Олеся КУЧЕРЕНКО, Фото автора. (22 июня 2011)
Слова к песне «Двадцать второе июня» написал поэт с Полтавщины

Слова к песне «Двадцать второе июня» написал поэт с Полтавщины

Портрет Бориса Ковынева из книги «Колоски литературной нивы» Петра Ротача. Реальной фотографии поэта, увы, исследователям найти не удалось.

РЕДАКТОРЫ НАЗВАЛИ ТЕКСТ ПРИМИТИВНЫМ

Российский искусствовед Юрий Бирюков, работая над передачами телевизионного цикла «Песня далекая и близкая», наткнулся на очень интересную информацию, которую потом опубликовал в журнале «Родина».

- Поэт-песенник Сергей Красиков, редактор литературно-художественного альманаха «Поэзия», рассказал, что стих «Двадцать второе июня» в числе других принес ему однажды поэт Борис Ковынев и предложил опубликовать в разделе произведений, родившихся в годы войны, - рассказывает искусствовед. - Ковынев показал вырезку из фронтовой газеты со стихотворением, подписанным его фамилией. Однако члены редколлегии сочли текст примитивным и отказали в публикации.

Эта популярнейшая песня родилась в Украине в первую неделю войны. Кто положил стихи на мотив «Синего платочка» (композитор Ежи Петерсбургский), неизвестно. Но первым «Прощальную» услышал и записал в свой блокнот боец Немчинов 29 июня. А уже через месяц она стала по-настоящему народной.

Как выяснил искусствовед Бирюков, есть еще одно стихотворение полтавского поэта, ставшее народной песней. В фондах Российской государственной библиотеки он отыскал несколько сборников и газет со стихами Ковынева, и среди них был «Авиамарш»:

Там, где пехота не пройдет

И бронепоезд не промчится,

Угрюмый танк не проползет,

Там пролетит

стальная птица…

В 1927 году это стихотворение почти одновременно опубликовали газеты «Гудок» и «Красная звезда». Песня пошла в народ, снова потеряв имя автора.

ДРУЖИЛ С ЕСЕНИНЫМ

К сожалению, о самом авторе известно мало. До войны Борис Константинович был довольно известным поэтом. Закончил литературный факультет ВХУТЕМАСа (высшие художественно-технические мастерские в Москве). Первая его книжка стихов вышла в 1925 году. Вторая - «Последний из могикан» - в 1926-м. Одну из них рекомендовал к печати Максим Горький. А еще известно, что Ковынев дружил с Есениным.

После войны поэт печатался реже, ходили слухи, что даже сидел в тюрьме. А в 1970 году он умер.

- С трудом отыскал я его заброшенную, заросшую травой могилку на Ваганьковском кладбище, - писал Юрий Бирюков. - Но так и не сумел пока найти хотя бы его фотографию, чтобы поместить в моей книге «Распятые авторы знаменитых песен».

«С ВОСХИЩЕНИЕМ ВСПОМИНАЛ РОДНУЮ МИЛОРАДОВКУ»

Борис Ковынев родился под Полтавой в селе Марьевка. Корреспонденты «КП» решили попытать счастья: а вдруг удастся еще что-то узнать о забытом поэте у него на родине? Увы, ни один житель Марьевки даже не слышал ни фамилии Ковынев, ни Ковань (такую при рождении получил от отца Борис Константинович). Да и в сельсовете удивились нашему вопросу.

Зато в Полтаве удалось отыскать жену краеведа Петра Ротача, который раньше по крупицам собирал информацию о Ковыневе и даже переписывался с его женой в Москве. Она подтвердила, что поэт действительно родился в Марьевке в 1903 году. Его отец вернулся с российско-японской войны инвалидом и работал в акцизном ведомстве. Вскоре семья переехала в соседнее село Милорадово. Там Борис закончил начальную школу и поступил в Полтавское реальное училище. Сейчас в этом здании находится политехнический техникум.

- В войну в реальном училище расположился госпиталь. После бомбежки от него остались только стены, все архивы сгорели. Лишь в 1977 году здание реконструировали, - рассказала «КП» замдиректора техникума Людмила Стрелько. – Мы поднимали городские архивы и узнавали имена известных учеников училища, но про Ковынева информации не нашли.

Этому есть объяснение: вскоре после поступления Борис вместе с родителями уехал в Тифлис и больше на родину не приезжал. Там, в Грузии, начал писать.

«Детские годы, проведенные в Украине, оставили след на всей моей жизни и творчестве, - писал поэт на склоне лет. - Только я научился читать, как сразу увлекся произведениями Шевченко. В 8 лет под впечатлением и сам попробовал написать что-то».

Жена Ковынева писала полтавскому краеведу, что Борис из-за тяжелой болезни 10 лет был прикован к постели, очень рвался на родину: «В бессонные ночи часто рассказывал про детство и с восхищением вспоминал свою Милорадовку».

Во всех песенниках «Прощальную» подписывали народной песней.
Во всех песенниках «Прощальную» подписывали народной песней.

 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт