Дмитрий ТЫМЧУК. (20 апреля 2007)
Шпионы ограбили Украину на миллиарды долларов

Шпионы ограбили Украину на миллиарды долларов

Несмотря на регулярные отчеты Службы безопасности Украины об аресте наших или депортации иностранных граждан за кражу секретных сведений, подробности этих дел никогда не разглашаются. Потому у рядового украинца создается впечатление, что против нашей страны зарубежные разведки не работают и шпионов у нас нет. Это, конечно, не так. Против страны, в которой на момент получения независимости более 50 процентов предприятий выпускали оборонную продукцию (а значит, работали со сверхсовременными закрытыми технологиями) и сейчас при всей бедности имеются «взрослые» разработки, не шпионить просто невозможно.

Заметим, что с недавнего времени и Главное управление разведки Минобороны Украины законодательно обязано «помогать» нашему оборонно-промышленному комплексу (ОПК), работая, естественно, за рубежом.

Краденая «аннушка»

Вот, например, легендарный украинский военно-транспортный самолет Ан-70. Сколько европейцы ни вели с нашими авиастроителями переговоры о закупке перспективной «аннушки», в конце концов сказали: нам этого добра не надо. И тут же на свет появился проект аналогичного европейского самолета А-400М. Фактически брат-близнец из цикла «найди 10 отличий». Случайно ли сходство?

По поводу связи между Ан-70 и А-400М приходилось в свое время общаться с военным атташе одной из европейских стран, наиболее интересовавшейся проектом. Разговаривать о схожести украинского и европейского самолетов господин полковник тогда, пару лет назад, отказался. Аргументировал это тем, что посольства в коммерческие отношения между частными компаниями не вмешиваются. Лукавил полковник. Буквально через три месяца после разговора атташе досрочно покинул Украину. И, как удалось узнать из конфиденциальных источников, произошла преждевременная ротация не без вмешательства украинских контрразведчиков - причиной были как раз события вокруг рассекречивания для Европы Ан-70. А потом всплыло, что, стремясь заинтересовать ЕС, наши конструкторы сами же передали на Запад с десяток томов технической документации по Ан-70.

Пожалуй, это была самая блестящая операция разведок европейских стран против Украины в плане промышленного шпионажа. О ее успехе может судить даже неспециалист. Ведь только на этапе конструирования цена одного Ан-70 была около $50 млн, да и сейчас стоимость такого «борта» без всяких наворотов составляет не менее 30 млн долларов, потребность же, к примеру, Франции и Германии оценивается в 125 подобных самолетов. Плюс остальная Европа… А сколько надо было бы затратить денег и времени, разрабатывая все с нуля!

Поможем чужим разведчикам!

Французский исследователь истории и методологии промышленного шпионажа М. Денюзьер утверждает: «Современная научная, промышленная и экономическая информация, как правило, легко доступна. 95 процентов данных можно получить из специализированных изданий и научных трудов, отчетов компаний, брошюр и проспектов, раздаваемых на салонах и выставках». То есть задачей разведки остается получение недостающих 5 процентов информации, которые зачастую также можно раздобыть легальными путями.

…Не столь давно один из украинских так называемых «национально сознательных» политиков предложил оригинальную версию глобального засекречивания в Украине всех сведений, относящихся в том числе и к технологиям, которые могут интересовать иностранные разведки. Для этого, мол, необходимо лишь перейти во всех отраслях полностью на украинский язык. И тогда заморские разведчики, работающие на постсоветском пространстве лишь на русском языке, поломают зубы о нашу терминологию.

Подобный подход, понятно, при всем уважении к патриотизму и любви к родной речи может вызвать разве что улыбку. Но проблему терминологии и языка мы упомянули не зря. Дело в том, что в Украине на сегодня созданы все условия для процветания промышленного шпионажа, более того, сам отечественный ОПК делает все возможное, дабы облегчить иностранным разведкам работу.

К примеру, официальные новости отечественного оборонно-промышленного комплекса с техническим описанием новинок ОПК, полными ТТХ и иллюстрациями доступны в основном на английском языке (вспомним наиболее известный сборник Industrial Ukraine, единичные номера которого изредка дублируются на русском языке). С одной стороны, понятно: товар рекламируется для иностранных клиентов, в Украине его рекламировать бессмысленно (это с нищенским-то бюджетом наших вооруженных формирований), а с Россией вопросы решаются с помощью связей еще периода советской кооперации. Вместе с тем для аналитиков западных разведок созданы все удобства, ведь терминология и описания предоставляются уже на английском языке. При этом собственно украинские СМИ получают лишь крохи информации о деятельности родной оборонки. Абсурдно, но факт: информация о новейших украинских разработках куда более доступна на английском, нежели украинском или русском языках.

«Комплекс украинского оружейника»

Заметим также, что интерес для разведок представляют доклады на круглых столах, брифингах, семинарах, конференциях и симпозиумах, так называемое неформальное общение в ходе различных международных мероприятий такого рода, заполнение различных невинных на первый взгляд анкет. Весьма действенным в промышленном шпионаже считается ведение переговоров якобы для получения лицензии или закупки продукции. Это как раз вариант с Ан-70.

«Комплекс украинского оружейника» (позвольте назвать его так) ярко проявляется при выходе представителей нашего ОПК на международный уровень. У себя дома, за высокими стенами и колючей проволокой, рядами сторожей и линиями сигнализации заводов и КБ, наши оружейники привыкли беречь производственные секреты как зеницу ока. Причем бережемся мы от некоего виртуального шпиона, к чему нас приучали еще при советской власти (взять, к примеру, плакат: «Помни, противник подслушивает!» - какой противник, неизвестно). Однако, странное дело, при официальных контактах с иностранцами (где как раз наиболее вероятно встретить иностранных шпионов), особенно если речь идет о возможных заказах, о секретности моментально забывается!

В конце концов наша контрразведка не дремлет и, если верить ее отчетам, ловит постоянно шпионов да и своих легкомысленных граждан, имеющих доступ к секретам и выдающих их. Возникает резонный вопрос: почему факты успехов нашей контрразведки в противодействии иностранным разведчикам не разглашаются, как это принято во всем мире? Ведь реклама достижений спецслужб здесь только на руку: будет урок для других любителей выкрадывать чужие секреты, они после этого десять раз подумают, проводить ли вообще разведоперации.

В частных беседах сотрудники отечественных спецслужб объясняют такую скрытность властей просто. Например, Россия определяет недружественные для себя страны открыто, потому выявленных шпионов демонстрирует всему миру. У нас же «кругом одни друзья». Срабатывает, очевидно, опасение поссориться с Европой и прочими. Да и перед своей общественностью вроде как неудобно: сами называем их друзьями, а они, оказывается, шпионят против нас. Некрасиво как-то. Однако совершенно очевидно, что подобная стратегия никак не содействует укреплению безопасности нашего ОПК и промышленного сектора вообще.

СПРАВКА «КП»

В СССР планы агентуре утверждал лично генсек

Наиболее мощной структурой в истории промшпионажа считается Военно-промышленная комиссия (ВПК), действовавшая во времена СССР и подчиненная Политбюро ЦК КПСС. Помимо координации деятельности министерств и ведомств, связанных с военно-промышленным комплексом, именно ВПК занималась разработкой на основе заявок оборонщиков так называемого ежегодного разведывательного плана. Согласно ему ставились задачи различным разведорганам - КГБ, ГРУ, службам разведки стран Варшавского договора. Этот план утверждался лично генсеком ЦК КПСС.

Работая с открытой информацией - проспектами фирм, специализированными иностранными журналами и прочим, ВПК наносила ущерб только США (по оценкам ЦРУ) на 10 млрд долларов ежегодно.

КСТАТИ

Чтоб скрыться от шпионских глаз - мобилки вырубить приказ!

В странах Европы, как и в промышленно развитых государствах Азии, особое внимание уделяется противодействию средствам мобильной связи. Точнее, их использованию в целях разведки. Речь идет о мобильных телефонах со встроенными фото- и видеокамерами.

На европейских предприятиях уже существует практика запрета пользования такими аппаратами на территории производства в целях борьбы с промышленным шпионажем. А, например, в Южной Корее разрешено посещать производства только с аппаратами, имеющими генераторы шумов, то есть такими, в которых можно распознать процесс фотосъемки.

Сейчас руководство СБУ и у нас требует ввести подобные правила. И не только на предприятиях оборонки, но и в госструктурах.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт