Анна ПУПЧЕНКО, Наталья ДРЕМОВА (18 апреля 2007)
Тайны объекта №221

Тайны объекта №221

Комментарии: 5

Урочище Алсу находится под Севастополем. С крымскотатарского его название переводится как «красная вода». Так же звалось и расположенное здесь маленькое село. После войны его переименовали в Морозовку. В 80-х годах эта территория стала закрытой зоной и на военных картах значилась как «объект №221».

Мир тогда жил в ожидании ядерной войны, Советский Союз считали на Западе многоголовым драконом, который спит и видит, как бы проглотить другие страны. И мало кто знал, что в Алсу в то время начали строить уникальное подземное укрытие. В случае войны оно должно было сохранить штаб Черноморского флота, а также членов правительства и партийных деятелей.

Местная достопримечательность

В селе достопримечательностей немного: скит, где живет святой человек, потрясающей красоты пейзажи (именно поэтому в глухом углу стали активно выкупать землю под дачи) и реабилитационный центр для алкоголиков и наркоманов, ютящийся в бывшем КПП. А еще Ежик - местная знаменитость, успевшая «засветиться» несколько раз по телевидению.

Это 70-летний бездомный, который в советское время ушел искать смысл жизни в горы. Но как только он спускался на грешную землю, его тут же ловила милиция и сажала за нарушение паспортного режима. Поэтому Ежик спускаться перестал. На зиму запасался мясом: ловил и коптил впрок ежей, иногда до трехсот штук, за что и получил свое прозвище.

После распада Союза ловить горного философа перестали, но жить в селе он отказывался по-прежнему. Даже когда его заманивали к себе одинокие старушки.

- Ежик? Давно не появлялся, не знаем, жив ли еще, - пожимают плечами обитатели реабилитационного центра.

Жаль, если так. Одной достопримечательностью станет меньше. Зато главный объект, ради которого корреспондент «КП» прибыл в Морозовку, никуда не делся.

Знаменитый подземный командный пункт - целый город в горе - с дороги не виден. К нему нужно пройти пару километров, поскольку развилка, которая поворачивает туда, перекопана: так еще лет восемь назад пытались спасти объект №221 от разграбления.

Дом с «волшебными» окнами

Сколько десятков миллионов советских рублей успели вложить в Алсу, никто теперь не скажет. О масштабности проекта напоминают лишь многочисленные развалины: коробка пятиэтажного общежития для строителей, пропускные пункты, хозяйственные здания.

Остатки «былой роскоши» встречаются через каждые несколько метров пустынной дороги. Она петляет вверх к горе, и вдруг впереди неожиданно вырастает обычный двухэтажный жилой дом. Чем ближе к нему, тем более странным он кажется. Все выясняется в нескольких метрах от бетонной стены - оказывается, она плоская, как декорация на съемочной площадке.

- Маскировка, - объясняет Владимир Бойко, член Севастопольского клуба любителей фортификационных сооружений «Форт». - Только рядом понимаешь, что окна нарисованные и «дом» явно заслоняет собой что-то другое. Лет двадцать назад даже со спутника враги бы увидели тут «обычную» многоэтажку.

Подземный город расположен внутри скалы, под более чем двумястами метрами породы. Говорят, убежище могло выдержать прямой ядерный удар, а его обитатели до полугода продержаться в нем, ни в чем не нуждаясь.

- Вместимость какая? - задумывается Владимир. - Ядерного оружия внутри не имелось, и держать его не планировали. Для обслуживания достаточно небольшого гарнизона, а укрыться здесь должны были офицеры штаба Черноморского флота и их семьи. Сюда бы свезли партэлиту с Фороса и других курортов вблизи Севастополя. Думаю, если потесниться, то тысяч десять человек поместились бы. А пять тысяч существовали бы вообще комфортно.

Убежище строили с таким расчетом, чтобы успеть спрятать всех нужных людей. Севастополь числился среди городов, на которые в случае войны грозили обрушиться первые удары. Сигнал о ядерной атаке получили бы сразу после старта первых ракет с территории США, так что минут тридцать, а то и больше, у «посвященных» в запасе имелось.

Объект №221 забросили после развала СССР. Он был готов к тому времени на восемьдесят, а то и девяносто процентов.

Город в горе

Вход в убежище, а точнее, в один из его порталов, прямо за маскировочной стеной. Дверей давно нет: мародеры сначала ободрали цветной металл, затем занялись черным, а теперь разбивают железобетонные блоки, чтобы достать арматуру. Ходят байки, что она из какого-то особого сплава, за который больше платят. К слову, бетона и металла, вложенного в убежище, хватило бы на целый микрорайон.

- Ну, пошли, что ли? - Владимир кивает на темное отверстие впереди и, сделав несколько шагов, останавливается, чтобы глаза привыкли к темноте.

Дневной свет остается за спиной, и теперь только фонари освещают высокий, метров в пять, свод над нашими головами. Тишина почти абсолютная, каждый шаг отзывается эхом где-то далеко впереди.

В этой штольне могут запросто разминуться две грузовые машины. На стенах еще видны обрывки проводов, вентиляционные отверстия.

Воздух совсем не затхлый, дышится легко. Где-то недалеко был прямой выход - вертикальная лестница, по которой из убежища планировали выбираться на поверхность.

Стрелка на развилке указывает направление: «Блок Б». Одна из штолен уходит вправо, там поблескивает вода, а некоторые ходы затоплены. На несколько секунд возникает чувство, будто ты внутри компьютерной игры. Заброшенные подземелья, вьющиеся в темноту новые и новые ходы, торчащие штыри арматуры толщиной в палец мужчины… Вдруг сейчас выскочит навстречу какой-нибудь монстр? Но вместо персонажа квеста в луче света возникает наскоро сбитый деревянный стол. На нем разбросаны банки из-под консервов, пластиковые бутылки с водой, стоит даже термос. Да, встретиться здесь с работниками лома и кувалды не хотелось бы…

Мы идем прямо - через технологические отверстия, которые после постройки убежища собирались замуровать. Металлические лестницы, соединяющие их со штольнями, уже срезали.

Владимир исчезает в одном из таких отверстий и бросает мне сверху несколько деревяшек. Теоретически на них можно встать, подтянуться и влезть наверх, но зацепиться не за что. Ноги скользят, а в голову лезут правильные мысли о том, что пора садиться на диету.

Общими усилиями корреспондента «КП» втаскивают в дыру. Впереди открывается огромное сводчатое помещение, засыпанное обломками бетона. Стены ржаво-коричневые: на этот металл мародеры не покушаются, овчинка не стоит выделки, слишком тяжело отодрать его от стен. Хотя некоторые уже пробовали - об этом свидетельствуют многочисленные надрезы.

Дальше узкий проход - целая анфилада шлюзов: то ли шесть, то ли семь. Двери с них тоже срезаны, но могучие, чуть тронутые ржавчиной косяки вполне дают представление о толщине стали, которая должна была гарантировать безопасность укрывшихся людей. Здесь хотели разместить рабочие помещения. Задумывали планировку так: первый и последний этажи - для систем жизнеобеспечения. Второй и третий - жилые отсеки и кабинеты.

Полукруг тоннеля в этом месте прочерчен коридором, идущим посередине. Слева и справа - разделенные плитами отсеки, в которых одна стена полукруглая, одна ровная. С потолка свисает лохмотьями краска, кое-где содрана металлическая обшивка. На некоторых плитах виднеются сохранившиеся пометки строителей: «Дальше перегородок не ставить», «Уголок», «Перекрытие».

Индеец Джо

В таком убежище можно было не только жить, но и «культурно развиваться»: в нем предусмотрели постройку вместительного общего зала, где планировали показывать фильмы, проводить партийные собрания. Наверняка подумали и о библиотеке, отдельных кабинетах для «самых-самых».

- А вот здесь явно кто-то обосновался, - говорит мой спутник.

Точно, таинственный обитатель подземелья оборудовал себе в одном из отсеков настоящее гнездышко: вентиляционные отверстия аккуратно завязаны полиэтиленом, на входе прикрученный к стене болтами кусок металла. Через щель можно разглядеть, что стены внутри утеплены брезентом и стоит что-то вроде топчана. Можно лишь фантазировать, кому понадобилось убежище в убежище. Бомжи не поселятся в самых дальних отсеках, мародеры тоже предпочитают устраивать стоянки поближе к входу. Наверное, тут скрывается человек, у которого нелады с законом, такой себе индеец Джо. Но как он выкручивается с едой? Да и воду, затопившую штольни, тоже пить нельзя.

Чемодан без ручки

…Чтобы вернуться на поверхность, нам достаточно выйти через другую штольню. Ловлю себя на мысли: раз десять, не меньше, пожалела, что такое добро даром пропадает. Огромный военный объект после дележа имущества Черноморского флота СССР достался Украине и стал чемоданом без ручки: и приспособить некуда, и отдать жалко. А строили ведь, не щадя ни времени, ни сил, ни денег. Даже сейчас разграбленное и заброшенное убежище не поздно приспособить для дела. Фильмы, к примеру, в нем снимать или организовывать игры для любителей экстрима.

СПРАВКА «КП»

Строительство подземного командного пункта ЧФ в Алсу началось в 1977 году. Доверили его специалистам из Донецка. Убежище имеет четыре подземных этажа и два основных входа. От двух пробитых в толще скалы 192-метровых стволов отходят тоннели поменьше.

Общая площадь - 17,5 тысячи квадратных метров. Это самое крупное подземное сооружение в Крыму.

В ТЕМУ

Подземные байки

Севастополь испещрен, как сыр дырочками, самыми разными подземными объектами, которые начали строить еще полтора века назад. Про некоторые из них ходят легенды. В одних имеется зерно истины, в других - ничего, кроме выдумки.

Слух: на 35-й батарее, последнем оплоте обороны Севастополя в 1942 году (мыс Херсонес), сохранилось огромное количество замурованных подземных ходов, в некоторых из которых до сих пор лежат останки бойцов.

Факты: уцелевшая часть батареи хорошо исследована, замурованных подземелий не обнаружено. Человеческие останки можно обнаружить вокруг - людей здесь действительно погибло очень много.

Слух: в севастопольских подземельях находятся забытые склады с боеприпасами и ценностями.

Факты: действительно, есть множество бомбоубежищ с запасами консервированной воды и продуктов, залежами противогазов, обмундирования, медикаментов. В советские времена все это регулярно пополнялось и обновлялось, а потом ряд убежищ оказался заброшен. Диггеры и бомжи неоднократно находили такие склады.

Слух: объект №221 - тот самый «город в горе», где побывал корреспондент «КП», - в начале 90-х отдали некоему криминальному авторитету, который тренировал в нем своих «бойцов» и привозил на разборки неугодных. Там они и остались навсегда, и якобы кто-то когда-то натыкался в штольнях на одежду и вещи несчастных.

Факты: останки жертв бандитов здесь не находили (впрочем, в глубоких технологических колодцах пропавших никогда и не искали). Старую же одежду и оборудованные для жилья помещения в «городе» можно встретить и сейчас.


Дополнительные фото смотрите здесь>>

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа оценщика в Харьковепогода Котласновости артистов