День и час, когда летал Гагарин, никогда не забудутся!

День и час, когда летал Гагарин, никогда не забудутся!

Комментарии: 14

Это был особый апрель. Наши журналисты и молодые читатели тоже не знают, какую радость мы все пережили. Все ждали: в космос полетит человек. Каким он будет? Что он может рассказать о полете? Насколько опасен будет этот полёт? О том, что все чувствовали в том знаменитом апреле, рассказывает ветеран «Комсомолки» Василий ПЕСКОВ редактору «толстушки» Наталье БАРАБАШ. 

Как это было…

- Пятьдесят лет минуло. Сколько всего большого и малого прошло. А вот Гагарина не позабыли. 

Помню, в газетах писали, что американцы послали на орбиту в качестве «пассажира» обезьянку, а наши - собаку Лайку. Ясно было: готовятся корабли с человеком на борту.

- Интересно, газеты об этом что-нибудь знали?

- «Комсомолка» в лице главного редактора  Воронова знала. До этого у нас в газете работала Тамара Апенченко. Ее пригласили на службу, где готовились летчики, которых стали звать космонавтами. Конечно, Тамара нарушала служебную тайну. Но служба - службой, а дружба - дружбой.

- Что важного могла Тамара сказать редактору?

- Могла сказать то, что Воронов уже знал. Ну, например, Тамара знала, каким был разговор главного конструктора С. П. Королёва. Он показывал технику завтрашнего дня и присматривался к молодым летчикам - интересовался их вопросами, задавал много своих. Гагарин Королёву сразу понравился - открытый, сообразительный, обаятельный, все ему было интересно. Кто будет первым, решалось перед стартом. Главное слово было за Королёвым. И Королёв в своем выборе не ошибся.

- Давайте теперь вернемся к 12 апреля.

- Накануне вечером Воронов позвал в свой кабинет. Тамара была явно взволнована. «Полет будет, скорее всего, завтра…»  - «Никому ни слова, - сказал Воронов. - Утром в машине слушайте радио. В доме Гагариных сразу позаботьтесь о снимках и быстрее в редакцию».

- Каким был день? Что запомнилось?

- День был обычный. Ночью выпал чистый апрельский снежок. Машины бежали с белыми крышами. Мы поставили свою «Волгу» в сторонке и открыли дверцы. Вдруг музыка в приемнике смолкла, и мы услышали хорошо всем знакомые торжественные слова: «Говорит Москва! Говорит Москва!..» Это было то, что мы ждали. Скорее в машину. И через пять минут мы были у дома, хорошо знакомого Тамаре...

Комнаты были уже наполнены соседями. Все с радостью толпились у телевизора и поздравляли жену Гагарина Валю. Две дочки Гагариных грызли яблоки и не понимали, что происходит. Мать то улыбается, то вытирает ладонью слезы…

На улице все говорили о Гагарине. 

Вспоминаю свою жизнь: конец войны и смерть Сталина. Так же вот волновались… 

В редакции столпотворение! Все спешат с расспросами. Главред всех собрал в Голубом зале. Мы с Тамарой отвечали на много вопросов. С особым интересом разглядывали фотографии. На мне лежала серьезная ответственность: Валя Гагарина неохотно дала домашний альбомчик - показать в «Комсомолке», боясь, что растащат снимки. Пришлось сказать несколько серьезных слов и просьбу: каждый снимок смотреть по очередности. «Вот он! Простой, явно умный парень… Это мать, это отец - деревенские люди… А это Валя с космонавтом грибы собирают. Гагарин на крыле легкого самолета. Прыжок с парашютом…»

Потом бегу в фотолабораторию - проявить сделанные в то утро снимки. Опять всё покажи. Так велик был интерес к человеку…

На другой день после полёта Гагарин на отдыхе в доме на Волге.
На другой день после полёта Гагарин на отдыхе в доме на Волге.

А в метро и на улицах - главные разговоры о нем, Гагарине…

- Вышла на другой день газета. Все увидели снимки. А где же сам Гагарин? Вас этот вопрос интересовал?

- Еще как! В редакцию несколько человек позвонили. «Видели пара- шютиста на поле, он нас приветствовал. Потом появились военные и куда-то увезли человека. Ясно, это был Гагарин…»

Мы в Москве пытались хоть что-нибудь узнать. В «Комсомолке» работал Павел Барышев. Он был специалистом по делам авиации. «Давай позвоним по «кремлевскому» телефону… Ответил нам (забыл фамилию) вежливый человек: «Я хорошо понимаю ваши заботы. Слушайте внимательно. Через час с Внуковского аэродрома в нужное место пойдет самолет. Вас возьмут. Но не опаздывайте…»

- Представляю, как вы кубарем летели к автомобилю. Вас ждали?

- Да, в дверях самолета стоял человек и смотрел на часы. Мы представились. И большая машина направилась на взлетную полосу. «Куда летим?» - спросил Павел двух проводниц, глядевших в зеркало. «Говорят, в Куйбышев, за Гагариным», - бойко ответила одна проводница. Самолет был пустой, кроме нас четверых и пилотов - никого. Через два часа мы сели в Куйбышеве на заводском аэродроме.

Никто нас не встречал, никому мы были не нужны. Молодой лейтенант спросил: «Вы куда?» Узнав, в чем дело, парень почесал в затылке: «Да что же с вами делать?..» Это был читатель нашей газеты, и он считал долгом нам помочь. «Я довезу вас в одно место. А там - по обстоятельствам…»

За городом на берегу Волги увидели мы большой дом. На воротах дежурный: «Вам кого?» Объясняем: «Мы из Москвы…» Зовет кого-то. И вдруг узнаем генерала Каманина Николая Петровича. Он молодым пилотом спасал челюскинцев. Получил Героя. Помнит: газета писала о нем. «А, комсомолия, пронюхали, где что лежит. Проходите. И тихо минут двадцать сидите». (Позже узнали: один из первых Героев Советского Союза приставлен был к первым космонавтам «дядькой»-воспитателем.)

- Сидели тихо. Наверное, разные «умные» вопросы готовили Гагарину?

- Точно! И, чтобы скоротать время, шары бильярдные катали. 

В это время по деревянной лестнице сверху сбежал невысокого роста майор. Он был один, и в первый момент мы решили, что это посыльный сверху - еще раз сказать, чтобы мы подождали. Но майор протянул руку:

- Здравствуйте. Это вы из «Комсомолки»?..

Батюшки, да это же он! Ну конечно, это Гагарин… Худенький невысокий майор вполне понимал ситуацию и так хорошо, так дружески улыбнулся, что мы сказали:

- Юра… - Мы просто иначе и не могли назвать.

Куда улетели из головы старательно заготовленные вопросы? Я мучительно думал: о чем же спросить? О самочувствии, о здоровье? Но подтянутый вид и эта улыбка исключали вопрос. Мы достали из сумки газеты… Это был хороший подарок. Гагарин внимательно, с улыбкой рассматривал снимки жены и старшей из своих дочерей. Просто сказал:

- Спасибо.

Нужен снимок! Не портрет. Портрет все уже видели. Надо в каком-нибудь действии. Лихорадочно соображаю: что же может делать космонавт в этом зале?

- Юра, играете в бильярд?..

- Давайте… - И опять улыбка.

Игры-то, понятное дело, не было. Минут десять потолкали шары. Потом, схватив камеру, я снимаю, совсем неуверенный, что снимки получатся (в люстре горели три слабенькие лампочки). Уже имея опыт фотографа, из бильярдного стола я «выжимал» все что можно. Крупно - шар! Он - как Земля… Мою творческую фантазию прервали два медика:

Валентина Гагарина у телевизора с детьми в то самое утро.
Валентина Гагарина у телевизора с детьми в то самое утро.

- Ну, наверно, уже довольно? Пойдем, Юра, пойдем…

И они пошли наверх. На середине лестницы майор оглянулся и подмигнул двум пьяным от радости журналистам: дескать, мы еще встретимся…

Передав в газету маленький репортаж, мы с Павлом стали искать ночлег. Но уснуть в ту ночь было нельзя. Перебирали подробности дня, разговор то и дело прерывался словами: «Какой парень!»

Утром мы сразу приехали на берег Волги, к уже знакомому дому. С верхнего этажа поступала информация: завтракает… одевается…

И вот Гагарин уже на пороге. День солнечный. Полюбовались Волгой. Снимки на память. И вот шеренга машин уже у самолета.

Весь завод на десять минут прекратил работу.

Гагарин на трапе с поднятыми руками. Минута прощанья. Гул голосов: «Га-га-рин! Га-га-рин…» Гагарин снова на трапе. Благодарно поднятые руки. «До свидания…» Самолет поднимается и берет курс на Москву.

В самолете, как и вчера, пусто. Прибавляется только один, но важный пассажир.

- Вы много раз потом встречались с Гагариным. Он менялся?

- Я сказал бы так: набирался мудрости. Ум, чувство такта, юмор, доброжелательность в нем были всегда. Я видел Гагарина в кругу друзей, на трибуне, на космодроме, за семейным столом, в дороге, на охоте. Всегда он был ГАГАРИНЫМ. 

Первое большое свидание с людьми на заводском аэродроме, 14 апреля.
Первое большое свидание с людьми на заводском аэродроме, 14 апреля.

Журналист из «Правды» рассказывал, как Гагарин в гостях у английской королевы за столом обратился к хозяйке с просьбой: «Ваше Величество, я вырос в деревне. Столько ножей и вилок не видел. Что брать вначале?» Хозяйка засмеялась и обняла Гагарина: «Милый, берите то, что ближе лежит. Я живу в этом доме, но тоже не знаю, зачем подают так много железок…»

- А в самолете поговорить удалось?

- Конечно, молча не сидели. Правда, разговором о полете Гагарина не стали беспокоить, боялись - «не расплескать» бы свежие впечатления…

На подходе к Москве к нашему самолету пристраиваются истребители сопровождения. Они летят рядом, хорошо видны головы пилотов.

Все самолеты снижаются до предела и летят над Кремлем. Московские улицы запружены людьми. Все хотят видеть Гагарина...

Самолет останавливается перед трибуной. Мы обнимаем Гагарина. Дверь открывается, и космонавт четким шагом идет по красной дорожке навстречу всем желающим обнять его.

Радостным был апрель 1961 года. Все приветствовали Гагарина. Слали ему письма и трогательные подарки. Я, помню, искал что-нибудь интересное подарить. И подарок нашелся. В том году я был в Африке и на память привез яйцо из гнезда страуса. Очень приятно было подарить что-нибудь земное Гагарину.

Всё это было, Наташа, пятьдесят лет назад.

Фото автора.

загрузка...
загрузка...

Политика

Австрийцы выбирают президента
Австрийцы выбирают президента 87

Лидером страны может стать кандидат от правопопулистской Австрийской партии свободы Норберт Гофер или представитель "зеленых" Александер Ван дер Беллен.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт