Марина ЛУЧЕР («КП» - Запорожье») (26 марта 2012)
Максиму Дмитренко, отсидевшему восемь лет вместо пологовского маньяка, следователь покупает цветы, а губернатор обещает компенсацию

Максиму Дмитренко, отсидевшему восемь лет вместо пологовского маньяка, следователь покупает цветы, а губернатор обещает компенсацию [ВИДЕО БЕСЕДЫ]

Комментарии: 166
Максим до последнего не верил, что свободен. Фото Павла ВЕСЕЛКОВА.

Только на пятый день после освобождения голос Максима зазвучал веселее, а на губах появилась улыбка. В первые дни общаться с Максимом было сложно. Сдержанный, даже отстраненный мужчина отвечал на вопросы коротко и постоянно вздыхал - видно было, как тяжело ему даются воспоминания. 

Напомним, Максима освободили в четверг. Он отсидел в колонии восемь лет за преступление, которое совершил "пологовский" маньяк. 

После освобождения Максим поселился в Запорожье. Сюда к сестре перебралась его мама Ирина Леонтьевна, после того как сына посадили. Сюда же, в небольшую "двушку", поселился и Максим. 

- В Запорожье все очень изменилось. Мне даже трудно ориентироваться в городе. Кстати, в похожей ситуации я уже был. Распался Союз, а я отслужил два года в Прибалтике и вернулся в новую страну, - рассказал "КП" Максим. - Еще сейчас меня удивляют некоторые люди. Например, видел парня с длинными синими волосами. Меня это поразило. 

В родном городе Пологи дом семьи Дмитренко разрушен. Скорее всего, Максим и его мама не станут возвращаться туда, где парня когда-то посчитали насильником и убийцей. 

- Когда иду по Запорожью, со мной здороваются совершенно незнакомые люди и говорят: "Дай тебе Бог счастья"... Я сначала даже понять не мог, о чем они. А потом разобрался, что меня так пытаются поддержать, - говорит Максим. 

Скоро у Максима день рожденья - 7 апреля ему исполнится 37 лет. Как жить дальше, он не знает. Честно скажем, после общения с Максимом остается очень тяжелое ощущение. По его жизни и психике - словно каток прошелся. Суд, тюрьма и пять (!) зон его не сломили - нет, просто переломали и выбросили в жизнь совершенно другого. Он никому не верит и, что самое страшное, ни на что не надеется. Что будет делать? Как жить? 

- Не знаю, - отвечает на все вопросы. - Я не понял еще… 

Страшно то, что практически все то, что сейчас есть у Максима, ему дала тюрьма. До того как посадили, у 29-летнего парня работы толком-то не было. Окончил ПТУ, перебивался случайными заработками, но постоянно нигде не устроился. В колонии Максим научился делать чучела зверей и птиц. Говорит, что, возможно, на воле он будет этим ремеслом зарабатывать на жизнь. Но… Максим, у которого до несправедливого приговора не было ни одной судимости, теперь о преступниках и тех, кто освободился после справедливой отсидки, говорит "мы". С деньгами у него, конечно, туго. Но помогают друзья. Кто они? Люди, с которыми оказался в одной лодке последние восемь лет. 

Напомним, президент поручил губернатору Запорожской области позаботиться о том, чтобы Максиму компенсировали ущерб. Губернатор назначил встречу, ждет сегодня, в понедельник. Максим идти не хочет. И почему, понятно. Последние годы научили принципу: не верь, не бойся, не проси. 

Максим ведь не верил, что его оправдают и освободят. Ему обещали свободу в 2008 году, но он так ее и не дождался. И на этот раз сомневался до момента, пока перед ним не открылись ворота тюрьмы. 

Но к главе области, наверное, все же пойдет - мама очень просит. Кстати, небольшая, но очень много говорящая деталь: цветы, с которыми он пришел к маме домой, купил… следователь. Сам Максим пока не способен о таких простых вещах думать. Он пытается адаптироваться к новой жизни. В выходные он хотел пройтись по магазинам, купить новую одежду - но так ничего и не выбрал… Только денег на телефон положил и зарядку купил. Так и ходит в том, в чем вышел из тюрьмы: шапка, куртка, брюки - все черное. 

Осторожно интересуемся, ждал ли его кто-то, кроме мамы - нет. До суда у Максима была женщина - сейчас нет. Не дождалась. Возможно, и не ждала… 

А В ЭТО ВРЕМЯ 

Пятерых жителей Полог осудили за то, чего они не совершали. Когда установили, что показания люди давали под пытками, не составило труда разыскать тех, кто так "усердствовал". 

- Уже отправлены в суд три уголовных дела по обвинению сотрудников милиции, применявших к Каире, Демчуку и Марусенко, осужденным за Ткача, недозволенные методы следствия, - сообщает руководитель следственной группы ГПУ Анатолий Шайда. - На скамью подсудимых село уже семь бывших милиционеров и сотрудников прокуратуры. Всех их обвиняют в служебном произволе и превышении власти. 

Среди правоохранителей, ожидающих приговора, и двое тех, кто лично задерживал Сергея Ткача. Это полковник и майор, которые даже сначала получили награды за его поимку. 

Громкие дела еще будут. Ведь трое были незаконно осуждены в Днепропетровской области. ГПУ внесла предложение уволить пятерых судей, из-за которых пострадали невинные. Но решения пока нет. 

Сергей Ткач получил уже два пожизненных. Фото УНИАН.

 

СПРАВКА "КП"

Сейчас доказаны 55 умышленных убийств, покушений на убийство с изнасилованием женщин, несовершеннолетних и малолетних детей, совершенных Сергеем Ткачом с 1980-го по 2005 год. С момента задержания он написал 75 явок с повинной. В одно производство объединили 70 уголовных дел. Ткача дважды приговаривали к пожизненному заключению. В сентябре прошлого года в суд были направлены дела по еще шести эпизодам. Если вина Ткача будет доказана, он получит третье пожизненное. А по делам, которые сейчас расследуются, и четвертое. За преступления маньяка были несправедливо осуждены восемь человек. Один повесился, не дожидаясь суда. 

ПОДРОБНОСТИ 

В тюрьме Дмитренко ни на кого не жаловался 

Алла ДУНИНА 

За воротами тюрьмы мужчину никто не ждал, и следователи ГПУ сами отвезли его сначала на развалины дома, а затем - к маме в Запорожье. 

Максима Дмитренко обвинили в изнасиловании и убийстве 15-летней Светланы Старостиной. В день убийства он был в баре рядом с местом преступления. Парня задержали. Через несколько дней он дал признательные показания. Никаких других доказательств вины не было. В апреле 2004 года молодого человека приговорили к 13 годам лишения свободы.

- С 2004-го Дмитренко ни одной жалобы о давлении во время следствия не написал, в суде во всем сознался, - рассказывает "КП" руководитель следственной группы ГПУ Анатолий Шайда. - Отказывался общаться со следователем. И это очень тормозило расследование, ведь по данному эпизоду Ткач написал явку с повинной. С того дня мы занимались освобождением Максима. В прошлый четверг я приехал с постановлением об освобождении. Максима никто не встречал, и мы повезли его в Запорожье. Заехали в Пологи, посмотреть на его дом. Увидев развалины, очень расстроился. А прежде как увидеться с мамой, мы по дороге купили ему букет тюльпанов. 

В данный момент Максим Дмитренко попросил следователей не беспокоить его, дать возможность прийти в себя, немного адаптироваться на воле. 

- Чтобы собрать доказательства вины тех, кто из него вытянул признание, нам нужны его показания. Но мы решили не форсировать события, будем работать с Дмитренко, когда он будет готов, - сообщил Анатолий Шайда. 

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА 

Судьба, от которой никто не застрахован? 

Не сомневаюсь, что после истории Максима Дмитренко полетят головы - у всех, кто восемь лет назад вел дело, выбивал "чистосердечные признания", выносил приговор. Или не у всех - найдут крайних да и ограничатся. 

Можно предположить, что сами следователи, добивавшиеся признания у Максима любой ценой, сейчас сидят в Интернете и смотрят видео, на котором человек вышел на волю и не знает, что с этой волей делать. И, конечно, им самим стыдно, неловко, и цепляются они за оправдание, как утопающий за соломинку - действовали по правилам, как положено…

Но ведь и вправду, действовали они по правилам. И если уж разобраться досконально, не они - а система виновата в первую очередь в том, что у нас есть Максим Дмитренко и могут быть тысячи, подобных ему. И, главное, никто не застрахован от повторения судьбы этого парня, который получил свободу, но все равно пока что остался без будущего. 

Систему надо менять. Уголовно-процессуальный кодекс требуется новый для начала. Но что же мы видим? Проект нового - без сомнения, куда более справедливого УПК - "завис" в парламенте. Депутатам раздали тысячи страниц исключительно поправок к проекту. Нужны недели, чтобы основательно это все проработать, месяцы или годы, чтобы обсудить и принять. За это время множество людей, из которых по старым правилам будут выбивать в милиции чистосердечное признание, повторят судьбу Максима Дмитренко. 

Все понимаю - и важность принимаемого документа, и нежелание допустить ошибки, и осторожность. И все-таки... Может, кому-то выгодно это все затягивать? Еще год или хотя бы несколько месяцев продолжать жить в стране, где на любого человека найдется статья и где справедливость по-прежнему останется всего лишь красивой декларацией. 

Андрей ХРУСТАЛЕВ. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт