреждая подобные драмы, скандинавские охотники, отправляясь в лес, непременно надевают красные шапочки.

О волчьих хитростях. В Тамбовской области у селения Тригуляй обложила компания охотников трех волков. Я среди них - с фотокамерой. Поставили меня на самое захудалое место - у ёлки возле дороги, на которой стояли два «газика»: волк сюда ну никак не мог побежать. Но я на всякий случай все-таки был наготове. Стою в белом халате за ёлкой, ёжусь от холода, камеру на груди грею. В тишине услышал дальние звуки загонщиков. Жду выстрела слева, и вдруг под березами в семи шагах от меня «нарисовался» волк. Увидели мы друг друга одновременно. Волк развернулся и сиганул в сторону, а я успел один раз «щёлкнуть». И это оказался единственный трофей на охоте - два других волка бесстрашно прыгнули через флажки. Почему «мой» волк выбежал туда, где ждали его меньше всего? Видно, опыт подсказывал: это место самое безопасное.

А погибший в Смоленской области от руки браконьера охотовед Яков Колесников рассказывал, как гонялись они за парой волков в лесостепи на вертолете. «Загнали их в небольшой лесной островок, в Сибири называемый колком. День был ясный. Видели хорошо, как волки скрылись в берёзах. Летим над колком - волков не видно. Делаем еще круг - следы ведут в лес, а волки как испарились. На третьем кругу мы все-таки их увидели - стоят на задних лапах, подняв передние кверху с упором в березы. Вот и скажи после этого, что у зверя мозги не работают».

И курьезный случай поведал мне один из лучших волчатников России мордвин Валерий Соснин. Волчатник он потомственный. Отец истреблению хищников посвятил жизнь и научил сына брать зверей не в компании охотников, а в одиночку. Лучшие результаты приносило подражание вою волков - «приходили на расстояние выстрела». Валерий добыл более двух сотен зверей, отец - чуть меньше.

А случай касается подвыванья волкам. «Однажды отец, услышав отзыв на вой, в ожидании задремал возле копёнки сена. Открывает глаза, а волк перед ним в трех шагах с удивленьем его разглядывает. Конечно, он не дал себя застрелить - метнулся в лунную полутьму, едва отец попытался поднять ружье».

И случай из моего путешествия по Кавказскому заповеднику верхом на лошади. Ехали мы без особой цели с другом Валентином Александровым, и с нами увязались двое охотников из Майкопа - убить для музея оленя. Была у них одна лицензия на отстрел. Каждое утро они уезжали, не разлучаясь, чтобы не убить двух зверей. Возвращались ни с чем - то не встречали оленей, то попадались неподходящие. И вот уже надо было возвращаться в Майкоп, и, чтобы увеличить шансы свои на добычу, в этот день решили охотники разделиться.

После обеда один вернулся, похвалившись добычей, но какой-то смущенный. Рассказывает: «Взял на мушку хорошего рогача, стоявшего возле одинокой скалы. После выстрела олень за неё забежал, и я добил его, когда он из-за скалы выскочил. Подбегаю - батюшки, два оленя убиты! Оказалось, за скалой стоял еще один зверь, и я принял его за подранка».

Мы как могли успокоили бедолагу и у костра с тревогой стали ждать второго стрелка. И он вернулся весёлый, с «хорошей» новостью - убил статного рогача.

Не буду описывать переживаний всех у костра. Поправить ситуацию было нельзя. Охотники не оправдывались, а мы с Валентином договорились о случившемся умолчать. И вот молчал я больше сорока лет. Теперь вот рассказываю - показать, какие разные случаи могут быть на охоте.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 39456 5

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт

работа в Харькове таможенный брокер